Домашний круг

  • Крупа как праздник

    Сырой и, мягко говоря, прохладной осенью аппетит почему-то гораздо лучше, чем жарким летом. Но порой так не хочется проводить много времени на кухне… Что ж, вполне можно найти подходящие варианты: и сытно, и вкусно, и довольно быстро.

    83
    0
    Выдревич Галина
  • Торосы Торосова

    Вот Бог его знает, зачем мы тогда в это Торосово с приятелем заехали. Мне там точно нечего было делать. Приятелю, кажется, тоже. Какие-то дела у него были в Губаницах. Я просто сел покататься. Люблю, знаете ли, «проездиться по России» (Гоголь, если не ошибаюсь). Это было лето, сияющее и пышное, приятно вспомнить лето зябкой осенью

    78
    0
    Елисеев Никита
  • Свет осени

    Еще зеленое дерево, а за ним (сквозь него) — другое, уже все желтое. Небо серое, клочковатое, словно из грязной ваты. Тем ярче сияет желтое дерево. Фантастический букет. Гигантский, невиданный, да вот и увиденный. Воплощенный, зримый свет осени. Давно я фильмы не смотрел. Тоже, знаете ли, искусство.

    84
    0
    Елисеев Никита
  • Кот и поэтесса

    Жирный каменный кот сидел на постаменте, щурился, выгибал спину.
    «Оп, — сказал я, — тут и котов хоронили? Ничего себе...»
    Приятель улыбнулся: «Нет, это не могила кота. Это памятник коту Тотти, или Тутти...» — «Памятник? Чем же славен этот наследник Тутти?» — «Его очень любила одна гениальная шведская финская поэтесса». — «Не понял. Шведская или финская?» — «Писала на шведском, жила в Финляндии: шведская она или финская? Вот ее могила, кстати».

    144
    0
    Елисеев Никита
  • Сладкого Нового года!

    Нет-нет, никто не сошел с ума. В сентябре действительно наступает Новый год. С заката солнца 30 сентября (тут, правда, источники расходятся: некоторые предлагают начать 29-го числа) вплоть
    до позднего вечера 1 октября евреи отмечают Рош-а-Шана.
    На сей раз это уже 5780 год.

    135
    0
    Выдревич Галина
  • Императорский месяц

    Не зря август назван императором Августом. Пышный, торжественный,
    клонящийся к благородному упадку, с зеленой, чуть желтеющей короной
    на голове. Придворный (и любимый) живописец Рудольфа II Габсбурга Арчимбольдо знал, что делал, когда на портрете императора-алхимика, астролога составил
    его лицо из августовских плодов. Императору понравилось. Под августовским
    еще жарким солнцем и под порывами уже холодного ветра займемся-ка мы… стихами.

    126
    0
    Елисеев Никита
  • Память

    Зарядили дожди. В дожде всегда есть что-то осеннее, неизбывно-печальное. «И печаль — это форма свободы. Предпочел ведь еще Огарев стон, а не торжествующий рев, и элегию вместо оды».

    721
    0
    Елисеев Никита
  • Приятного аппетита, Инь и Янь!

    Вот уж воистину: век живи — век учись. Оказывается, еда —
    это не только полезно/вредно, вкусно/невкусно, но еще и мужская и женская энергии. И от их баланса зависят наши здоровье и красота.

    747
    0
    Выдревич Галина
  • Памятник дезертиру

    Существует это поселение со шведских еще времен, с XVII века,
    отсюда и финское название Werekte («возвышенная сухая гряда среди болота на пойме»),
    превратившееся со временем в Wirica, да так и оставшееся Вырицей.

    133
    0
    Елисеев Никита
  • Ворота на Запад

    Ворота были черные. Плотно заперты, да еще за решеткой. Поделены на прямоугольники,
    и в каждом — рельеф. Картинка. Нижняя меня изумила. Кентавр. Скачущий во весь опор человекоконь повернул человеческое туловище к преследователям и натягивает лук. И ветер раздувает его бороду. На воротах православного храма святой Софии — кентавр? Я повернулся
    к нашему гостеприимному хозяину, спросил: «А это что?» — «Кентавр», — ответил он с улыбкой.

    218
    0
    Елисеев Никита
  • Освежающий одуванчик

    В холодную пору мы уже как-то беседовали о согревающих нас продуктах, которые рекомендует аюрведа.
    Теперь поговорим о тех, что помогают охладиться.

    193
    0
    Выдревич Галина
  • Три поэта

    Слава богу! Лето! Солнце и дожди, ветер и зелень, и пестрый воробей на ветке рядом с кленовым листом. Вспоминается Василий Розанов: «Солнце древнее Христа». Как человек, интересующийся богословием, имею что возразить: может, и древнее, но не вернее. Как человек, интересующийся религиоведением, не могу не согласиться: первый (неудавшийся) очерк монотеизма, единобожия — религия солнца древнеегипетского гения и деспота Эхнатона. Первый монотеистический рельеф: диск солнца, а от него тонкие ручки-лучики с распахнутыми навстречу людям крохотными ладошками.
    В летние дни, когда солнце тянет к тебе ладошки, хочется поэзии.

    190
    0
    Елисеев Никита