82
0
Синочкин Дмитрий Юрьевич

Дачный мир

Вдруг оказалось, что Россия — абсолютный чемпион по наличию у граждан «вторых домов». В Англии меньше 3% семей имеет такую радость, во Франции — около 10%, в США — порядка 5%. Разве что финны близки к нам: две пятых населения помимо городского жилья имеет сельский домик или дачу-mokki. Но по количеству — не о чем говорить: около 600 000 семей.
В России 17–20 млн «вторых домов», они есть не менее чем у трети семей и почти у половины городских. По данным Росстата, в городах-миллионниках на каждое домохозяйство приходится 43 кв.м дачной площади.
К добру ли такое изобилие? И что с ним будет дальше?

Вот как считает Вадим Новиков,
генеральный директор компании freeDomHaus:

– Изобилие дач у нас сложилось исторически. Частная собственность в Советской России была фактически запрещена. Дачи и садоводства массово возникали при предприятиях — отчасти чтобы компенсировать проблемы с продовольствием, отчасти чтобы хоть немного смягчить остроту жилищной проблемы. Есть, впрочем, еще одна красивая версия. Садоводства возникали именно при крупных предприятиях, чтобы в случае ядерной угрозы обеспечить массовый и организованный выезд сотрудников из зоны поражения.
Скорее всего, сработал комплекс причин. Садоводства и дачные поселки возникли по всей стране. Конечно, пресловутые «6 соток» с уймой ограничений по строительству, с запретом на отопление. (Именно чтобы не использовали под постоянное жилье — тем более без прописки!) Зато с размахом: садоводства на 500, а то и на 1000 участков — не редкость.
Электрички на Сиверскую или Дунай в выходные брали штурмом… Сейчас в Петербурге около 2 млн граждан владеют дачными, садовыми или огородными участками. И в области — около 600 000.
Так что привычка к дачной жизни есть. Особенно у пожилых людей. Но вряд ли она передается через поколения. Многим молодым людям своя дача и не нужна: есть какая-то избушка у родителей, и ладно. Можно съездить на выходные.
Но дача и дом в коттеджном поселке — это совершенно разные вещи. И по затратам, и по уровню комфорта, и по отношению.
Отчасти «стародачные» места и коттеджные поселки конкурируют. Обилие недорогого предложения на вторичном рынке путает покупателя. Но это кажущееся разнообразие. Найти что-то приличное очень непросто.
Если поездить по старым садоводствам (особенно удаленным), видно, что этот сегмент потихонечку начал загибаться. Причем девелоперы сюда не придут: слишком много собственников, запутанные права. Нужны десятилетия, чтобы что-то толковое можно было делать на этих территориях
Даже в хороших местах, если расчищать стародачные земли под коттеджный поселок, экономики в таком проекте, как правило, нет. Проще купить «чистый» участок.
Немного похоже на судьбу «хрущевок». Они ветшают, и непонятно, кто должен приложить руки и деньги. Бизнес? Невыгодно. Государство? У него других забот хватает. Только в садоводствах еще больше проблем, чем в «хрущевках». Земля в городе все-таки подороже, другая отдача.
Я знаю одно cадоводство на 450 участков, на Карельском перешейке. Ему 30 лет. Освоена едва ли половина. Есть, конечно, владельцы, которые построились, приезжают регулярно. А есть ветшающие дома, хозяев которых просто не найти. То ли умерли, то ли уехали. Есть и вообще не освоенные участки. За 30-то лет!
Полагаю, «фокус рынка» будет смещаться в сторону компактных коттеджных поселков с грамотным управлением, обустроенных и социально однородных (верхняя страта среднего класса). Правда, и сам «средний класс» в стране понемногу тает…

comments powered by HyperComments