731
0
Синочкин Дмитрий Юрьевич

Председатель Комитета по строительству ЛО Николай Крутов: «Я против плотной застройки в ближних пригородах»

Строительство в Ленобласти — процесс парадоксальный. Решение одних проблем (к примеру, расселение граждан из аварийного фонда) тут же выявляет другие («социалка», сети, дороги…). И бюджет не резиновый, и с федеральными структурами надо договариваться, и местные интересы учитывать… О поисках нового баланса интересов мы беседуем с председателем Комитета по строительству ЛО Николаем Крутовым.

– Ваша прежняя должность — зампред аналогичной городской структуры. Как себя чувствуете на новом месте?

– Приходится учитывать отношения с муниципалами. Главное: у них земля, которой я на старом месте работы мог самостоятельно распоряжаться. Здесь приходится просить. Дальние районы даже радуются, если возьмешь у них землю и инженерно подготовишь… Там сложность другая: построенные объекты не всегда востребованы. А в ближних районах земли практически уже не осталось. И возникают трудности с размещением социальных, инженерных, инфраструктурных объектов.

Я против плотной застройки в ближних районах. Особенно — многоэтажной.

– Чем сейчас больше всего приходится заниматься? Какие задачи можно назвать первоочередными?

– Первоочередные — это долгосрочные целевые программы, федеральные и региональные. «Развитие села», «Дошкольное образование», «Жилье для молодежи» — в общем, бюджетное строительство. К сожалению, инвестиционный процесс в силу закона о местном самоуправлении отдан на уровень муниципалов. Они собственники земли. В результате глава муниципального образования сам утверждает проект планировки, сам выдает разрешение на строительство и на ввод объекта в эксплуатацию. Но общими задачами муниципалитет не озабочен.

Поэтому мы будем заниматься именно инвестициями. Уже договорились с Фондом РЖС, они передают нам участки, которые не используют федеральные предприятия. Это три надела в Сиверской, в сумме около 75 га. На два из них мы уже готовимся объявить конкурс на разработку проекта планировки. Часть будем использовать под ИЖС и раздадим многодетным семьям. На самом просторном пятне (53 га) предусмотрели мало-  и среднеэтажную застройку. Участок уже включен в границы Новосиверского СП. Проект планировки и инженерная подготовка — за счет области. А потом частичная продажа на торгах. Если что-то останется и будет востребовано — пойдет под бюджетную стройку. Это 15 км от КАД, вполне можно размещать постоянное жилье. Там есть очистные сооружения в приличном состоянии, новые не нужны, достаточно подремонтировать существующие; есть избыток электричества. Определенные проблемы с водой, но — решаемые.

– Будет ли строиться Новоладожский водовод?

– Его начали строить еще в 1912 году. В 1914-м прекратили, потому что война. В 1938-м стали достраивать, в 1941-м перестали, потому что опять война. И вот сейчас снова начинаем. Но уже не за счет бюджета: есть идея создать акционерное общество из заинтересованных лиц. Чтобы они подключили свои объекты в Новом Девяткино, Буграх и так далее… А потом эксплуатировали бы сети водопользования и канализования и по схеме ГЧП возвращали бы вложенные средства.

– Вы поддерживаете идею «социалка в обмен на налоги»?

– Она с нас практически и начиналась. Когда я в Петербурге продавал участки по полмиллиарда, то прекрасно понимал, что этих денег хватит и на дороги, и на сети, и на садик. И все это было заложено в цену земли. Здесь строители покупают сельхозку за три копейки, причем даже не у области, а неизвестно у кого. То есть бюджет от них денег не получил. Хорошо, переводите в область свои фирмы, причем те, которые занимаются продажами, а не филиал по снабжению стройки рукавицами. И тогда у нас появятся деньги, на которые мы сможем обеспечить новые комплексы социальной инфраструктурой. Сейчас «Арсенал-Недвижимость» перечисляет около 200 млн налогов в казну, а мы у него выкупаем построенный садик за 83 млн. И муниципалы свои миллионов десять добавят.

– Есть еще компании на подходе?

– Setl Group будет одно из подразделений перерегистрировать в области. Остальные пока думают. Но тут хотя бы понятная логика: или из налогов получать средства на обустройство территории, или это заложено в цене земли. Другого источника, чтобы строить социальную инфраструктуру, у нас пока нет.

– Не опасаетесь, что в тех поселениях, где муниципалов и строителей представляют одни и те же лица, будет проводиться автономная политика?

– Сейчас многое будет зависеть от того, чем закончится наша попытка отменить часть проектов планировки в Мурино. Они прошли экспертизу, но проверка выявила серьезные нарушения и Градкодекса, и принятых в области нормативов.

В чем парадокс: есть проект планировки, который не проходит никакой экспертизы нигде. Есть градплан участка — составляющая часть этого проекта планировки. В градплане разрисовано, какой дом можно построить, но может быть вообще не указана обеспеченность социальной инфраструктурой и инженерией. Экспертиза проверяет, соответствует ли построенное запроектированному, и дает акт о соответствии. После чего ОМСУ, потрясая этим актом, вводит объект в эксплуатацию.

– Но ведь на уровне генплана должны быть предусмотрены и дороги, и социалка?

– Те генпланы областных поселений, которые я видел, больше похожи на примитивные схемы. И мы же вынуждены местные власти подгонять: несите хоть какие! Потому что до января 2013-го генпланы должны быть.

Самой простой путь — нарисовать все как есть, не думая даже на пять лет вперед. В худшем случае получается не пойми что, прирезанный на всякий случай кусок пастбища, непонятно где нарисованные дороги... Конечно, это вредно.

– Сколько жилья строится за счет бюджета?

– Мало — 45 000 кв.м. Сама область практически не строит: нет земли. Строят муниципалы — на деньги области и на средства федеральных программ. Дома, как правило, на 8–12 квартир, максимум 24 квартиры. Потому что аварийный фонд находится в маленьких населенных пунк-тах. Потребности больше нет. Есть бараки и есть непродуманная федеральная программа расселения аварийного фонда. Федерация предоставляет софинансирование ровно на то количество квадратных метров, которые гражданин занимает в аварийном жилье. Живет семья на 8 кв.м — значит, 8 кв.м Федерация и оплатит. Остальное должно финансировать муниципальное образование, у которого весь годовой бюджет может составлять несколько миллионов рублей. Построить восьмиметровую квартиру — нереально, плодить коммуналки нет смысла. И вот до бесконечности ждем, пока разбогатеет муниципальное образование. Или область подкидывает сколько-то.

Отнять землю у муниципалитетов мы не можем. Но поселения могут отдавать участки по доброй воле, передавать их, скажем, в управление по строительству, для проектирования и потом выполнять функции заказчика. Пусть они снимают с себя эту ответственность, мы готовы ее принять.

– Какие еще земельные ресурсы, кроме земель фонда РЖС, есть у области, чтобы вести инвестпроекты самостоятельно? С Минобороны получается договариваться?

– Очень тяжело. Пример: передается военный городок. Вот территория, вот дома, которые они нам передают. Они нам передают землю ровно по обрезу фундамента. Спрашиваем, куда денут остальное. Отвечают: «Да я продам!» Или еще круче — коммуникации не передают.

– А что с Ржевским полигоном?

– По этому поводу у всех слюнки текут. Сейчас военные обратились к губернатору, чтобы выделить из полигона 16 га на дачное некоммерческое партнерство. Потихонечку от полигона отрезают по кусочку и продают втихаря. А чтобы отдать под комплексное освоение... У них психология прапорщика! Есть покупатель на 16 га — надо быстренько продать.

– Сейчас много шума вокруг строительства многоквартирных домов на участках ИЖС. В Петербурге таких случаев около 200, в Подмосковье почти 400… В области эта беда есть? Кто контролирует эту тему, какие меры будут приниматься?

– ДНП в области — это порядка 250 адресов, там уже строят и таун-хаузы, и прочее. Но надежной статистики нет, нет жесткой системы контроля за использованием участков — ни в Петербурге, ни в области. На практике мало кто этим занимается. И идет заявительный принцип: проверяют, если соседи заявили.

– Что сдерживает развитие районов, удаленных от мегаполиса? Транспортная составляющая, отсутствие квалифицированной рабочей силы, отсутствие производств?

– Да, именно эти факторы. Понятно, что квартиру человек старается купить как можно ближе к месту своей работы. А в от-даленных районах ее мало, так что люди вынуждены ездить в Петербург или в ближайший город.

Вагоноремонтный завод может себе позволить строить жилье в рамках инвестпроекта, Усть-Луга может. Порт развивается, строят дома. Они будут отдавать своим рабочим, это будет арендное жилье на период работы в порту.

– Сейчас федеральные чиновники много говорят о развитии социальной аренды…

– Была у нас такая попытка, но не увенчалась успехом из-за нестыковок с федеральным законодательством. В бюджете предусмотрели 318 млн рублей. Идея была в том, чтобы построенное жилье отдать в собственность муниципалам. А они туда селили бы на период работы врача, агронома, учителя. Но прокуратура завернула законопроект: с ее точки зрения, как только муниципалитет получил в собственность жилье, он обязан отдать его первому в очереди. И все.

Если законодательство откорректировать, арендное жилье будет востребовано, я в этом не сомневаюсь. Муниципалы должны иметь некий фонд, как раньше называлось — ведомственный. Работаешь на заводе — тебе положено жилье, уволился — до свидания. Необходимо исключить возможность приватизации такого жилья и учитывать его отдельно от очереди на улучшение.

– В рамках земельной реформы планируют отменить деление земли на категории. И предлагают ввести плату за изменение вида использования.

– Я бы поддержал. И увеличение налога на землю, которая уже переведена под жилищное строительство. Или если три года не сеешь на сельхозке — земля конфискуется и передается в область.

– У вас есть загородный дом?

– Есть, дача. Вблизи Каменногорска, 200 км. Это как раз недалеко от Вуоксы, между Петушиным и Луговым озерами. Лодка, прицеп. Дом самый обыкновенный, из сэндвич-панелей, сто метров примерно. Летом приезжаю, ну и зимой — на новый год. Рыбачу: щука, судак на Вуоксе хорошо идет. Я же член клуба любителей рыбной ловли… 

К сведению

Николай Крутов родился 23 декабря 1956 года в Ленинграде. В 1984 году окончил Ленинградский госуниверситет по специальности «правоведение». В 1997 году получил дополнительное образование по специальности «экономика и управление на предприятии» в Санкт-Петербургском государственном университете.

Трудовую деятельность начал в 1974 году. В Комитете по строительству работает с 1997 года: старший юрисконсульт, затем — начальник юридического отдела. В 2005 году назначен первым заместителем председателя Комитета по строительству. Летом 2012-го стал председателем Комитета по строительству Ленинградской области.

Увлечения: бильярд, рыбалка. Женат, имеет дочь.

comments powered by HyperComments

ноябрь 2012

Город в пригороде