652
0
Синочкин Дмитрий Юрьевич

"В черте города сколько ни выделяй — на всех земли не хватит

Какие объекты из тех, которые сейчас строятся, вы считаете самыми важными?

– Самый важный инфраструктурный объект — Северно-Европейский газопровод. Начало его было заложено в Вологодской области 20 декабря прошлого года. В этом году начато строительство на территории Ленинградской области. Его длина — 598 км. Трубопровод проходит по нескольким районам и заканчивается в бухте Портовой Выборгского района.

– Для Газпрома строительство важно, для федерации — значимо, а что оно даст области?

– Область получит дополнительные объемы природного газа — 1,5 млрд куб.м в год.
По договору с Газпромом поставки увеличиваются. За счет того, что мы обеспечиваем поставку газа за границу, освободятся мощности второго действующего газопровода.

– Природа не пострадает?

– Я думаю, что сильно мы не навредим. Разработаны все необходимые мероприятия по охране окружающей среды…

– Какие еще крупные проекты реализуются?

– Можно назвать нефтепродуктопровод от города Кириши до порта Приморск. Это тоже большая стройка. Объем инвестиций — порядка $700 млн. Он обеспечит транспортировку 8 млн тонн нефтепродуктов, а когда выйдет на полную мощность — до 25 млн тонн.
У нас такой специфический субъект федерации — транспортно-транзитный.

В этом плане важнейший проект — строительство Морского торгового порта в Усть-Луге. Запущен угольный терминал мощностью 4 млн тонн угля в год, в дальнейшем его мощность составит до 8 млн в год.

В сентябре начал работать автомобильно-железнодорожный паромный комплекс. Он будет первоначально перевозить 1,5 млн тонн груза в год.
Крупные терминальные комплексы будут размещаться и в районе Янино, и близ Уткиной заводи.

– Эти проекты не требуют большого количества рабочих рук…

– Сегодня при дефиците высококвалифицированной рабочей силы это актуально и правильно, но нам более интересны логистические терминальные комплексы, расположенные на территории области, чем просто транзит. Компании будут здесь зарегистрированы и в зависимости от оборота будут платить налоги в областной бюджет. А если мы говорим о транзите, то головные компании регистрируются в Москве и Петербурге, там и платятся налоги.

– Какие результаты дал визит в Китай?

– Мы заключили меморандумы о строительстве трех заводов. Первая площадка — во Всеволожске, там будет сооружаться завод по производству бытовой техники. Второй проект — завод по производству стекла. Объем инвестиций — порядка $70 млн. Когда он выйдет на проектную мощность, Северо-Запад будет полностью обеспечен строительным стеклом. Сейчас мы его возим из Московской области.

Третий проект — в Тосно, завод по производству полиэтиленовых труб для жилищно-коммунального хозяйства и не только.

– Не жалко во Всеволожске сажать производство? Может быть, выгоднее было бы продать площадки под жилье?

– Генеральный план Всеволожска предусматривает площадку под промышленные предприятия. Если мы начнем строить рядом жилье — потеряем территории на обязательные санитарно-защитные зоны. А заводы можно располагать близко друг к другу.

– Какие факторы принимаются во внимание, когда правительство области обсуждает, где размещать жилье?

– Для нас принципиально важно сохранить те центральные усадьбы, те средние населенные пункты, которые способствовали бы поддержанию и развитию сельского хозяйства. Чтобы не допустить отмирания деревни и масштабной миграции населения в крупные города и в районные центры.

– Есть такое распространенное мнение: мол, русская деревня деградировала безвозвратно, спилась, с ней уже ничего не сделать. Может, тогда лучше китайцы? Или новым русским землю продать под усадьбы…

– Я бы не хотел, чтобы так было. Остается верить в людей и в свои возможности.
Это наше население, наши люди, будущее наших детей. И если мы не можем ничего сделать, а только говорим, что где-то что-то деградирует — значит, мы не на своем месте находимся. Не должны здесь находиться.

– Горожане все охотнее едут и за 50, и за 100 километров от города. Как вы относитесь к коттеджным поселкам?

– Все равно вокруг мегаполиса будет малоэтажная застройка — во всем мире так. Многие хотят жить в отдельном доме, на чистом воздухе. А в черте города сколько ни выделяй — на всех земли не хватит. Все равно придут к нам. Мы это прекрасно понимаем.

– Вы что предпочитаете как администратор — ДНП или строительство на землях поселений?

– Я за то, чтобы строились на землях поселений. А если сооружают поселок на сельхозземлях — чтобы разрабатывался генплан, чтобы переводили участок в другую категорию, чтобы это было нормальное жилье. Можно и на дачном участке построить коттедж в 1000 кв.м. Но это лукавство. Коммерсанты нашли лазейку, чтобы упростить схему предоставления земельных участков…

– Может быть, потому, что переводить землю в другую категорию, менять назначение — сложно и дорого?

– Процедура есть, с этого года она нормально работает, люди переводят, строят.
Мы способствуем тому, чтобы вблизи населенных пунктов земли сельхозназначения меняли категорию: рядом дороги, возможны загрязнения… И качество продукции может быть хуже.

– У вас есть дом?

– У меня дом во Всеволожске. Точнее — в Мельничном Ручье, в поселке… Кирпичный, двухэтажный. Построен в 1995 году.

– Много народу живет?

– Жена, четверо детей.

– Не хлопотно обслуживать?

– Родственники помогают.

– Долго ли добираться до работы?

– Когда я был молодым специалистом, жил на проспекте Ударников, ехал на работу ровно час. На трамвае, на метро с пересадкой. И теперь час… За городом пробок нет. Или есть, но меньше.

– Какие областные территории будут развиваться как зоны малоэтажной застройки?

– В первую очередь — Всеволожский, Выборгский, Гатчинский, Ломоносовский районы. Это сам Всеволожск, территории возле Мельничного ручья. В Выборгском районе — участки сразу за границей Курортного, Пески — и дальше вдоль залива, близ Ленинского.

Правда, практически везде есть проблемы с инфраструктурой.

Мы занимаемся этой проблемой, вкладываем бюджетные средства в инфраструктурные объекты, которые важны в первую очередь для населения области. Но этих денег, конечно, недостаточно для развития массового строительства.

– А дороги?

– Дороги надо и строить, и содержать. Причем содержать 10 000 километров, может быть, сложнее, чем строить.

Реконструкция и строительство Приозерского шоссе уже ведется, от Кольцевой дороги до Скотного. Сейчас мы разрабатываем рабочий проект участка от Скотного до Васкелово, до поста ГАИ. До конца года он будет готов. В первой половине следующего года будем проводить конкурсы совместно с Росавтодором. Учитывая, что Приозерское шоссе — объект особой важности и большой сложности, мы договорились с Минтрансом и Росавтодором, что финансирование будет большей частью федеральное.

10 км от КАД до Скотного — это миллиард рублей (в ценах прошлого года). Вот и считайте.

– Сколько лет уйдет на реконструкцию трассы?

– Есть несколько этапов. Отрезки до Приозерска, потом от Приозерска до границы с Карелией… И дальше — до Сортавалы. На участок до Приозерска понадобится два-три года.

– Движение будет перекрываться?

– Трасса выбрана так, что она местами проходит по существующему шоссе, местами — по новым участкам. На старой дороге во время проведения работ придется сужать движение до одной полосы.
Учитывая, что новая трасса относится к первой категории, по СНИПам не должно быть таких крутых поворотов, как сейчас.

– Позволят ли бюджетные деньги построить дорогу приличного качества?

– Она будет соответствовать СНИПам, которые вышли в январе этого года.

От подрядчиков мы требуем гарантию на пять-семь лет. Сейчас есть хорошие технологии. И денег достаточно. Это вопрос контроля за подрядчиками.

– Будет ли область предлагать инвесторам большие участки с понятным статусом и подготовленной инфраструктурой?

– Главные земельные резервы в области — это муниципальные земли, сельхозугодья и земли лесного фонда. Сегодня основной продавец — муниципалитеты. По согласованию с КУГИ и Фондом имущества они могут проводить аукционы.

Земель сельхозназначения, перспективных для жилищного или промышленного строительства, практически нет: хозяева паев их уже продали.

– Где у инвестора больше перспектив — у вас или в городе?

– Любому инвестору интереснее получить землю в Петербурге. Тот, кому ее не достанется, пойдет в область. Крупные застройщики: ЛЭК, «ЛенСпецСМУ», Группа ЛСР — почти не строят у нас жилье или строят очень мало.

Мы ждем 1 января, когда откроется «единое окно» и значительно упростятся федеральные согласования…

К сведению:

Николай Пасяда родился в 1963 году в Полтавской области. Окончил Ленинградский инженерно-строительный институт, Петербургский гуманитарный университет профсоюзов. Доктор экономических наук. Работал электросварщиком на Балтийском судостроительном заводе, главным механиком треста «Ленинжстрой». С 1991 по 1994 год — директор АОЗТ «Арнат», в 1994–1996 годах — директор АОЗТ «Стинви». С 1996-го — генеральный директор ЗАО «Стройкомплекс». Почетный строитель России. В декабре 1997 года избран депутатом ЗС Ленинградской области. Возглавлял постоянную комиссию ЗС по жилищно-коммунальному хозяйству, топливно-энергетическому комплексу и строительству. В 2005-м назначен вице-губернатором Ленинградской области по строительству, дорожному хозяйству, энергетическому комплексу и жилищно-коммунальному хозяйству. Женат, воспитывает двух сыновей и двух дочерей. Увлекается спортом, охотой.


Беседовал Дмитрий СИНОЧКИН

comments powered by HyperComments

декабрь 2006

Новости компаний