290
0
Елисеев Никита

Преображенная действительность

«Обожаю сплетни! В фактах можно запутаться, а сплетни рано или поздно выведут к истине!» — говорит Ганс Ланда из тарантиновских «Бесславных ублюдков». Сплетня недаром сплетня. В ней сплетены разные факты, перепутаны, смешаны с вымыслом, каковой тоже ведь не на пустом месте возник.

 

Маркс и самураи

 

Меня всегда интриговало одно предсказание Карла Маркса по поводу грядущей (неизбежной) русской революции. Канун освобождения русских крестьян. Маркс рассуждает. Если Александр II освободит крестьян (с землей, без земли, с частью земли — неважно), неизбежно дворянское (помещичье) недовольство, которое перерастет в яростное реакционное сопротивление. Царю придется или радикализировать реформы, или вовсе их свернуть. В любом случае структурные реформы Александра перерастут в революцию.

«Тогда, — писал Маркс, — наступит русский 1793 год. Террор этих полуазиатских крепостных будет ужасен, но зато на место фальшивой, псевдоевропейской, декоративной цивилизации будет установлена общечеловеческая...» Интересно, правда? Во-первых, интересно то, что Карл Маркс был согласен со славянофилами относительно ненормальности петровской цивилизации. Во-вторых, интересно то, что Маркс ошибся лет на 60... Русский 1793 год наступил не в 1861, а в 1917-м. И впрямь ужаснул весь мир. В-третьих, Маркс не ошибся бы ни на йоту, если бы вместо России рассуждал про... Японию.

Современник Александра II, японский император Мейдзи, приступил к такого же типа реформам. Поначалу не столь радикальным, не столь структурным, как его русский... коллега. Запретил самураям носить мечи. Самураи (не за земли, не за крепостных) за свои мечи полезли на американские пулеметы (завезенные Мейдзи из-за моря). Результат: радикализация реформ. Парламент, например. А почему японские самураи оказали сопротивление, а русские самураями не оказались?

Потому что были заражены и заряжены западным либерализмом и даже революционаризмом? Это далеко не так. Провинциальное, поместное дворянство вовсе не было в восторге от реформ Александра II. Чтобы услышать голос этих недовольных «зубров», настоящих крепостников, нужно прочесть сонет Бориса Садовского. Написан этот сонет потомком тех дворян в 20-е годы, но эмоция — оттуда, из детства. Слышал, как дедушка ругмя ругает императора: развел стрекулистов-нигилистов, нас, дворян, помещиков (опору трона) ограбил.

С удовольствием цитирую эти энергичные, яростные строки:

 

Чудовище кровавое завыло, / Ему внимает Александр Второй. / Что сыну завещал отец-герой, / Все малодушно позабыто было. // Свобода-ложь, как коршун, разорила / Столетиями выкованный строй. / Царь тешился двусмысленной игрой, / Пока под ним земля не заходила. // И поздно оглянулся он с тоской: / Враги несметны, как песок морской, / Друзья и слуги сражены обидой. // Где бил фонтан — болотная вода. / Предатель-царь наказан Немезидой. / Подземный гул не стихнет никогда.

 

Ну и почему люди, которые так ненавидели реформатора, реформам не сопротивлялись? На весь знатный Петербург нашлась одна только пожилая фрейлина Смирнова-Россет (подруга Пушкина и Гоголя). В день отмены крепостного права собралась с духом. Купила букетик фиалок и пошла... в одиночный пикет: класть фиалки к подножию памятника Николаю Первому? Хребет переломали русскому дворянству в 1825 году. Убили храбрость и безбашенность. Оставили слуг, а не дворян.

Но... но... (и это «но», как «тпру») неужели недовольство реформами реакционной знати и реакционного поместного дворянства (они же не без оснований восприняли освобождение крестьян как свое ограбление) выразилось только в устном (с глазу на глаз) злопыхательстве и одном (прописью: ОДНОМ) букетике фиалок? Неужели они так были напуганы картечью на Сенатской и виселицами на кронверке Петропавловки?

 

«Нетка»

 

Эту игру придумал и придуманную описал Набоков в «Приглашении на казнь». Есть собрание неких странных, скособоченных, непонятных предметов. И есть зеркало, искажающее реальные предметы. Если это зеркало под определенным углом поднести к скособоченным, непонятным, невообразимым предметам, то они сделаются понятны, они выправятся и из них можно составить цельную картину. Видную только в это специальное зеркало.

Сплетня, слух или легенда и есть такая «нетка». Нечто нелепое, ни в какие ворота, но ведь дыма без огня не бывает? Надобно уметь поднести к «нетке» специальное зеркало, расплести сплетню, тогда, может быть, выберешься к истине. Сейчас вам будет показана «нетка». С зеркалом (сами понимаете) у меня заминка. Однако что-то в этой «нетке» есть. Что-то есть.

Пришел ко мне в Публичку краевед. Занимается историей Преображенской мызы, или Преображенки. Деревенька такая в Кингисеппском районе. Дом барский сохранился. Красно-кирпичная архитектура. Вторая половина XIX века. Революционное, кстати, решение. Никаких лепных украшений. Кирпичное здание и само по себе может быть красиво. Разве что изразцы над окнами и под двускатной крышей. В советское время в этом доме располагалась психиатрическая лечебница. Лечили там в основном местных алкоголиков от белой горячки... и местных бунтарей.

В начале 60-х годов гэбуха и гансы ланды от советской психиатрии лихо придумали «вялотекущую шизофрению». Чтобы решать проблемы не только с антисоветчиками, но и с любым, кто попытается бороться с местными властями, буде то снос старого здания или несправедливое увольнение. Псих. «Вялотекущая...» Во время «перестройки» психиатрическая лечебница закрылась. Ее персонал и бывшие пациенты нынче живут в Преображенке. Здание — пусто. Двери, окна заколочены, но до сих пор видно: «Помещик крепко строился...»

Краевед пришел в Публичку узнать, что у нас есть про Преображенку. Странные люди — энтузиасты-краеведы. Сначала идут в архивы, роются, копаются там, а уж потом — в Публичную библиотеку. В печатных-то источниках всяко будет меньше материала, чем ими накопанного. Но раз пришел, обслужить надо... Прекрасная книга Мурашовой есть про дворянские усадьбы Кингисеппского района. Справочник есть: К. С. Башкиров, С. Ю. Штейнбах, «История и геральдика земли Ленинградской».

Справочник (в отличие от книги Мурашовой) аховый. Не могу не заметить в связи с этим, как неправо судят те, кто Интернет чтут ниже печатного источника. Дескать, в Интернете все врут. Уверяю вас: в печатных источниках врут не меньше, а может, и больше, чем в Интернете. Итак, я взял аховый справочник с полки. Нашел там про Преображенку (в главке о деревне Куземкино) и... ахнул.

Дальше была процитирована (невольно) сцена из «Криминального чтива». Помните, там Винсент Вега открывает плоский чемоданчик и замирает, а негр Жюль окликает товарища: «Винсент, Винсент, все в порядке?» Винсент, встряхнувшись, закрывая чемоданчик: «Да... Все в порядке». Вот так и мы с краеведом: «Все в порядке?» — «Да. В порядке» (протягивая краеведу раскрытую книгу и уже представляя, что он, знающий все или почти все про Преображенскую мызу и ее хозяев, скажет по поводу нижеследующего абзаца).

«Полковник В. А. Биппен владел Преображенской мызой, д. Остров, д. Карколье, Струппово, Новая Кирьямо, Коровино. С 1885 года был попечителем Кракольского реального училища. В 1821 году начал строить новый усадебный дом.
По некоторым данным, В. А. Биппен входил в организацию, целью которой было покушение на Александра II, который провел реформу 1861 года. Исполнение приговора якобы было поручено полковнику, но он не сумел убить царя. Возможно, была какая-то другая причина, но известно, что Биппен покончил жизнь самоубийством. Похоронен он был в Преображенке, на кладбище поместья, на северной стороне железнодорожной насыпи (до ВОВ через Преображенку проходила узкоколейка в сторону Финского залива). После смерти мужа делами стала заниматься его жена, а обязанности управляющего имением взял на себя его брат».

Даже я (всего только увидевший фотографию заброшенного барского дома и прочитавший про то, что Карколье — деревня) и то понял: что-то тут не то. Красно-кирпичные здания почти без декора в 1821 году даже в столицах не строили, не говоря уж о глухой провинции. Если Карколье — деревня, то какое там может быть реальное училище? Реальные училища и гимназии были в городах. В деревнях — спасибо если церковно-приходская школа имелась.

Краевед, прочтя абзац, остолбенел и объяснил свое остолбенение. 1) В 1821 году владелицей имения, куда входили все перечисленные деревни, была Анна Федоровна Биппен. 2) После ее смерти имение было поделено между ее двумя сыновьями: полковнику Александру Николаевичу Биппену (1834–1888) досталось Коровино с прилегающими деревеньками, действительному статскому советнику Василию Николаевичу Биппену (1832?–1862? — даты рождения и смерти предположительны) — Преображенка с прилегающими деревеньками. 3) После бездетной гибели Василия Николаевича Александр Николаевич (полковник) стал владельцем всего имения. 4) В Карколье (ныне район Усть-Луги) никакого реального училища не было. Была церковно-приходская школа, построенная благодаря финансовой помощи местных помещиков, Александра Николаевича и его сына Василия Александровича Биппенов. 5) После смерти Александра Николаевича имение досталось Василию Александровичу, о котором... увы... никаких сведений раздобыть не удалось, кроме того, что он был последним владельцем. 6) При нем-то и было построено краснокирпичное здание барского дома, будущей психиатрической клиники.

Были и седьмой, и восьмой пункты, но я их забыл.

 

Зеркало

 

Был вывод: «Они (Башкиров и Штейнбах) все врут...» Я призадумался и возразил: «Не врут, а путают. У них отец и дядя (Александр Николаевич и Василий Николаевич, полковник и действительный статский советник) слиплись в сына и племянника, В. А. Биппена; церковно-приходская школа стала реальным училищем, а дом, построенный в конце XIX века, у них начал строиться в 1821 году... Это — путаница, а не вранье».

Краевед ничего не возразил. Тогда я его спросил: «Вы сказали, что действительный статский советник Василий Биппен погиб?» — «Невыясненные обстоятельства смерти. Даже точная дата смерти не известна...» — «Рождения, кстати, тоже. И похоронен был на родовом кладбище, давно уже уничтоженном?» — «Да... Вы о чем? Чтобы Александр Николаевич и Василий Николаевич были связаны с «Народной волей»? Этого быть не может. Верноподданные дворяне. Да в начале 60-х (если говорить о Василии Николаевиче) никакой «Народной воли» и помину не было...» — «Я не о «Народной воле». Не о революционных организациях, а про организацию, реакционную...»

Краевед только рукой махнул: «Это — полный бред. Разве можно такому источнику доверять? Они же все перепутали, наврали...» — «Факты перепутаны, но они есть. Местная легенда, местный слух, местная сплетня. Стоит прислушаться. Дыма без огня не бывает...» — «Не стоит. Дым без огня бывает, уверяю Вас...»

Так и поговорили. Однако я до сих пор жалею, что нет у меня зеркала, чтобы поднести к «нетке»: гибель действительного статского советника, Василия Николаевича Биппена, — поставить под нужным углом и поглядеть: что ж там было-то, на самом деле? С чего такая сплетня возникла, с чего такой слух пошел.

Оно, конечно, непредставИм действительный статский советник с заряженным револьвером на царя-батюшку, какие бы царь-батюшка реформы ни проводил. А ну как представИм?..        

 

если понравилась статья - поделитесь: