1047
0
Дмитрий Синочкин

«Жемчужный» сериал

Хороший был дом у Таракановых

 

Суд определил Андрея Кудрина и Вадима Русяева, руководителей СНП «Северная жемчужина», под домашний арест до 11 января.

Напомним суть дела. (Мы писали о нем в предыдущем номере.) Председателя правления СНП Андрея Кудрина и члена правления Вадима Русяева обвиняют умышленном уничтожении чужого имущества и злоупотреблении полномочиями. На территории садоводства «Северная жемчужина» 2 сентября был снесен дом Александра Тараканова.

Суду понадобилось три дня, чтобы выбрать между СИЗО и домашним арестом. Следователь и прокурор назвали снос «дерзким, циничным и общественно-опасным деянием» и просили заключить Андрея Кудрина под стражу. Аналогичные угрозы (снести дома) поступали и другим садоводам. Кроме того, по мнению следствия, «своими действиями он подрывает авторитет судебной системы». (Г-н Кудрин — действующий адвокат.) Ущерб от сноса оценен в 7,27 млн рублей — то есть «в особо крупном размере». В материалах дела также есть подробный рассказ о присвоении участков и нанесении ущерба садоводству на сумму не менее 413 млн рублей. Потерпевшие и свидетели ходатайство поддержали.

Защита возражала: не судим, характеризуется положительно, загранпаспорт и оргтехнику сдал. К следователю по основному уголовному делу (о мошенничестве с участками и взносами) является исправно. Мнение потерпевших и свидетелей обусловлено «разногласиями по вопросам материального характера».

Суд подтвердил обоснованность обвинения. Но, «исходя из принципа гуманизма и справедливости», счел возможным отправить г-на Кудрина под домашний арест, запретил обращаться в СМИ, пользоваться телефоном и Интернетом и вообще с кем-либо общаться, кроме членов семьи, следователя и адвоката. Такую же меру суд определил и Вадиму Русяеву.

Конфликт со сносом — ответвление другого, более масштабного дела о мошенничестве.

По версии следствия, члены правления СНП присвоили нераспределенные участки, причем г-ну Кудрину с супругой достались 69 наделов, а семье Русяева — 62. В 2013 году «за большие заслуги перед садоводством» члены правления освободили себя от вступительных, целевых и членских взносов. По общей схеме участки находятся в аренде, затем их выкупают за часть кадастровой стоимости (около 30 000 рублей за участок в 10 соток) и продают на рынке за 1,52 млн рублей. Следствие полагает, что садоводству нанесен ущерб в размере не менее 413 млн рублей. (Это не единственный эпизод в многотомном деле, но, пожалуй, основной.)

По данным активистов и потерпевших, участки, которыми распоряжались члены правления, и до, и после ареста Кудрина и Русяева продавались на Avito.

Следствие попросило суд наложить арест на спорные наделы. По словам потерпевших, сейчас суд поочередно вызывает «освобожденных от взносов» и направляет в Росреестр требования с запретом проводить какие-либо регистрационные действия с их участками.

Правление, впрочем, не дремлет. Руководители СНП продолжают воевать с активистами: в октябре во Всеволожский суд поступили иски «об устранении препятствий в пользовании участками».

После ареста Андрея Кудрина и Вадима Русяева члены правления СНП приняли резолюцию: считать возбуждение уголовного дела «необоснованным и незаконным»; требование следствия заключить подозреваемых под стражу — попыткой «повлиять на законное волеизъявление садоводов». Резолюцию приняли единогласно; за арестованных голосовали их представители.

Конфликты между садоводами и правлением — не то чтобы редкость, а скорее правило. (Редкость — если их нет.) Но снос дома — довольно резкий поступок. В определенной среде это называется «потеряли берега».

Злоупотребления в «Северной жемчужине» стали возможны благодаря специфической схеме управления. СНП было создано на «оборонных» землях; в 2010-м садоводство заключило договор с Росимуществом, получив в аренду 150 га между Сертолово и Белоостровом. Территория поделена на 1014 участков и до сих пор имеет статус «промки»; приватизация возможна только по соглашению с Росимуществом; регистрация построенных домов — через суд. Большинство садоводов распоряжается участками на основании книжек садоводов и неких «актов допуска к освоению участков». Поначалу с садоводами заключали договоры субаренды, но затем они были расторгнуты правлением по хитрой схеме, в связи с переоформлением основного договора аренды в судебном порядке. В правление СНП входили несколько человек (включая Андрея Кудрина и Вадима Русяева). Основная масса садоводов получала не предусмотренный в законодательстве статус «кандидатов в члены СНП» — без права голосовать и без доступа к финансовым документам. Список «членов СНП» стал пополняться только в ходе конфликта: на последнем собрании «легализовали» 206 человек, сейчас насчитывается 640 полноправных членов.

Ситуация не так однозначна, как представляется со стороны. Обвиняемые будут доказывать, что никакого дома у Александра Тараканова не было, а была некая «самовольная постройка». Что касается присвоенных участков — здесь надо, чтобы высказались те, кому нанесен ущерб. А правление за много лет неплохо научилось манипулировать настроением садоводов.

Какую позицию займут новоявленные собственники, предсказать сложно. Может быть, захотят разобраться, как использовались их взносы в предшествующие годы. Может, поведутся на уговоры и объяснения, что без «основателей» в СНП все рухнет, и будут подписывать петиции в их защиту…

 

 

 

comments powered by HyperComments