27 сентября 2020
754
0
Дмитрий Синочкин

«Жемчужный» снос

В садоводстве «Северная жемчужина» снесли дом. Владелец дома Александр Тараканов написал заявление; в отношении председателя СНП Андрея Кудрина и члена правления Вадима Русяева были задержаны в среду, 23 сентября. А 25-го суд их отпустил – потому что «не успел изучить документы».

Причины и следствия

Снос и превышение полномочий – кульминация многолетнего конфликта. Господ Кудрина и Русяева также подозревают в многомиллионном мошенничестве с участками и средствами садоводов.

Садовое некоммерческое партнёрство «Северная жемчужина» было создано в 2006 году. Земля принадлежит федералам; территорией распоряжалось Минобороны, затем – Росимущество.  В 2010-м был Росимущество передало в аренду СНП 150 га между Сертолово и Белоостровом.

Территория поделена на 1014 участков; по данным кадастра, она относится к землям промышленности, обороны и пр. Приватизация наделов возможна только по соглашению с Росимуществом; регистрация построек – через суд. Большинство садоводов распоряжается участками на основании договоров субаренды. Это важно: собственников здесь мало! А значит, и закон о садоводах на СНП распространяется лишь отчасти. И правление фактически неподконтрольно.

Изначально в правление СНП входили несколько человек (включая Андрей Кудрина и Вадима Русяева). Основная масса садоводов получила непонятный статус «кандидатов в члены СНП» – без права голосовать и без доступа к финансовым документам. Почему люди платили практически полную рыночную цену за участок в субаренде, с неясными перспективами – загадка. Впрочем, граждане до сих пор и неразмежеванную «сельхозку» покупают под дачи, а потом годами судятся…

Схема управления, созданная в партнерстве, давала обширные возможности для злоупотреблений.

В постановлении о возбуждении дела указано: Андрей Кудрин «распределил» себе и супруге 69 участков, Вадим Русяев и члены его семьи получили 62 участка. В распоряжении редакции «Пригорода» есть, например, протокол собрания правления (11 человек) от 2013 года. На собрании г-н Кудрин предложил: «Поскольку действительные члены СНП потратили много времени, сил и средств для создания садоводства, предлагаю освободить их от вступительных, целевых и членских взносов». Кстати: целевой взнос – 750 000 рублей, вступительный – от 520 000 до 920 000, в зависимости от места…  Бесплатными для пользователей стали 170 участков. Из них 65 принадлежат Андрею Кудрину и его супруге, 60 – Вадиму Русяеву…

Дальше включалась простая схема. Арендованные участки выкупались по кадастровой стоимости – примерно по 30 000 рублей - и продавались на свободном рынке, уже по 1,5-2 млн рублей…

Субарендаторам протокол, естественно, не показывали: с какой стати?

Действия и противодействия

«Промежуточным» статусом земли многие были недовольны. Но с недовольными управлялись еще проще: перекрывали подъезд к участку, отключали электричество; угрожали исключить из «кандидатов» (решением такого же собрания из 10 человек) и расторгнуть договор. То есть – отобрать землю.

Активисты не угомонились. Писали жалобы и заявления. Александр Тараканов был одним из тех, кто подписал заявление в ОБЭП. Через несколько дней, в апреле 2019-го на него напали и избили. (Перелом челюсти). По словам Тараканова, в акции устрашения участвовали несколько человек, в том числе Вадим Русяев. По факту избиения в ноябре (!) было возбуждено уголовное дело; дознание четыре раза приостанавливали, но возобновляли по требованию прокуратуры. Затем прокурорским это, видимо, надоело, и в июне 2020-го дело забрали у местных дознавателей на уровень района.

Кстати, садоводы уверены, что в местные, да и в районные правоохранительные органы обращаться бесполезно – у правления, мол, там «все схвачено».

Тем не менее в октябре 2019-го Следственный комитет ЛО возбудил уголовное дело по злоупотреблениям; начались проверки; расследование также несколько раз приостанавливали и возобновляли по требованию прокуратуры.

В заявлениях садоводов приводятся интересные подробности.

Нет подтверждения расходования средств, собранных на электроснабжение (около 149 млн рублей) и на водообеспечение (54 млн рублей); заключаются контракты с компаниями, аффилированными с руководством СНП, работы выполняются частично или не выполняются вовсе (ориентировочный ущерб – сотни миллионов рублей)…

Документы выложили на отдельном сайте – s-zhem.ru. Проверка, проведённая сотрудниками УБЭП, пришла к выводу, что Кудрин и Русяев вывели со счетов садоводства не менее 710 млн рублей. (Позднее в сообщениях СК звучала сумма 400 млн рублей). Вполне вероятно, что часть «неучтенных» денег действительно пошла на благоустройство. Еще более вероятно, что далеко не все и что бухгалтерия сильно не в порядке.

Ситуация стала напряженной. Правление резко активировало процесс перевода части «кандидатов» в «действительные члены». (Сейчас их более 400). Местные правоохранители вмешиваться не спешили; жалобщики добились, чтобы расследование передали в Москву.

Дом и суд

Правление СНП решило: на войне как на войне. Один из неадекватных шагов – снос дома. Правовых или экономических оснований для этого не было: опять же – устрашение в чистом виде.

Предыстория, кратко. Александр Тараканов в 2015-м заключил с СНП договор субаренды (до 2057 года), предусматривающий, в частности, возведение строений на участке. Построил двухэтажный дом, перевёз семью.

В 2016-м «Северная жемчужина» перезаключила договор с Росимуществом. И от субарендаторов также потребовали «обновить отношения». Но г-на Тараканова из «кандидатов» исключили, и в перезаключении договора - отказали, так как он «не член СНП». Он обратился в областной суд, СНП подало встречный иск – о выселении. Суд в апреле 2019-го отказался и понуждать СНП к заключению договора, и выселять Тараканова. И отдельно отметил: дом построен законно, самовольной постройкой не признан.

Тем не менее 2 сентября 2020-го «неустановленные сотрудники» фирмы «Рентал Тех», действуя по указанию Андрея Кудрина (он находился рядом), дом Александра Тараканова снесли.

Мы направили Андрею Кудрину запрос. (За день до задержания). Он ответил:  «В реестре садоводов СНП «Северная жемчужина» А. Тараканова нет… Никаких прав на участок у Тараканова нет с 2018 года. Им были предприняты попытки зарегистрировать права на временное сооружение на свайном фундаменте. В этом ему было отказано. Участок предоставлен другому лицу, которое и занимается его освоением. В процессе работ временное сооружение было демонтировано». («Другое лицо» – это гражданка Таджикистана Одинаева; следствие полагает, что договор с ней заключён фиктивно, именно – с целью уничтожения имущества.)

Дальше начался цирк. Когда оперативники со следователем задерживают подозреваемых, у них есть 48 часов, чтобы суд установил «меру пресечения» - подписка о невыезде, домашний арест, арест. В зависимости от тяжести содеянного и от того, могут ли подозреваемые скрыться, уничтожить улики, надавить на свидетелей и потерпевших (вспомним историю с нападением на Тараканова, да?) и т.д. 

Всеволожский суд в пятницу, 25-го, заседал весь день - с 10 утра до 18 вечера. Изучал документы, опрашивал потерпевших. И не принял вообще никакого решения. Ну, не успел. А поскольку срок для избрания меры вышел, обоих подозреваемых освободили и отпустили по домам. Обязав явиться в понедельник…

«Первый раз такое вижу!» - так, по словам потерпевших, отреагировал следователь на решение судьи.

Мнение редакции

Недвижимость – история долгая. Мы прекрасно можем себе представить, как 15-20 лет назад оборотистые люди на «понятийных» договоренностях получали серьезные куски земли под садоводства – например, для военных (армию как раз сокращали). А потом эту же землю можно было продавать на рынке. Затраты на дороги и минимальное электричество окупались с первых 10-15 продаж. Далее какие-то средства вкладывали в обустройство – но все равно земля исправно генерировала поток «налички», из которого так несложно было направить ручеек в собственный карман.

А вокруг – лесные земли с непонятным статусом, полигоны, от которых армия вроде бы даже готова отказаться; муниципалитеты, в которых тоже хватало людей «с понятиями».

Беда в том, что любые операции с землей оставляют след. И даже через несколько лет можно поднять документы и понять, что именно происходило.

Кроме того, меняется земельное законодательство; вступил в силу новый закон о садоводах. Ситуация становится прозрачнее, и практики, которые раньше выглядели вполне обычными (например, собирать взносы «наличкой» и не отчитываться) теперь выглядят дико.

И если в садоводстве заводится группа «смутьянов», готовых тратить время и силы, собирать бумаги и получать бесконечные отказы, готовых рисковать и идти до конца – то ли во имя справедливости, то ли просто ради нормальной схемы управления – шансы у неё не нулевые. На местном уровне, как правило, правоохранители и чиновники прикормлены. (См. выше, про «ручеек»). Районные – или в доле, или не хотят вмешиваться в дела СНТ-ДНП-СНП. (Формально – какие основания у главы Всеволожского района Андрея Низовского вмешиваться в конфликт между федеральными арендаторами и субарендаторами?) На областном уровне – уже не факт. Если удается достучаться до Москвы… Нет, разбираться в деталях там точно не будут. Но прокурору или губернатору могут укоризненно заметить: «Что там у тебя садоводы бузят? Ты давай, прекращай…»  Дальше – как повезет.

Например, системная история афер с участками, известная как «кадастровое дело» (или «дело о летающих участках») дошла аж до президента…

К сожалению, мы вынуждены сдавать материалы в типографию, не дождавшись следующего заседания суда. «Пригород» будет внимательно следить за развитием этой истории.

comments powered by HyperComments
Последних
новостей