Лакмусова шерстка

Рыжая масть в темном лесу заметна издалека. Но это если знать, где искать.
Обидно, когда сам во всем виноват, и свалить решительно не на кого. Не знаю, о чем я думал при выезде с проселка на асфальт, там поворот на 90. Наверное, о чем-то очень важном. Или перепутал тормоз с газом… В общем, не вписался, и наш «фордик», прошуршав по жухлой травке, плавно залег в метровый кювет на правый бок.
Одиннадцать вечера. Минус четыре. Двери не открыть. Не то чтобы оживленная трасса… До цивилизации — километров 25, но все целы, включая кошку в переноске.
Ура! У нас же есть волшебная книжечка, мы ж участники программы «Форд — помощь на дорогах», а там и бесплатный эвакуатор, и много чего обещано!
Ага. Сейчас. Барышня из телефона прежде всего потребовала, чтобы мы выставили аварийный знак. С трудом объяснили, что мы внутри перевернутого авто, а не снаружи. Потом ей понадобился вин-номер. Потом она решила переключить нас на другого провайдера…
Но, слава богу, есть друзья, как поет Боярский, когда не выступает с глупостями. Остановился чей-то случайный джип. С ближайшей базы отдыха подъехал знакомый комендант — с трактором. Из нашего поселка прикатили соседи… Оказалось, что на свете бывают очень толковые эвакуаторы и даже адекватные ДПС-ники!
В общем, нас достали.
Но пока доставали — кошка решила, что с нее хватит, вышибла башкой решетку переноски и не особенно даже спеша удалилась в лес.
Так началась вторая часть мерлезонского балета. Ходили, звали, кискали — без толку. Умница «форд», поставленный на четыре, безропотно поехал. Мы вернулись в поселок —
ну, не в город же, когда член семьи — в зимнем промозглом лесу?
Оказывается, пока мы куковали в канаве, бравые газовики уронили опору ЛЭП, и теперь в нашем поселочке нет ни света, ни воды… (Потом мы выяснили, что ровно в это же время наш друг в Германии, спеша в аэропорт, закувыркался по автобану. Сам цел, машина в хлам. И еще в ближнем круге были разные неприятные случаи. Как-то неудачно сошлись звезды в ночь с 27 на 28 ноября.)
Но я не о том. Несколько дней поисков дали нетривиальный результат. Суровые охранники коттеджных поселков безропотно соглашались повесить объявление. Государственная барышня в сосновском МФЦ разрешила разместить листочек посреди перечня госуслуг. Сотрудницы ТД «Вимос», настоятель церквушки у съезда на Саперное — как много милых и отзывчивых людей вокруг! Фейсбук сочувствовал и давал полезные (на самом деле полезные) советы, включая инструкцию по розыску «потеряшек». Из Европ нам рекомендовали использовать дрон с тепловизором… А сколько духоподъемных историй насыпалось! Про кота, который через полгода вернулся откуда-то из-под Сосново в квартиру на озеро Долгое… (На самом деле.) Соседи по поселку тратили время, бензин и нервы, раскатывая с нами по окрестностям, лепя плакаты и листовки на деревья у перекрестков…
Рыжая красавица не появлялась. Поилка и кормушка лезли на глаза и заталкивали
в депрессию. На шестой день, ближе к ночи, с настроением ниже плинтуса мы отправились в город. Работа, то-се, наутро — важная конференция. На полпути — звонок. Охранник с частной закрытой базы отдыха: «Это, наверное, ваша у нас на березе сидит?» Мы разворачиваемся, как Примаков над Атлантикой. Но соседи подъехали раньше. С помощью лестницы, личной ловкости и известной матери кошка была добыта с 12-метровой высоты и водворена в переноску. Минус полкило, зато сколько приключений!
Вот такая рождественская история. С голливудским финалом и целовашками в усы.
Мораль? Морали не будет. Про то, что любовь — это страх, а близость оборачивается болью, сотни томов написаны без меня. Что в жизни на Диком Северо-Западе формируется какая-то иная, отличная от городской, среда — тоже, конечно, не новость. Достать из канавы, поделиться дровами, добыть воды, продолбив лед на Вуоксе, — это как-то, знаете, сближает. Не говоря об общих поисках зверька. И хороших людей, разумеется, гораздо больше, чем если судить по публикациям в прессе.
Исключая журнал «Пригород», конечно.

Архив номеров
Главный редактор
Дмитрий Синочкин