Домашний круг

  • Warnas

    Как теперь добраться до этого места — не знаю. Подозреваю, что туда сейчас ездят
     маршрутки от Ломоносова/Ораниенбаума. Или можно на машине.
    Коттеджный поселок все ж таки. Тогда… Тогда мой дачный друг и сосед Валерка
    предложил доехать до Копорья и дальше на велосипедах. Валерка уверял, что там есть водоем, а в водоеме — раки. Раков я отродясь не ловил, но Валерка сказал:
    сунул палец в норку — и вот он, рак!

    224
    0
    Елисеев Никита
  • Вкусно. Мамой клянусь!

    Недавно мне довелось побывать в Грузии. О красотах, достопримечательностях,
    богатой истории, гостеприимстве и совершенно особых винах — разговор отдельный.
    Но кухня… Даже названия блюд ласкают слух, звучат как заклинание:
    чурчхела, бозбаш, чихиртма, мцвади, чакапули, кубдари…

    266
    0
    Выдревич Галина
  • Внезапное лето

    «Лето наступает внезапно, как немцы» (Виктор Шкловский). В самом деле, еще недавно — морось и зябко, голые ветви, и вот все взорвалось ликующей зеленью.
    Тюльпаны и нарциссы закачались под теплым ветерком. И прохлада, если наступает, не зябкая, а благословенная.
    В такое время (по контрасту) стоит почитать что-нибудь зимне-осеннее.

    236
    0
    Елисеев Никита
  • Мой отдых

    Есть воспоминания, которые греют. Вспоминаешь что-нибудь, и тебе становится хорошо. И становится сомнительным мрачный и неопровержимый тезис угрюмого Шопенгауэра: «Счастье — это отсутствие боли». Все так. Но есть ведь счастье и вне боли.
    Просто тебе хорошо.

    548
    0
    Елисеев Никита
  • Ягодка с бриллиантом

    Мы ее ждали-ждали, и она наконец-то пришла. Такая, о какой мечтали:
    и солнышко есть, и зелень молодая, и цветочки. Просто праздник какой-то.
    А к празднику хочется чего-нибудь вкусненького, сладенького — для души.

    559
    0
    Выдревич Галина
  • Подробности весны

    «Выставляется первая рама…» Скоро на дачу!
    Больше всего люблю весну. Все декадентские красоты зимы, вся пышность лета и «в багрец и золото одетые леса» осени для меня почти ничто по сравнению с голыми, мокрыми, оживающими и ожидающими листвы ветками.
    И воздух прохладный, влажный — чудо!
    Что бы такое почитать?

    548
    0
    Елисеев Никита
  • Опять и снова Рамбов

    Ничего не поделаешь, тянет меня в этот городок у моря, в этот парк с дворцами на холмах, где сейчас и птичий двор, и олений загон, и лебеди плавают в чистом круглом пруду.
    Тянет в это любимое место «полудержавного властелина» — Меншикова (вон какой дворец отгрохал) и самого несчастного и самого благородного из российских императоров — Петра III.

    220
    0
    Елисеев Никита
  • Воркование голубей

    Все засыпано снегом. Разумеется, белым, но каким-то усталым, готовым к исчезновению. Холодно, но солнце греет по-настоящему. И слышно воркование голубей, робкое, но уже страстное, уже весеннее.
    Может, ничего радостного в этих звуках нет, может, летучие грязнули жалуются, что лапки мерзнут,
    однако радостно. Весна.

    186
    0
    Елисеев Никита
  • Обед на Парнасе

    Погода непредсказуемая, настроение — тоже. Поэтому как никогда хочется устроиться на диване с книжечкой. А если еще и перекусить чем-нибудь, что особенно нравилось любимому писателю…

    220
    0
    Выдревич Галина
  • Добавь перчику

    У каждого на кухне есть волшебная палочка — специи, пряности, приправы.
    Одно движение руки, и самое неинтересное блюдо становится кулинарным шедевром —
    или вкуснейшее яство превращается в неописуемую гадость.

    1176
    0
    Выдревич Галина
  • Солнечная Оллила

    «Все нас из дому гонят дела, дела, дела. Может, будь понадежнее рук твоих кольцо…»
    Маршал Жуков очень любил эту песню Окуджавы. Уверял всех, что впервые услышал ее во время войны. И как ему ни доказывали: Окуджава написал и спел эту песню после войны, — твердо стоял на своем. Ну, в каком-то смысле Окуджава тоже эту песню услышал во время войны, неясным гулом услышал, а потом уж записал и спел.

    1157
    0
    Елисеев Никита
  • Петербургские записки

    «Петр Великий, Петр Великий! Ты один виновней всех, и чего на север дикий понесло тебя на грех?
    Восемь месяцев — зима, вместо фиников — морошка…» — не устаю твердить эти строчки Саши Черного.
    Особенно когда скользко. Вот сегодня — бац — и как та барынька из блоковских «Двенадцати», растянулся. Очень больно и обидно. Ничего, потер ушибленное место, пошел книжки читать.

    1316
    0
    Елисеев Никита