22 сентября 2021
786
Дмитрий Синочкин

Противотанковая стройка

Генеральному директору компании «ЭврикаЛ» Юрию Мацко предъявлено обвинение в «повреждении воинских захоронений».

Мобильная версия для смартфонов и планшетов

Об этом сообщает сайт 47news. (см.). По части второй статьи 243.4 (в слову – внесенной в Уголовный кодекс в прошлом году) ему грозит от 2 млн рублей штрафа до 5 лет лишения свободы.

По версии следствия, компания ведет строительство в поселке имени Тельмана, рядом с мясоперерабатывающим комбинатом. Рядом находится принадлежащий фирме торгово-офисный комплекс «Эврика». Строится то ли еще один производственно-складской комплекс, то ли, по мнению местных, коттеджный поселок. Фирме «Эврикал» принадлежал участок 47:26:0220001:843 (по другим данным - 47:26:0220001:1248) площадью несколько га; надел имеет странный статус. Категория – «оборонка», назначение – для сельхозпроизводства, «по документам» - для сельхозиспользования, сообщает кадастровая карта. Юрий Мацко, по данным сервиса Rusprofile.ru, также является руководитель компаний «Эврикар» и «Эврикан», зарегистрированных по тому же юридическом адресу.

Во время войны здесь проходил Тосненско-Тельмановский противотанковый ров. Три года шли ожесточенные бои. Поисковикам удалось найти (частично) списки погибших и перечень захоронений стрелковой дивизии, пишет «КП-Петербург». (см.). Составили карту с предполагаемым расположением братских могил. По словам представителей Военно-исторического центра, карту они направили администрации поселка; в 2018 несколько раз просили допустить их на участок – собственник отказал.

В июне на площадке начала работать техника. Наткнулись на кости; рабочие продолжали вывозить землю вместе с останками. Процесс пресекли сотрудники Следственного комитета, Юрий Мацко определен под домашний арест. В уже раскопанной части поисковики обнаружили три медальона и останки не менее 15 человек.

Для ясности: мой отец, курсант-артиллерист, встретил войну под Лугой; дед, полковник-танкист, воевал в Карелии. Второй дед остался на Пискаревском. Так что мое личное отношение к деятельности компании «Эврикал» примерно понятно. Но это не отменяет ряда вопросов.

«Захоронение» - это ведь когда место известно, стоит оградка и хотя бы стела со звездой и табличкой? Или любые найденные останки?

На карте поисковиков, которая приводится в материале «КП» (ссылка выше), в поселке имени Тельмана и вокруг него - более 100 «точек». Это предполагаемые братские могилы. Большая часть – на наделах в частной собственности. Что дальше? Кто-то системно занимается этой проблемой, кроме волонтеров со скромными грантами? (Самодеятельность в этой сфере запрещена законом!) Ах, да, в бюджете денег нет, еле наскребли (с помощью пожертвований) 6 млрд рублей на храм Минобороны... (Цифры Znak.ru).

По закону, перезахоронение осуществляют местные власти (см.), сроки и источники финансирования не указаны. Тем более нет внятных указаний о каких-либо компенсациях владельцам, которые собирались было что-то построить, да не судьба.

Несколько лет назад региональные власти попытались установить границы мемориальной зоны площадью около 30 000 га. С жесткими ограничениями для строительства и хозяйственной деятельности. В нее попали, например, Кировское, Синявинское, Приладожскокое, Назиевское, Мгинское и Путиловское поселения, с сотнями деревень и садоводств. Верховный суд отменил это решение.

Незахороненных бойцов в российской земле, по разным данным, – от 500 000 до 1,3 млн. (Ничего разброс, да?) По Ленобласти – десятки тысяч. Искать и перезахоранивать – необходимо, найти для этого деньги и силы тоже. Как говорил один генералиссимус, «война не закончена, пока не похоронен последний солдат». Но превращать регион в мемориальное кладбище... Отцу и деду это точно не понравилось бы.

если понравилась новость - поделитесь:

comments powered by HyperComments

Последних
новостей