644
0
Синочкин Дмитрий Юрьевич

Леонид Лимонов: "Нужен эффект снежного кома"

«Леонтьевский центр», которым руководит Леонид Лимонов, занимается социально-экономическими исследованиями. Специалисты центра готовили стратегии развития для многих российских городов и регионов. Для Петербурга тоже. Сейчас они работают над четвертым по счету (с начала 1990-х) стратегическим планом развития Петербурга. И нам любопытно было посмотреть, как выглядит пригород с научной точки зрения.

- Какую роль играет пригород в современном городе? Чем он нагружен?

- Есть разные типы пригородов. Чаще всего город разрастается за свои границы, и тогда трудно увидеть грань между, например, муниципалитетом под названием Париж и тремя десятками других муниципалитетов, которые тоже являются коммунами и имеют такие же права. Там просто через окружную дорогу продолжается та же улица и стоят точно такие же дома. Это свойственно большим городам: агломерация выходит за административные границы. С другой стороны, есть традиционные дачные пригороды, куда горожане едут отдыхать, там формируются поселки и даже целые городки. Возможна и полицентрическая агломерация, состоящая из нескольких крупных городов. Есть примеры в Германии, в Нидерландах: несколько городов примерно одного размера, а между ними много разных более мелких населенных пунктов. И они тоже образуют единую систему. Одним словом, когда мы говорим «пригород» - это отчасти размытое понятие, потому что правильнее говорить про агломерацию и ее внутреннюю структуру. В привычном для нас понимании пригородом являются поселки дачного типа или же места для постоянного проживания, но состоящие из индивидуальных семейных домов. И само слово «пригород» означает, что этот поселок не самодостаточен. Хотя исторически и маленькие города имели свой полноценный центр. Они планировались не как какое-то скопление разностильных домиков, а как полноценное муниципальное образование. Пушкин – это город, как и Павловск, Петергоф, Сестрорецк… А вот Комарово или Репино – нет. И в то же время Сестрорецк – часть Петербургской агломерации. На Западе нередки такие полноценные городки, имеющие свою историю, собственное лицо, они формируются в соответствии с понятным генпланом. Плохой пример пригорода – субурбия по американскому варианту. Такой Левиттаун, где односемейные однотипные дома образуют сложный узор, но там нет зелени, никакой территории для прогулок. Все рассчитано на то, что человек приезжает на машине, ставит ее в гараж и заходит в дом. А потом уезжает и работает в городе. То есть вокруг дома на своем маленьком участке он может погулять или выйти в зеленый маленький садик, но выйти за пределы, за ограду своего дома невозможно, потому что там уже дороги.

- Пригород складывается сам по себе? Он формируется стихийно, или это стратегия такая?

- Система регулирования складывается, чтобы балансировать интересы бизнеса и населения. И власть тут оказывается неким регулятором и отчасти посредником. То есть она должна понять и учесть интересы всех. Если это совсем будет невыгодно для бизнеса, то он просто не станет вкладывать деньги. Но у девелоперского бизнеса цели краткосрочные и специфические: быстро все застроить, продать и уйти. Соответственно и муниципалитет, и власти (в нашем случае - субъекты федерации) должны были бы в большей степени учитывать интересы граждан. В какой среде будут жить семьи, в какой обстановке будут дети воспитываться. Власти все это сложно учесть, если нет активной позиции сообщества. Там, где есть гражданское общество, и градостроительство работает достаточно эффективно. Если этого нет - появляется соблазн пойти на поводу у краткосрочных интересов.

- Можно ли рассматривать пригород как зону эксперимента? Где все время появляется что-то новое?

- Мне кажется, это не сознательно происходит, а потому что в земельной политике многое зависит от местных властей. А они имеют совершенно разное представление о том, как развивать территорию. Можно просто сравнить подходы и результаты, которые получились у разных территорий, чтобы сделать выводы о том, что работает хуже, а что лучше. То есть тут даже не нужно что-то специально организовывать. Но территории очень разные, поэтому к ним может быть разный подход. Планирование и стратегическое управление для достижения большого результата – это в значительной степени процесс переговоров. Возможны ситуации, когда, в итоге все стороны выигрывают. «Игра с ненулевой суммой».

- Чтобы правильно поставить задачу перед экспертами и проектировщиками, я должен представлять себе результат. Откуда? Под какие цели разрабатывается генплан? Если вас как эксперта спросить: «Назовите два-три показателя, характеризующих успешно развивающийся город», - какие характеристики вы приняли бы во внимание?

- Развитие пригородной зоны должно выстраиваться исходя из интересов мегаполиса, из его роли в агломерации. И если административные барьеры не являются такими уж и запретительными, то показатель успешности территории – устойчивый рост населения.

- Естественный или иммиграционный?

- Оба. Или, как минимум, миграционный.

- Европа показала: чем лучше люди живут, тем меньше они плодятся.

- В наших условиях расселение жестко регулируется: где-то жить очень хорошо, но поселиться там практически невозможно. Это не только вопрос прописки. Может быть активный спрос, но недостаточное предложение участков под застройку, инженерного обустройства. Значит, будет расти цена на недвижимость, это тоже станет барьером; новые территории будут застраиваться более плотно, с повышением этажности. Сама среда в этом конкретном населенном пункте будет ухудшаться. И успешный пригород постепенно перестанет быть успешным. Но все-таки, если не брать во внимание эти очень важные моменты, то показателем успеха был бы рост населения. Или удорожание недвижимости - выше среднего по региону. Еще один важный показатель – рост средних доходов населения.

- Несколько слов о работе, которой вы сейчас заняты: о городском заказе на стратегию. Как вы сами для себя определяете, что должно быть на выходе?

- Стратегия социально-экономического развития Петербурга до 2030 года.

- Их, если не ошибаюсь, было несколько…

- Важен не только сам документ, важно, куда он встраивается, в какую конструкцию управления. Документы с похожими названиями могут играть совершенно разные роли. Это может быть просто некое вИдение основных вызовов и потенциала. Другой жанр – что-то вроде Комплексного плана социально-экономического развития Ленинграда. Вычисляются различные балансы по отраслям и составляется сводный план, который определяет производство всевозможных товаров, услуг, потребности населения, уровень квалификации этого населения и так далее. Но для этого нужна плановая экономика… То, что мы делали в конце 1990-х, – это, скорее, документ общественного согласия. Такая стратегия широко обсуждается с различными кругами, идет поиск баланса интересов, и так выстраивается перспектива развития города. Другой подход - более административный, он предусматривает определение системы целей для администрации, под них уже дорабатываются конкретные планы. По сути мы сейчас заново отстраиваем систему городского планирования. Она включает в себя переход к управлению и бюджетированию на основе разработки среднесрочных программ. Роль заказчика выполняет Комитет по экономической политике и стратегическому планированию, над этой задачей работают также команды из СПб ГЭУ, «Балт-Аудит-Эксперта», фирма «ЛабГрад», Центр стратегических разработок «Северо-Запад» и другие.

- Когда начинаются реформы, значит, в городской среде накопились какие-то диспропорции. Какие?

- Конкурентоспособность города во многом зависит от его способности реализовывать стратегии. Если стратегия есть, она реализуется и при этом идет мониторинг и оценка того, что происходит, то механизм работает. Если такого механизма нет, даже очень хорошая стратегия остается просто документом, бумагой. К реформам ведет экономическая ситуация. Мы не только в Петербурге, но и в Европе в ближайшее время не ожидаем экономического роста. В течение нескольких лет бюджет рос намного быстрее, чем экономика. Была определенная эйфория. Обсуждалось много проектов разной степени эффективности, иногда конкурирующих друг с другом. Были поставлены политические и социальные цели: улучшение жилищных условий, повышение зарплат бюджетникам и так далее. У нас диспропорции в обществе очень большие, и это, конечно, чревато последствиями. Теперь городу предстоит, во-первых, зарабатывать. Во-вторых, гораздо более взвешенно тратить. Чтобы зарабатывать, надо улучшать свой имидж: деловой, туристический. Надо улучшать городскую среду, снижать административные барьеры, привлекать инвестиции, содействовать развитию экономики знаний (на чем все современные мегаполисы выезжают), создавать среду для креативного класса.

- В этих терминах есть какой-то содержательный смысл, или это все просто формулы?

- В развитых странах практически весь ВВП создается в мегаполисах. Если мы планируем развитие, то должны понимать: кроме того, что не хватает денег, чего еще не хватает? На что обратить особое внимание? Обычно говорится, что Петербург – город высокообразованных, квалифицированных людей. В реальности же предприятия жалуются, что…

- Не найти людей.

- Да, не найти людей. Причем не только очень квалифицированных, но даже и некоторых массовых профессий. По-видимому, для мегаполисов на первом месте стоит проблема человеческого капитала. С этим связано качество городской среды, включая экологию и природу. Если мы хотим, чтобы люди сюда приезжали и тут оставались, мы должны их чем-то привлекать. Культура и памятники – это прекрасно, но недостаточно, должна быть интересная и безопасная жизнь, должна быть привлекательная, благоустроенная среда.

- Чтобы предложить комфортную жизнь, нужен спрос. Тогда бизнес построит какую угодно среду. Но спрос сейчас, в наличии, а не в будущем и не в прогнозе. Иначе девелоперы так и будут лепить панельные квартирки на окраине и не заморачиваться. А люди сюда поедут, если есть уже это комфортное жилье и его можно без проблем купить или взять в аренду. Где разрывается этот круг?

- Вот именно для этого (отчасти) и нужно стратегическое управление. Города, которые добивались успеха, выстраивали коммуникацию, при которой заявленные цели вызывали доверие, и под них участники процесса начинали подстраиваться. Допустим, за счет определенных мер увеличивается туристический поток, развивается туристическая инфраструктура. Вслед за туристами едут люди уже и работать. Они съездили, увидели, как формируется более благоприятный имидж. Под новые тренды подстраивается всякая строительная деятельность.

- Капков начинает это делать в Москве. Марат Гельман пытался в Перми… Но для изменения имиджа надо, чтобы это лет десять развивалось в одной логике. А у нас каждый новый губернатор начинает с отмены распоряжений предыдущего.

- Да, нужен эффект снежного кома. Он сказывается очень не сразу. Сначала небольшие последовательные изменения, а потом вдруг эти объемы оказываются очень большими, но для этого нужна последовательность и преемственность. Улучшение окружающей среды, озеленение, создание общественных пространств… В некоторых случаях требуются совсем небольшие интервенции, которые, однако, приносят ощутимые результаты.

comments powered by HyperComments

ноябрь 2013

Спорт: адреналин