Дистанция власти

Сколько было реек в ваших первых санках, с алюминиевой спинкой и скрипучими полозьями? Четыре или пять? Может, они были синие? Или разноцветные, и красная посредине?

Облачко пара над шарфом в ледяных крупинках, туманный светящийся шар фонаря…

Что толку в подзабытых деталях — снега-то нет.

Почти начало декабря, а вот нету, и все.

Новый губернатор, упреждая матюги горожан, уж и учения по уборке провел, и снегоплавильную технику велел — кровь из носу! — доставить в город не к апрелю (как собирались), а хотя бы к марту. Подвела природа, весь пар ушел в свисток, административный заряд большой разрушительной силы пропадает вхолостую.

Природа — единственная сфера, где власть и горожане сталкиваются непосредственно. Дефицит демократии или выборы в стиле игры в «наперсток» обывателя не сильно напрягают. Вот протечка в крыше — другое дело!

За прошлую зиму человек семь из числа друзей и знакомых звонили мне по поводу крыши или падающего по частям фасада — и ни один не пожаловался на махинации с выборами.

Взаимосвязь между этими явлениями не очевидна.

То есть формирование Думы, назначение губернатора происходят где-то там, в эмпиреях.

А пресса осталась едва ли не единственным каналом коммуникации, с помощью которого до депутатского Олимпа можно докричаться. Ну, еще жива такая (порожденная перестройкой) иллюзия.

Социологи и экономисты лет 50 пытаются понять, как связаны между собой экономика и демократия. Сеймур Липсет первый сформулировал гипотезу: если в стране приличный уровень образования и нет вопиющего имущественного неравенства, то демократические институты вроде бы ведут к процветанию. (Уже не про нас. Ну да ладно.) Потом академик Полтерович обосновал зависимость: демократия дает экономический эффект там, где соблюдается закон. Всеми, а не только подданными. Иначе самый распрекрасный парламент будет лишь бантиком на довольно убогой конструкции.

Недавно «трое из ларца» — экономист Норт, политолог Вайнгаст и историк Уоллис — привели свои расчеты. У них получилось так: правило Полтеровича остается, но к нему добавлены еще два параметра. Нужно, чтобы некоммерческие организации жили дольше, чем их создатели. Плюс коллективный контроль за институтами насилия (армия, спецслужбы, полиция). И вообще: выход какой-либо страны на «открытую траекторию» развития — это исключение, а не правило. (Излагаю по статье Александра Аузана.)

Я до этого места дочитал и загрустил.

Ну никаких шансов. При археологе-ныряльщике тем более. Он сам кого хочешь уконтролирует. Но привычка думать осталась, и «Аншлаг» даже в больших дозах уже не оказывает терапевтического эффекта.
И вообще — чем лучше понимаешь, как оно все устроено, тем меньше у тебя шансов что-нибудь в этом устройстве изменить.

А вы полагаете, почему игрушка «Счастливый фермер» в Рунете собрала 10 миллионов участников? Ладно, ее закрыли — так «Любимая ферма» за несколько месяцев поднялась до трех миллионов!

Это не показатель успеха. Это уже диагноз.

Алюминиевые огурцы для рокеров были синонимом абсурда, но что 10 миллионов упоенно начнут сажать виртуальные овощи — это даже самым отвязанным не мерещилось!

Но зима придет, пусть и с опозданием, и природа всегда оказывается хитрее человека и даже начальника. И туманный шар вокруг фонаря практически неотличим от того, перед детским садом. А вольфрамовая ли в нем ниточка, галоген или светодиод… Может, даже и свечка — для Диогена это совершенно неважно.

Удачи вам!

Архив номеров
Главный редактор
Дмитрий Синочкин

декабрь 2011

Город в пригороде
Новости поселков
Спорт: адреналин
Новости компаний