Домашний круг

  • «Неужели свершилось?..»

    …Вместо пятен возникли черты». В конце зимы что-то такое веет, душу обдает как бы весною.
    Мне, по крайней мере. Ну и не только мне: «Я люблю, чтобы был закат цвета ранней хурмы, и снег оскольчат и ноздреват, то есть распад зимы: время, когда ее псы смирны, волки почти кротки и растлевающий дух весны душит ее полки». Дмитрий Быков, как вы, наверное, догадались.

    194
    0
    Елисеев Никита
  • Тезка императрицы
    Девушка стояла в читательском алфавитном каталоге Публички и озиралась. 
    Я почти 30 лет здесь работаю и знаю этот ищущий взгляд. Знаю, что дальше последует. «Вы что-то ищете?» — Почти испуганно: «Нет-нет…» Потом обнаруживаешь искателя или искательницу в самых парадоксальных местах, например в служебном корпусе у директорского туалета.
    223
    0
    Елисеев Никита
  • Не припев
    В такую зиму, то морозную, то оттепельную, почему-то вспоминаются строчки Пастернака насчет того, что поэзия — пригород, а не припев. Может, потому, что 
    зима — для пригорода, а не для города: в городе белый снег разминают в черную грязь или раскатывают в скользкий лед, а в пригороде снег пушист. А может, потому, что зима очень поэтична. Помните, Блок писал, что поэт — это мальчик Кай, который в чертогах Снежной Королевы знай себе складывает слово «вечность» из ледяных букв. Почитаем поэтов?
    266
    0
    Елисеев Никита
  • География салата
    Если вам хочется быстро перекусить или обстоятельно поесть, если в вашем рационе только наилегчайшая пища или вы обладаете отменным аппетитом и предпочитаете наедаться впрок, если кухня — не ваш конек или вы считаете себя 
    отменным кулинаром — во всех этих случаях стоит обратить внимание на салаты.
    181
    0
    Выдревич Галина
  • Воспоминание о лете

    В такой декабрь, снежный, белый, пушистый, холодный, хочется вспомнить о дождливом лете. В то лето я был счастлив так, как никогда уже не буду. Наверное.
    Мы два дня гостили у приятельницы, которая возила нас по окрестностям «маленькой Швейцарии».

    238
    0
    Елисеев Никита
  • Белизна холста

    Январь бел. Вспоминается афоризм Мао Цзедуна: «Самый лучший лист бумаги — чистый лист, потому что на нем можно написать самые красивые, самые мудрые иероглифы». Не диалектически рассуждал товарищ Мао. Можно и самые мудрые написать, а можно и гадость какую-нибудь вроде «Винтовка рождает власть». Все одно: смотришь на белизну холста зимы, и хочется прочитать что-нибудь про искусство или про людей искусства — тех, что не портили белый лист…

    204
    0
    Елисеев Никита
  • Радость гурмана

    Новогодние каникулы с обильными столами закончились, на «оливье», холодцы, икру
    и заливное смотреть даже не хочется… Но есть-то надо! И чтобы пробудить крепко
    заснувший аппетит, самое время вспомнить о пище, которую предпочитают гурманы.

    216
    0
    Выдревич Галина
  • Рецепты от тоски

    Совсем скоро Огненную Обезьяну сменит Огненный же Петух. Птица интересная, своевольная, неординарная. Чтобы ей угодить, придется тщательно продумать и украшение дома, и гардероб, и сервировку, и меню. И если Петуху все это понравится, он подарит вам удачу, счастье и достаток.

    292
    0
    Выдревич Галина
  • Будущее прошлого

    Когда-то давно, в начале 1920-х годов, Евгений Замятин написал: «У русской литературы есть только одно будущее: ее прошлое».
    Понятно, что он имел в виду: надвигающийся тотальный контроль над всем, в том числе и над литературой, в условиях которого будущее застывает, развитие скукоживается. Но получилось у него нечто иное, гораздо более глубокое. В конце концов (вот парадокс-то) у любого явления
    есть одно только будущее — его прошлое.

    283
    0
    Елисеев Никита
  • Зима тревоги нашей

    Так назывался замечательный роман Джона Стейнбека про то, как клерк решил ограбить банк и что из этого вышло. Но я не о Стейнбеке. Я о зиме. Я любуюсь ею издали. Белый пушистый снег и все такое, но как-то на эту красоту смотришь — и (если знаешь Тютчева) вспоминаешь: «И все это есть смерть». Бр-р-р-р.

    516
    0
    Елисеев Никита
  • Яблочный год

    Яблок столько, что, если б не близлежащая конюшня, не знаю, что и делали бы. А так — мешками — добрым и мягким конским губам. До сих пор на безлистых ветвях висят алые яблоки. Вот я их вышел снимать, взобрался на ствол, глянул вверх и увидел за яблоками синее небо и белую чайку. Залюбовался, ну и сверзился, понятное дело. Поднялся и пошел стихи читать.
    Соответствующие красным яблокам, синему небу, белой птице.

    439
    0
    Елисеев Никита
  • За синим забором

    Фрейлина Тютчева (будущая Аксакова) была феерической дурой. Вообще, судя по дневникам самых продвинутых, интеллектуальных фрейлин (Смирновой-Россет, Александры Толстой) в этот отряд подбирали дам с IQ быка. Нет, не мычащего,
    яростно крутящего хвостом рогатого зверя, а железобетонной опоры моста.
    Фрейлина Тютчева занимала в этом отряде первое место.

    430
    0
    Елисеев Никита