1290
0
Земзаре Инга

Свое пространство

Когда старики говорят, что нынче на дачах все не так, это можно объяснить стремлением к стабильности и упорядоченности. Но выросло другое поколение, для которого путешествия по всему миру — норма, и которое может выбирать, где отдохнуть: в садоводстве, деревне, загородном коттедже или за границей. И у него свое представление о том, какой должна быть дача. 

Территория детства

В дачном мировоззрении Елены Исаченко важную роль сыграли несколько домов. Это дача в районе Токсово, деревенский дом в Тверской области, загородный дом родственников во Франции, а также дачи друзей. Каждый дом интересен и дорог по-своему. Благодаря опыту жизни в разных местах она сформировала свое представление о даче-мечте.

На токсовской даче Лена бывает чаще. Это пространство детства. Варенье. Журналы, книги. Куча игрушек. Все осталось так, как в те времена, когда она была маленькой.

– Однажды нас атаковали улитки, — вспоминает Лена. — Они расползались по участку в жутком количестве. Это было так необычно, но моя тетя-биолог их почему-то невзлюбила и изводила всячески. А мне их было жалко. Я сутками собирала улиток  в огромные тазы и относила через несколько домов в какую-нибудь канаву. Мне не приходило в голову, что они приползут обратно к нам или к соседям. Я считала, что делаю два полезных дела: улиток спасаю и убираю их с участка. Я всегда была помешана на живности и цветочках, перечитывала на даче всю подшивку журнала «Юный натуралист», до сих пор помню, что на какой странице.

– А «Юный натуралист» не давал советы, как приготовить улиток?

– Но они же маленькие были, не виноградные, не деликатесные! Сейчас бы я изучила этот вопрос, уточнила бы, каких улиток поставляют во Францию и как готовят их икру.

Лена — типичный представитель своего поколения, продвинутый и ищущий, ей хочется нового, и много. Много времени в детстве она провела с родителями-географами на полевых практиках, где полюбила лес и просторы, желательно безлюдные. Затем фамильный совет решил отдать ее в класс математического профиля. Но она стала филологом, учится в магистратуре, изучает специфический вид литературы XVIII века — «разговоры в царстве мертвых». Хотя в душе она по-прежнему юный натуралист. И еще археолог. Она даже работала в археологической экспедиции во Франции. Еще она изучает языки, прыгает с парашютом, путешествует.

В этой семье принято путешествовать. Родители Лены занимаются ландшафтоведением, изучают процессы, связанные с воздействием отдыха людей на территорию, папа также исследует особо охраняемые природные территории, планирует их, обустраивает и мониторит. Бабушка — ботаник, дедушка — профессор-географ. Бабушка с дедушкой и купили эту дачу в 1976 году уже готовой.

Участок был стандартный — 6 соток.

– У нас растут ирга, смородина, крыжовник, ревень, который очень люблю. И ни-где, кроме своей дачи, я не ела жимолости. А сирень и чубушник! Чубушник, который у нас неправильно называют жасмином, когда цветет, дает такой насыщенный аромат, что воздух, особенно после грозы, кажется, можно резать ломтями. Много грядок. Правда, картошку у нас уже никто не сажает, а клубника сама выползает. Моя тетя часто ездит в экспедиции на Кавказ и привозит оттуда дикорастущие растения. Они высажены на альпийской горке и по участку. И многие из наших цветов я узнавала, когда была на Кавказе.

В доме на первом этаже — комната, кухня, веранда. Комнату на чердаке Лена с детства считает самой уютной, тем более там есть люк, через который можно выбраться на чердак. На участке — сарай и летняя кухня, которую зовут Красной. В доме есть печка и электрическая плита, в Красной кухне — газовая. За водой ходят на колонку.

– Рядом озеро Сювеярви. Люди из города приезжают сюда купаться на целый день, но здесь не очень шумно. Как заядлый рыбак, я пару раз приезжала сюда с удочками. Но то ли всю рыбу выловили, то ли «неклевый» был период… И на нашем озере я уже не рыбачу.

И чтобы вышел — и никого

– Сейчас, — продолжает Лена, — у кого-то запустение, а кто-то вкалывает, как некоторые наши соседи, я их не очень хорошо знаю, поэтому не могу сказать, потребность это или жизненная философия. Сейчас все больше новых построек, растут железные заборы и огромные дома. Однако высокий забор есть не у всех, и видно, чем занимаются соседи, которые в наших садоводствах сидят друг у друга на голове. В детстве отсутствие заборов не напрягало, но сейчас, когда приезжаешь, хочется личного пространства.

– Но в той же Европе практически нет заборов…

– Там люди — а в основном за городом живут пенсионеры — сажают живые изгороди. А у нас соседи, как рассказывают, могут выполоть кусты между участками, а ведь это своеобразные пограничные столбы, хоть как-то закрывающие наделы. Кстати, во Франции мне нравится то, что грядки, если они есть, располагаются так, что нет ощущения рабочей плантации и этой запертости пространства, огороженности. Для нас дача чаще — это место, где мы что-то выращиваем, а наши бабушки и вовсе ездили туда, как на работу. Сейчас люди начали воспринимать загородный дом иначе, как европейцы: это место для жизни и отдыха, а не для того, чтобы вкалывать.
 
Дачу своей мечты Лена видела у друзей в Приозерском районе, где рядом озеро и до Ладоги недалеко, где большой участок, рядом нет домов, а вокруг большое пространство с полем, лесом, черничником.

– Вышел — и никого. Это мечта. Там по-настоящему можно отдохнуть. И от людей, и от шума. Поле, лес, речка — что еще нужно? В этом смысле я любила наш дом в тверской деревне с большим участком и настоящим деревенским простором. Еще мне нравится дача моей преподавательницы — зимний дом с налаженным бытом, а на участке растут только цветы. Мне близка эстетика такого дома, куда не свозят, как на многие дачи, разный домашний хлам.

– А вы что-нибудь на дачу свозите?

– Ссылаем сюда то, что совсем жалко выбросить: здесь у нас хранятся журналы «Новый мир», «Нева», подборки детских журналов. До сих пор их с интересом перелистываю. Ведь это целая эпоха! В городе у нас большая библиотека, кроме того, в семье много специалистов разного профиля, мы ходим, едва не переступая через книги. Выбросить книги невозможно, а увез на дачу — вроде сдал в архив. Так, на общем совете недавно было решено сослать туда Горького.
 
Лену удивляет стереотипность восприятия обустройства дачи:

– Откуда это, почему? Каждый должен делать то, что ему нравится. Хочешь грядки полоть — пожалуйста. Поляну для гольфа — пусть. Хочешь только укроп с цветами — посади и радуйся! Ведь главное, чтобы было место, где все твое.

Инга Земзаре

если понравилась статья - поделитесь:

декабрь 2011

Новости поселков
Спорт: адреналин
Новости компаний