Домашний круг

  • Плескау

    Просто мне нравится это немецкое название русского города. Оно, на удивление для этого грубого языка, нежное, по-настоящему поэтичное, в общем, не бессмысленное: плеск волны в нем слышится, речной плес. Хорошее название, емкое.

    311
    0
    Елисеев Никита
  • Давно забытый вкус

    Наши предки поесть любили. К трапезе относились серьезно и в крестьянских избах,
    и в царских хоромах. А перечень блюд был таким, что читать его можно было долго.
    Увы, нынче не только вкус, но и названия многих яств забыты, рецепты утеряны,
    продукты, которые были для пращуров привычными, исчезли из обихода.

    303
    0
    Выдревич Галина
  • Белизна холста

    Зиму почему так любят писатели? Потому что она бела, как лист бумаги, на котором можно написать
    «самые мудрые, самые прекрасные иероглифы», как сказал Мао Цзедун. А можно ведь и изгадить лист, товарищ Мао… Но мы про это не будем. Мы про хорошее.

    319
    0
    Елисеев Никита
  • Долина радости

    Я ему не сочувствовал. И не сочувствую. Хотя каждый человек на земле достоин сочувствия.
    У каждого своя трагедия. «Все мы несчастные сукины дети», — написал Фолкнер
    и не раз повторял Сергей Довлатов. Но так или иначе, а от рукопожатия я уклонился.
    Уселся в кресло и сделал вид, что сильно утомлен. Рыжий парень — не дурак, все понял
    и принялся втирать про умное телевизионной девушке: «Инородцы очень много сделали для нашей империи. Я это знаю по истории своей семьи. Мои предки из Фриденталя, немецкой
    колонии…» Расчет был верен. Конечно, мне захотелось узнать про его предков, но уж очень
    я ему не сочувствовал. Остался сидеть в кресле, закрыв глаза и делано посапывая.

    374
    0
    Елисеев Никита
  • «Сбитень сладкий, на меду, грейтесь, люди, на ходу!»

    И в сильный мороз, и в сырую туманную погоду очень хочется согреться и защитить себя от возможной простуды. Способ есть. Это чашка горячего ароматного напитка.
    Нет-нет, речь вовсе не о чае, киселе или кофе. Мы будем готовить совсем другие угощения.

    373
    0
    Выдревич Галина
  • Снег, набухший водой

    Наконец-то снег. Вывалился из неба, сразу набух водой и раскис. Ничего, посидим дома, почитаем.

    357
    0
    Елисеев Никита
  • На белом камне

    На белом камне, но отнюдь не на мраморе. Мрамор очень тверд, а опока — мягкий камень. У Анатоля Франса есть такой роман — «На белом камне». Утопический. Такие совпадения приятны.

    310
    0
    Елисеев Никита
  • «Не дразни собаку — не укусит»

    Яркий задиристый Петух уступает место Земляной Желтой Собаке.
    Множественные перемены и калейдоскоп событий сменятся согласием, миром, безмятежностью. Хорошо-то как! Но, увы, полностью расслабиться не выйдет. Собака не любит безделье и бездельников, так что упорной работы не избежать, если вы хотите чего-нибудь добиться. (Впрочем, это и так понятно, кто бы ни покровительствовал очередному году.)

    304
    0
    Выдревич Галина
  • Немного про любовь

    Ветки голы. Голуби нахохлились на ветках.
    Снег тает моментально и превращается в грязь.
    Ноги мокнут. Носы хлюпают. В такую стылую, промозглую осень хочется прочесть про любовь.
    Любовь, какой бы она ни была, все же греет.

    274
    0
    Елисеев Никита
  • Прощальная поездка

    Все закрыть, завесить. Уехать до лета c промокшей до травы и черноплодки дачи.
    Посмотреть на лес, зелено-золотой (березы и ели) и попрощаться.
    Даже яблок в траве не осталось. Год был не яблочный. Это хорошо.
    В России яблочный год обычно — к какой-то беде, войне или еще какой-нибудь
    генеральной репетиции Апокалипсиса.

    308
    0
    Елисеев Никита
  • Для сугрева

    Вот уж и правда зима скоро. О прохладительных напитках, мороженом
    и окрошках даже думать не хочется. Организм, предчувствуя неладное,
    требует еды, причем обильной. Не хочется готовить полноценный обед?
    Выход есть. Рассольник или солянка.

    275
    0
    Выдревич Галина
  • Золотая осень

    Декадентское время года. В самом деле головокружительно красивое. Только смотреть лучше
    на «в багрец и золото одетые леса» из окон веранды. А если, соблазненный багрецом и золотом, потопаешь в лес, то вымокнешь и долго потом будешь сушиться. Лес аж сочится водой. Из последних белых вытекает вода. Чистые — червям тоже неуютно в такой столовке. И зябко, словно сам оказался в таком вот грибе. Лучше вернуться домой и почитать у натопленной печки про июнь.

    284
    0
    Елисеев Никита