2016
0
Дмитрий Синочкин

Руководитель Управления Росреестра по ЛО Алексей Орлов: «Налоги — это инструмент»

Росреестр — структура загадочная и отчасти мистическая. Человек может сколько угодно представляться богатым владельцем квартир, гектаров и особняков, но пока у него на руках нет волшебной бумаги — свидетельства о государственной регистрации права собственности — все это пыль и мишура. А еще в Росреестр стекается масса полезнейшей информации: о сделках с землей и жильем, о приватизации, о дачной амнистии… От четкой работы этого ведомства напрямую зависят девелоперы и риэлторы.

– В последние два года в области много строят, особенно во Всеволожском районе. Как справляются регистраторы?

– Эти проблемы носят сезонный характер. Сейчас как раз очередной всплеск активности, мы стараемся реагировать свое-временно. Есть два довольно сложных района, где действительно существуют проблемы с регистрацией договоров долевого участия: Всеволожский и Ломоносовский. Ломоносовский стал активно развиваться в связи с пуском КАД: земли вблизи трассы востребованы, идет активное строительство.

Недавно мы встречались с руководителями холдинга «ЛенРусСтрой», который вводит большой объем жилья в Горелово. Соответственно будут и серьезные объемы регистрации. Причем договоры сложные: с привлечением заемных средств, ипотеки, различных субсидий. Наше программное обеспечение позволяет производить первичную регистрацию на любой площадке. Мы организуем прием заявок в Ломоносове, но если регистраторы не будут справляться, потому что штаты у нас не увеличиваются, возможно, правовую экспертизу и регистрацию станем проводить силами других отделов.

Мы начали активно использовать информационную систему предварительной подготовки документов, когда заявитель, заходя на портал госуслуг, заполняет необходимые формы в электронном виде. Это ускоряет прием документов, освобождает наших специалистов от механической работы; удобна такая форма и для крупных застройщиков. 
На начальном этапе были серьезные сложности с программой, сейчас отладили.

Информационные технологии очень быстро развиваются. Есть районы, которые их осваивают раньше и успешнее других, например Приозерский. Там хороший, актуальный картографический материал. Хотелось бы, чтобы на всей территории Ленобласти было что-то подобное.

– Как вы оцениваете уровень подготовки Ленобласти к переходу на налогообложение объектов недвижимости по результатам массовой оценки?

– На сегодня Федеральный кадастровый центр «Земля» обработал только предварительные данные. Определены ценовые факторы: удаленность от магистрали и т.п. Такой отчет сделан по всей области. Одна и та же модель используется для всех регионов, но установлена очередность. В 2006 году она была запущена в Новгороде и Твери, там произведена массовая оценка, архивы готовы к передаче в органы кадастрового учета. Отработана методика кадастрового учета объектов капитального строительства, готова вся законодательная база. Финансироваться эти работы будут из федерального бюджета. Понятно, что субъект РФ заинтересован в проведении оценки, чтобы была возможность перехода на единый налог на недвижимость. Думаю, он будет вводиться поэтапно, по регионам.

– Сколько всего капитальных объектов в Ленобласти?

– Около 600 000 зданий плюс более 500 000 жилых помещений. Все эти объекты должны быть инвентаризированы, оценены, приписаны к определенному адресу.

– В других регионах есть случаи, когда кадастровая стоимость категорически не совпадает с рыночной. Это приводит к конфликтам. Как вы относитесь к подобным ситуациям, готовы ли к ним?

– При Росреестре будет создана комиссия по разрешению споров, связанных с кадастровой оценкой. Пока таких вопросов не возникало.

Стоит задача в 2013 году перейти на единый налог. Для формирования местных бюджетов это будет, наверно, один из основных источников наряду с налогом на доходы физических лиц — 40–50%. Аналитики говорят о том, что все расход-ные обязательства, которые есть сейчас у муниципальных образований, за счет этих двух налогов покроются.

– Муниципалитеты будут конкурировать за сильного застройщика?

– Я в этом уверен! Глава района должен быть заинтересован в том, чтобы его территория стала инвестиционно привлекательной, чтобы строились серьезные объекты, в том числе и дорогое жилье. Если учитывать развитие транспортной инфраструктуры, становится очевидно, что сегодня в основном востребованы территории вокруг мегаполиса: Кудрово, Девяткино, Мурино, Юкки, Горелово…

– Администрация будет заинтересована в том, чтобы массовая оценка была как можно ближе к рыночной…

– Не думаю, что налоги вырастут в геометрической прогрессии. В любом случае это инструмент, ставку местного налога можно регулировать на уровне муниципалитетов.

– Как идет дачная амнистия?

– С 2009 года количество таких заявлений увеличивается. Спорные моменты возникают, когда площадь участка, указанная в первичных документах, отличается от фактически используемой более чем на 10%.

– Как быть с поселениями, с жилыми домами, которые возникают на землях, совсем для этого не приспособленных, к примеру на землях Минобороны?

– Сейчас Минобороны активно проводит инвентаризацию своей собственности, в том числе — межевание участков, уточнение границ. Если эта земля военным не нужна, ее передают субъекту РФ или муниципалам. Есть процедуры перевода земель из одной категории в другую, есть уровни власти, которые принимают такие решения. Мы активно сотрудничаем с Мин-обороны. Вопросов возникает много, но мы стараемся их решать. Взаимодействовать стало проще, когда в министерстве был создан департамент имущественных отношений.

Сложилась практика отказов: регистрационные службы отказывали в регистрации садоводств на землях Минобороны, например, во Всеволожском районе. Я считаю, что надо узаконить такие поселки. В мае вышло постановление правительства, которое упрощает порядок регистрации объектов, передаваемых военными. В нем перечень — всего пять документов. В Ленобласти порядка 360 объектов, подлежащих передаче от Мин-обороны муниципалам или в собственность субъекта федерации. Мы непосредственно участвуем в этом процессе.

– В областной парламент поступил законопроект, который упрощает порядок согласования инженерных построек на участках ИЖС…

– Да, мы занимаемся этой проблемой. Необходимо стыковать процедуру с федеральным законодательством.

– С 1 октября действует утвержденный правительством порядок документооборота, при котором гражданин не должен собирать справки и ходить от одного окошка к другому. Вашего ведомства это коснулось?

– Пока речь идет об электронном взаимодействии федеральных органов исполнительной власти. С 1 июля будущего года к процессу подключаются региональные и муниципальные органы. Можно и раньше, но с их стороны инициативы не было. Мы взаимодействуем с налоговой службой и Минрегионом. То есть упрощается, например, получение выписки из ЕГРЮЛ; быстрее должно проходить получение разрешений на строительство и на ввод в эксплуатацию. Идет обкатка, первый опыт.

Идеал — создание единого информационного ресурса, который формируется всеми федеральными и муниципальными органами.

Есть нерешенные проблемы, нестыковки. Например, мы получили электронный вариант выписки из ЕГРЮЛ, а закон о регистрации говорит, что эта выписка должна быть в бумажном виде и с печатью. Как приобщать электронный документ к бумажному архиву? То есть задача поставлена, сроки определены, но законодатель не успевает отредактировать закон. Мы, конечно, выходим из положения, но я полагаю, что межведомственное взаимодействие полноценно заработает не раньше следующего года.

– Какая часть территории Ленобласти нормально, качественно картографирована?

– Около 25%. На прошлой неделе Росреестр проводил большое совещание с участием стран СНГ и Балтии. Обсуждали, выделять деньги на съемку с вертолетов или «купить космос». Предполагается приобрести космические снимки высокого разрешения для изготовления картографических материалов на всю территорию РФ.

– Ваше ведомство контролирует процесс создания территориальных планов? Местные власти нередко стремятся расширить границы населенных пунктов, присоединить новые территории.

– Да, мы участвуем в согласовании документов территориального планирования. Без должных оснований муниципалы свои границы при формировании генпланов расширить не могут. Мы следим за этим. Но бывают и другие ситуации: например, поселок Лисино-Корпус существует лет 30, а земли (по кадастру) числятся в лесном фонде. Такие земли необходимо переводить в категории населенных пунктов через распоряжение правительства РФ либо включать в границы населенных пунктов.

В общем виде процедура следующая: формируется генеральный план, отправляется на областной уровень. В месячный срок субъект РФ обязан либо согласовать его, либо выставить замечания. По умолчанию документ считается согласованным.

– Считаете ли вы информацию, которой в большом объеме располагает ваше ведомство, ценным активом? Насколько она должна быть доступна и открыта?

– На публичной кадастровой карте должно быть все. И она будет абсолютна открыта.

К сведению

Алексей Орлов родился в 1967-м в Тюменской области. В 1984-м поступил в Сибирский автодорожный институт, был призван в армию. После демобилизации продолжил обучение на экономическом факультете Омского сельскохозяйственного института.

С 1993 по 2005 год проходил службу в органах внутренних дел и налоговой полиции Тюменской области, специальное звание — подполковник милиции. В 1994 году окончил Тюменскую высшую школу МВД РФ.

С 2005 по 2010 год работал в органах местного самоуправления и органах власти субъекта РФ: первый зам. главы администрации Тобольска, зам. главы администрации Тюмени, советник губернатора Тюменской области.

В 2009-м окончил Академию госслужбы при президенте РФ. В начале 2010-го назначен на должность зам. руководителя Управления Федерального агентства кадастра объектов недвижимости по Ленинградской области, в октябре 2010-го занял пост руководителя управления Росреестра по ЛО. 
Женат, имеет взрослого сына.

если понравилась статья - поделитесь:

ноябрь 2011