1072
0
Елисеев Никита

Яблочный год

Яблок столько, что, если б не близлежащая конюшня, не знаю, что и делали бы. А так — мешками — добрым и мягким конским губам. До сих пор на безлистых ветвях висят алые яблоки. Вот я их вышел снимать, взобрался на ствол, глянул вверх и увидел за яблоками синее небо и белую чайку. Залюбовался, ну и сверзился, понятное дело. Поднялся и пошел стихи читать.
Соответствующие красным яблокам, синему небу, белой птице.

Комментатор

Вот любопытный литературный эксперимент: Евгений Голлербах, «Хлеб да соль. Из истории российского германофильства». Представьте книжку, в которой комментарии (мелким шрифтом) занимают раза в три больше места, чем основной текст. Книга про взаимосвязи немцев и русских в культуре, про то, что Фридрих Горенштейн в свое время назвал «единый русско-немецкий котел». Грубо говоря, про то, как много сделали немцы (а равно и другие иностранцы) для русской культуры. Это преамбула. Основной текст — история издательства «Пантеон», созданного по модели немецкого издательства Reklam-Verlag в первое десятилетие ХХ века Зиновием Гржебиным, совершенно удивительным человеком. Родился в нищей семье, до 13 лет был безграмотным, а стал крупнейшим издателем. Между прочим, чуть не вся судьба Гржебина, с его учебой в Мюнхене и Гейдельберге, тюремным заключением в «Крестах» за несколько карикатур в издаваемом им сатирическом журнале, ушла в примечания — мелким шрифтом. Тем это интереснее. Такой принципиальный подход у Голлербаха: я не даю концепцию. Хватит — наелись. Излагаю факты, цитирую документы, частью в основном тексте, частью в примечаниях. Чтение этого труда делается странноувлекательным, ветвистым. Хорошее занятие в осенних сумерках.

Хлеб да соль.
Голлербах Е. —
СПб.: Изд-во им.
Н.И. Новикова, 2016.

 

Офицер

Тоже своеобразный эксперимент. Не знаю, сознательно он получился или нет: Тимур Максютов, «Офицерская баллада». Берем суровую армейскую бытовую прозу, лучшие образцы: «Поединок» Куприна и «На куличиках» Замятина, — погружаем в экзотический быт Монголии 80-х годов ХХ века. Добавляем (это от Куприна) историю любви молодого лейтенанта и жены тупого армейского начальника и все это (как на шампур кусочки мяса) нанизываем на остросюжетный, шпионский, диверсантский сюжет — и получается! Убедительно и интересно. Для меня-то, конечно, интереснее всего армейский быт в Монголии, но кому-то (полагаю) может понравиться эротическая линия, а кто-то заинтересуется приключениями. В общем, славная книга для прохладных дней.

Офицерская баллада.
Максютов Т. —
СПб.: ОАО «Петроцентр», 2016. 

 

Без полутонов

Четкость, как в прохладный осенний день, когда небо синее, а яблоки красные. Никакого лирического тумана. Смех так смех: «Я как будто бы в экстазе! / Я от счастья хохочу — / На летучем унитазе / В самолете я лечу». Печаль так печаль: «Помню запахи больницы, / голубой прием-покой. / Вытирала кастелянша пыль костлявою рукой (…) Мои вены слишком тонки — / в них попасть вам не дано…/ сквозь рентгеновские пленки / смотрит бабушка в окно. // Ходит дедушка уныло, / изучая коридор. / Сколько лет тогда мне было? / Не припомню до сих пор». Эксцентрика так эксцентрика: «У меня такие уши, / что завидуют слоны! / Можно кушать ими суши / и ворочать валуны». Любовь так любовь. Неразделенная, а про какую еще любовь писать стихи? «Все для тепла и уюта я сделаю, / Лишь бы встречаться с тобой: / Стены покрашу я краскою белою, / а потолок — голубой (…) Счастье — мираж, ведь оно только кажется, / и потому с высоты / падают звезды, не выдержав тяжести / сумрака и пустоты. // Кажется, я невозможное сделаю, / лишь бы встречаться с тобой: / сумрак покрашу я краскою белою, / а пустоту — голубой». Одно стихотворение я хочу привести целиком, уж очень оно мне нравится: «Пингвин сбежал из зоопарка. / Об этом много говорили. / Быть может, было ему жарко, / быть может, голодом морили. // Он шел по улице центральной, / на куклу странную похожий, / и вид его слегка нахальный / Пугал и радовал прохожих. // Он перешел через дорогу, / конечно же, не на зеленый. / Машинам вышел на подмогу / патруль дорожный, удивленный. // И вот обратно это чудо / вернули в клетку зоопарка, / но он опять сбежал оттуда / бродить по улицам и паркам». Детский рисунок без полутонов, выполненный сильной рукой мастера. Да и название у сборника четкое, веселое, детское, издевательское: «Дура». Прочтите — не пожалеете.

Дура.
Бурачевская Д. —
СПб.: Геликон Плюс, 2016.
 

comments powered by HyperComments

ноябрь 2016