684
0
Земзаре Инга

Театр боевых действий

РОДОМ ИЗ ДАЧИ

Когда я приехала в поселок Михайловский Кировского района, Сергей Мишенев отдыхал после съемок в историческом сериале «Мушкетеры Екатерины», а заодно готовился к новым сериям — отрабатывал постановку боя и трюков, входил в образ. Помогала ему в этом партнер по школе и трюковой группе фехтмейстер Галина Чернова, имеющая к тому же черный пояс по карате.
Мишенев — человек действия, но ему импонируют неторопливые загородные ритмы. На дачу в последнее время он вырывается нечасто, а в детстве проводил здесь лето.

Его дед Василий Фролов — личность более чем колоритная. Он был знатным плотником, в советские времена мужественно возводил церкви. Его до сих пор помнят в поселке, поскольку здесь он построил пол-улицы (свой дом дед срубил из бруса от старого финского хутора, перевезенного из Колпино).

Человек он был состоятельный и одним из первых приобрел телевизор. Сергей помнит это чудаковатое сооружение с линзой, стоявшее на даче. Дед привил внуку вкус и к добротной старинной мебели, которую в застойные времена ценили немногие. В Михайловском рассказывают, как однажды из какого-то музея он на себе принес списанную тяжеленную дубовую дверь. Но вдруг музейные работники спохватились: дверь оказалась ценным экспонатом. Ее открывал Пушкин! Дед узнал об этом и оттащил дверь обратно. Ручку, за которую предположительно брался поэт, сняли. Сам массив оказался не нужен…

Разумеется, участки, огороды, насаждения тут в полном боекомплекте, но это душевная плантация старших родственников. Раньше у этой большой семьи было два участка по соседству, один продали, но в ближайших планах у Сергея — выкупить его для мамы. Тогда в Михайловском будет настоящая дачная мафия — целых три дома.

В доме деда четыре комнаты — три внизу, одна наверху. Интерьер тяготеет к старине: дубовый шкаф, зеркало в раме. Смягчает эту строгость и придает душевности мамино рукоделие и оформительские фантазии тетушек: вязанные и расшитые скатерти, множество лоскутных одеял, вазочки. Эти вещицы оттеняют клинки и гарды шпаг. В целом создается ощущение, что ты попал в декорации прошлых столетий. И ассоциации с театром оказываются верными. Сергей подтверждает:
– Все здесь связано с яркими детскими воспоминаниями — первыми театральными опытами. Помню, приехали к нам в гости дети, написали сценарий, повесили занавески, сделали кукол, собрали всех на спектакль. Я тоже участвовал в нем — предоставил машинку и человечка. Потом были другие постановки. Но первый опыт — потрясающий!

На даче, как у всякого любознательного ребенка, у Сергея были любимые книги. Правда, книг по шпагам и рапирам у главного в России специалиста по русской фехтовальной классике и истории фехтования тогда не было. Зато имелась про карандаши и художника. У художника была такая судьба: что нарисует, то и оживает. Это впечатляло. Мальчику прочили карьеру художника, но он пошел своим путем. Живопись тоже не забросил, и свои книги Сергей иллюстрирует сам.

МОЯ РАБОТА— ЗВОН КЛИНКОВ

Его коллекция оружия, значков и книг по фехтованию уже перестает помещаться в квартире. Он мечтает о новом загородном доме, который станет своеобразным музеем и сохранит ауру профессии. Как организовать пространство под оружие, он уже продумал. Тем более опытом поделился знакомый коллекционер, у которого дом сделан как один большой рыцарский зал.
Профессия предполагает работу с вещью, эстетикой и духом других эпох, а потому он душой привязан к старинным интерьерам. И любит сочетать их с современными. Жесткой привязанности к определенному архитектурному стилю у Сергея нет. Важно, чтобы дом имел энергетику, чтобы грел и давал вдохновение.

– Как дом деда, который имеет такую ауру, — уточняет Сергей. — Часто бывать в нем не получится, но должно хватать и нескольких дней. Комнат будет не меньше, чем у деда. Тогда можно варьировать стилистику. Приятно, когда тебя окружают разные стили, и здесь, и в городской квартире я эту идею уже опробовал. Надо учитывать, что фехтование — это не одна конкретная эпоха, это не XYIII век, не XYI век. Это огромный период — пять тысяч лет в истории человечества.

Таким образом, одна комната может быть в средневековом стиле, ее украсят мечи той эпохи. Другая — в духе Возрождения, когда использовались бугельные шпаги и бретты (вид колющей шпаги). Третья, спортивная, в стиле XIX века — здесь фехтовальные маски, старинные спортивные рапиры. Безусловно, нужен и кабинет, где можно отдыхать и работать. И снова работать и отдыхать, писать книги, ну и, конечно, стихи. И, само собой, дому фехтмейстера нужен камин. Да что там — рыцарский зал с камином!

– Я читал, что камин — изобретение бессмысленное, — удивляется Сергей. — Дымит, греет плохо, то есть по функциональным качествам несравнимо уступает русской печке. Одним словом, сплошные минусы. Но вряд ли кто-то возразит, что камин имеет энергетическое очарование. И эта его особенность для меня важнее. А тепла в современном мире легко добиться с помощью электрической системы отопления.

Он задумывается и продолжает:

– Гигантского замка, как сейчас принято, делать не буду. Я бы определил свои пожелания как «мини-замковый» стиль. Еще мне кажутся интересными дома в Левашово, построенные в XIX веке. Один знакомый, человек богатый, купил участок с домиком XIX века и в отличие от коллег по жизненному сценарию не стал сносить его и ставить кирпичный особняк, а полностью отреставрировал, используя современные технологии, системы коммуникаций, электричества. Здорово получилось!
Вот такие у фехтмейстеров представления о правильном загородном жилье. К ним стоит прислушаться. Ведь фехтование оздоровляет и тренирует не только тело, но и дух, древние канонические движения воздействуют на человека изнутри. Во владеющем шпагой бизнесмене (это уже модная нынче тема «Философия фехтования и современный менеджмент») развивается темпо-ритмическая инициатива.

Сейчас Сергей подыскивает участок. Когда же главный российский фехтмейстер отстроит свой замок и развесит там оружие, мы съездим к нему еще раз.


Инга ЗЕМЗАРЕ

comments powered by HyperComments

декабрь 2006

Новости компаний