3612
0
беседовал Дмитрий Синочкин

Антон Гаринов: «Коронавирус не создал тенденцию, а лишь ускорил»

В кризис часть компаний тихо идет ко дну, сложив лапки: ну, что поделать, раз форс-мажор. Есть фирмы, которые реагируют быстро: уворачиваются от угроз, ловят новые возможности. А есть такие, которые как будто не замечают раскачивающего экономику шторма: идут себе выбранным курсом, плавно доворачивая штурвал по мере надобности. «Строительный трест», пожалуй, из третьей группы.

Об особенностях рынка в карантин и после мы беседуем с Антоном Гариновым, руководителем отдела загородной недвижимости АО «Строительный трест». 

– Как оцениваете результаты работы в загородном сегменте по итогам 11 месяцев?

– Откровенно говоря, мы довольны. Если сравнивать с результатами прошлого года, у нас в два раза больше сделок, при том, что год еще не закончен. Основная их часть приходится на коттеджный поселок «Сад времени» в Петергофе: популярное направление, и поселок уже в завершающей стадии. Повлияли, конечно, и пандемия, и фактор слабого рубля.

 

– В Петергофе у вас сделок больше, чем в Токсово, в поселке «Озерный край», — это потому что Петергоф в бОльшей степени воспринимается как место для постоянного проживания? Все-таки в Токсово есть и дачи…

– «Озерный край» тоже изначально задумывался как основное место для жизни, с полным городским набором коммуникаций. И люди там живут постоянно. Это особенности восприятия: кто-то в Токсово родился и вырос, кто-то ездил в пионерлагерь. Не так давно мы немного изменили концепцию, теперь и в этом проекте можно приобрести участок без обязательного подряда. Скорректировали стоимость: сейчас цены стартуют от 625 000 рублей за сотку. Интерес есть, полагаю, и сделки пойдут активнее.

 

– Как изменились покупатели, если сравнивать с «довирусным» периодом?

– По-прежнему чаще переговоры с нами ведут мужчины. Хотя как знать, кто именно в семье принимает решения… Но хочу отметить, что увеличилась доля более старшего возраста. Год-два назад средний возраст покупателя составлял 37-40 лет, сейчас ближе к 50-ти. Возможно, именно эта группа более серьезно относится к вопросам здоровья и безопасности.

Есть изменения и в плане требований в площади проектируемых домов. Она уменьшилась. Если раньше покупатели запрашивали строительство домов (в среднем) на 260 квадратных метров, то сейчас — 200. Самые популярные из наших проектов — коттеджи площадью 187 и 212 кв.м. Это связано с бюджетом сделки и с тем, что у большинства наших покупателей уже есть опыт загородной жизни, они понимают, что такое содержать и обслуживать большой дом. При проектировании заказчики старательно избегают наличия «лишних», нефункциональных площадей. Раньше в доме проектировали 2–3 комнаты для гостей. Сейчас, как правило, одну — и так, чтобы ее можно было использовать как кабинет. Клиенты уже «наигрались» в обилие комнат и большие площади, следовательно, к оптимизации пространства подходят более рационально. Причем нередко привлекают дизайнера еще на ранней стадии проектирования дома. Если нет своего — работают с нашими…

Еще одна относительно новая тенденция: уже на стадии проекта стараются учесть и разместить все дополнительные постройки. Вот здесь будет баня, здесь — навес… Не постепенно, по мере освоения, а сразу, одновременно с основным домом. Подход к строительству стал комплексным и более грамотным, чтобы потом ничего не переделывать.

 

– Много ли сделок проходит с использованием кредита?

– Очень немного. На стадии переговоров менее 10% покупателей планируют использовать ипотеку. Из тех, что доходят до сделки, — не более 5%. Есть некоторые нюансы с залогом: мы ведь заключаем общий договор на приобретение участка и строительство дома, поэтому, чтобы оформить кредит на покупку, нужно дождаться, пока мы дом построим и зарегистрируем на него право собственности. Обычно весь этот цикл занимает меньше года. За этот период люди, как правило, находят другие источники финансирования. Поэтому доля ипотечных сделок очень невелика.

Многие пользуются нашей удобной рассрочкой на период строительства, в течение которой равными частями оплачивается строительство дома, а за участок средства вносятся в самом конце.

 

– Недавно ДОМ.РФ запустил ипотеку именно для строительства ИЖС, под 8,6%.

– Да, мы это предложение изучали. Не думаю, что оно как-то глобально изменит ситуацию на загородном рынке. Конечно, 8,6% лучше, чем 10–11% (сейчас наши клиенты берут кредит примерно по такой ставке). Но вряд ли эта разница серьезно повлияет на решение: покупать или не покупать. Один из дополнительных факторов, не более. Вот если бы банки предложили кредиты на ИЖС под 5,5–6%, как на новостройки, это могло бы дать ощутимый эффект.

 

– Мотивы сбережения, инвестирования, спасения тающих накоплений как-то влияют на выбор покупателей?

–  Наши проекты, конечно, не инвестиционные. Это приобретение для себя. Некоторые спрашивают: как изменилась цена в проекте с момента начала продаж? Или с начала строительства? И, безусловно, покупателю приятно осознавать, что выбранный им объект, скорее всего, будет и в дальнейшем дорожать, а не дешеветь. Но это дополнительные соображения, а не главные. От форс-мажора никто не застрахован, и понимание, что в случае каких-то неприятностей дом можно продать не в убыток, добавляет уверенности.

 

– Как повлияли на спрос новые тренды, связанные с пандемией, — развитие онлайн-сервисов, доставки, практика удаленной работы?

– Доставкой наши клиенты и раньше активно пользовались, здесь глобальных перемен нет. А вот удаленная работа, конечно, добавила популярности загородному формату.

 

– Федеральные чиновники много говорят о поддержке ИЖС. Какие меры господдержки могли бы действительно стать эффективными? И нужна ли загородному сегменту эта поддержка?

– Такие разговоры были и в прошлом году, и в позапрошлом. Ни на что они не повлияли. Я уверен, что за ИЖС будущее: довольно скоро наступит время, когда площадки для строительства многоквартирных домов окажутся в дефиците. А для ИЖС земли у нас достаточно.

Усилия государства могли бы быть полезными в плане разъяснения банкам, что ИЖС — не рискованный продукт (при соблюдении ряда условий), а вполне себе ликвидный. Это как раз и способствовало бы снижению ипотечной ставки.

Банки хорошо понимают, что такое квартира и как ее можно, в случае дефолта заемщика, быстро продать. А когда речь заходит про ИЖС — банки мало что понимают. Заявка на кредит под участок с домом может согласовываться несколько месяцев. За редким исключением…

 

– Может быть, нужен специализированный банк?

– Возможно, но в сегодняшних условиях он будет неконкурентоспособным. Хотя мы, например, сотрудничаем с банком «АК Барс». И он достаточно быстро проводит проверки и выдает приличные суммы под разумные проценты. В нем есть нужные специалисты, и на загородном рынке он достаточно популярен. Но это как раз исключение, а не правило.

 

– Надолго ли такой интерес к загородной жизни?

– Коронавирус стал триггером. Он не создал тенденцию, а лишь ускорил. Мысль о покупке загородного дома люди давно крутили у себя в голове. Пандемия подтолкнула их к принятию решения. У нас есть клиенты, которые в первый раз пришли к нам несколько лет тому назад. Выбирали, думали. Теперь вот решились. Полагаю, что эта история с вирусом не будет быстрой: усиление ограничений — ослабление, снова усиление…

Есть еще такой фактор, как серьезный рост цен на городскую недвижимость. Разница в цене между загородным домовладением и квартирой в городе с каждым годом становится все меньше и меньше.

Например, за 17,5 млн рублей можно купить кирпичный коттедж площадью 155 кв.м в Петергофе, со всеми коммуникациями, на участке 12 соток, в коттеджном поселке бизнес-класса. В пересчете на квадратный метр это 113 000 рублей за кв.м. Кто немного разбирается в недвижимости, поймет, какую альтернативу он получит за эту стоимость в городе.  

 

– Рассматриваете ли новые участки? Будете запускать новые проекты?

– В будущем году — не уверен, но в 2022-м, очень надеюсь, запустим новый проект.

 

– Юг или север?

– Пока не определились. Надо учесть много факторов — от цены объекта до подготовленности документов.

 

 

К сведению:

 

Коттеджный поселок бизнес-класса «Сад времени» возводится в Старом Петергофе вокруг пруда Бауш на территории 14 га. Территория поселка включает в себя 113 домовладений на участках от 12 до 30 соток. Каждый участок обеспечен центральным водопроводом, канализацией, подключено электричество, газ, проведен высокоскоростной Интернет. На въездах установлены КПП, территория патрулируется.

Коттеджи построены в рамках единой архитектурной концепции: в классическом стиле и по традиционной кирпичной технологии. Площади домов — от 140 до 409 кв.м. Можно построить коттедж по собственному архитектурному плану или выбрать один из тринадцати готовых проектов.

Наружные стены в домах выполнены из натурального керамического кирпича толщиной 250 мм, с дополнительным утеплителем и облицовкой фасадным клинкерным кирпичом толщиной 85 мм. Внутренние стены в домах — полностью кирпичные.

Коттеджный поселок премиум-класса «Озерный край» возводится в Токсово на территории 5 га. Здесь всего 14 домовладений, расположенных на полуострове, окруженном водами озера Вероярви и сосновым лесом. Сейчас в продаже шесть участков площадью от 12 до 25 соток, а также готовые виллы.

Все наделы обеспечены центральным водопроводом, канализацией, подключено электричество (22,5 кВт). К каждому участку подведен газ. Организовано подключение к слаботочным сетям, оптоволоконным линиям связи и Интернет.

Территория коттеджного поселка охраняется, въезд через КПП. Есть собственные службы эксплуатации и сервиса, которые размещаются в отдельном административном корпусе.

 

 

 

 

если понравилась статья - поделитесь:

comments powered by HyperComments