1271
0
Земзаре Инга

Как я покупала дачу

Развалины старинного орденского замка, священная гора Оду, пять озер — все это в маленьком латвийском городке Лудза, куда мы поехали в гости. Лудза находится в Латгалии, в приграничном с Россией районе. И так нам все понравилось, что захотелось купить здесь домик.

Приобрести недвижимость в Латвии сейчас могут все, но для граждан других государств есть нюансы.

Мы изучили рынок в районах приграничных городов: Резекне, Карсава, Лудза. Стоимость колеблется от 1500 до 95 000 латов (1 Ls = 61 рубль). Чтобы приезжать летом на месяц, дворец не нужен, поэтому решили искать до 15 000 Ls и осмотрели даже домик на кладбище (не самый дешевый).

Большинство продавцов — это люди, которые или выстроили новую дачу в «жирные» (как тут говорят) годы, или доводят до ума недвижимость, полученную в наследство, или забирают стариков к себе и опять же что-то достраивают. В целом народ стремится жить в частных домах с автономной системой отопления, поскольку коммунальные услуги дороги.

Больше всего внимания мы уделили Лудзе и окрестностям. Во-первых, здесь много озер (а куда петербуржцу без воды!). Во-вторых, в дачных строениях приняты два этажа, второй — видовой. В-третьих, есть знакомые, которые могут за домом присмотреть. На Лудзе и остановимся.

Лудза (до 1920 года — Люцин) известна с XII века. По легенде, Люцин назван в честь дочери правителя замка Люции. В 1399-м рыцари возвели в городе крепость с шестью башнями поверх старой крепости. Рядом с замком — огромный католический костел. На холме Одукалнс — горе Оду — древние латгальские захоронения VII–XII веков.

Официально в Лудзе 10 000 человек, но аборигены говорят, что после недавнего великого исхода в Европу их осталось 7000.

Город ухоженный и очень чистый. Здесь принято уступать дорогу на тротуаре (и не узком тоже) независимо от возраста и пола и вообще уважать личное пространство. Гостей города отличает широкий целеустремленный шаг.

Много памятников советским солдатам, ухоженных, в цветах и клумбах. Здесь вообще очень развит ландшафтный дизайн — и городской, и частный. Есть хорошие парки, большой — с фонтаном. Пожилые люди обсуждают новинки литературы (есть большая библиотека) и Аллу Пугачеву. В кафе-магазине могут зазвучать Алена Апина и русский шансон.

Говорят в Лудзе на трех языках: латышском, латгальском, русском — иногда переходя с одного на другой. Латгаль-ский — очень интересный язык, сохранивший архаичные черты. Дети кокетничают друг с другом на смеси языков с учетом современных реалий. У кафе мальчишка кричит крепенькой, но ничуть не толстой девочке: «Целлюлитс!» Она не знает, как реагировать. Наконец ее озаряет: «Негрс!» Но мальчик обиделся: «Я разве негр?»

В городе издавна живут представители разных конфессий: католики, лютеране, иудеи, старообрядцы, православные. Гаст-арбайтеров и афробеженцев, несмотря на евростандарты и толерантность, пока еще нет.

Здесь все делают основательно. Правда, с работой сейчас напряженка, и люди едут в Европу. Но детей много, школы (есть русская), где учатся и хуторяне, красивые. Местные дачники — это в основном жители многоквартирных домов, которых в городе вряд ли более полусотни, поскольку развит частный сектор. 

В прогулках по городу мы набрели на улицы Пушкина и Кульнева. Яков Кульнев — уроженец Лудзы, генерал-майор, герой Отечественной войны 1812 года, лихой, бескорыстный, харизматичный великан, чудак, любимый солдатами. Его отец был боевым другом Суворова, матушка Луиза вела свой род от прусских рыцарей. На службе Отечеству Кульнев добросовестно заботился о снабжении и организации, а сам довольствовался малым. Во время русско-шведской войны был столь корректен и благороден с побежденными, что шведский король за-претил в него стрелять. О нем писали Жуковский, Денис Давыдов, а поэт Йохан Рунеберг, автор гимна Финляндии, сказал: «Но честь его и нам мила. /Как честь родного нам героя». Погиб Кульнев в сотне километров от Лудзы. Наполеон написал Жозефине: «Вчера убит лучший русский офицер кавалерии Кульнев». Вот такого героя дала России Лудза. В доме Кульнева работает Краеведческий музей.

В таких местах и искали мы дачу. Жаль, поездку в леса на хутор на горе с хлевом и сараем (часто это весьма основательные сооружения) за рекордные 600 Ls мы отложили, поскольку этому предшествовал живописный рассказ, что добраться туда можно только летом, и выбраться тоже. А на дворе уж осень, застревать в лесах некогда: домики надо смотреть.

Осмотр начали с двух садоводств на берегу озера. Особенность их в том, что, поскольку до города пешком полчаса, бань на участках мало.

Первый наш фаворит — зеленая двухэтажная дача с приятной архитектурой и скромной ценой. Плюсы дома: крепкие соседи в приятной удаленности, озеро, лесок, сосняк, на берегу домов нет, вид на просторы, камин, много окон. Минусы: ощущение, что кухня в коридоре, узкие лестница и веранда (но при желании можно достроить-перестроить). Участок уходит вниз под горку, и мне казалось — домик вот-вот скатится. Но поскольку друзья обещали ландшафтный дизайн, то система каскадов и прочие фортификации не представляются сложными.

Следующий домик меньше, подороже, кирпичный. Заборов с соседями нет, участки разделяет натянутая веревка (заборы здесь в значении оборонительных сооружений не приняты, даже в городе они часто прозрачные или невысокие). И тоже на горушке и с видом. Все хорошо, но соседство концентрированное, напротив стройка, ближайший выход к воде — так себе.

Когда мы увидели следующий дом, сразу захотелось его купить. Просторно, интерь-ерно. Можно при желании расширить террасу и чего-нибудь достроить на втором этаже. А главное — вид, особенно с террасы и со второго этажа, где есть балкон с коваными решетками. Здесь хорошо вдохновляться на исторические романы (местная история к этому благоволит) или хотя бы учебные пособия.

На одной из прогулок по садоводствам возле нас остановилась машина: «Я вижу, вы ищете красивые места. Садитесь, покажу свой дом. Он самый красивый!» Дом и вправду хорош: там тебе и мозаика, и террасы американского типа.

Нашла я плюсы и в городском доме у озера, но строение требует изрядного ремонта или перестройки, а рядом большой  пляж, куда «весь город будет летом ходить».

Посетили дом на краю города. Он примостился у самой горы. Мы считали, что это священная гора Оду с древними захоронениями, но сразу за забором обнаружились могилки второй половины ХХ века, а сама гора оказалась большим кладбищем. Дама, которую мы там встретили, спросила: «Неужели осмотр Лудзы надо начинать с кладбища?» Мы сказали, что ищем Оду. Дама рассказала об истории этого погоста (он тоже старый, но, как мы поняли, не Оду) и так вошла в роль экскурсовода, что с жаром советовала пройти дальше по горе: «Там еще очень много кладбищ!»

Реакция знакомых на рассказ об этом представителе латгальской недвижимости была невнятной, но потом совместно решили, что соседи спокойные, тихие, Аленой Апиной и разговорами тревожить не будут, а место посещаемое, и народ будет заглядывать на чай. Жили же там столько времени люди и сейчас живут, целая улица. А до озера, центральной площади, рынка, кафе и других благ цивилизации — всего пять минут пешком.

Вернулись без покупки: хочется-таки взглянуть на тот хутор, куда только летом. И на другие. Хутора в основном продаются с изрядными кусками земли — до 30 га. На них могут быть леса, поля, пруды с карпами. Но пока мне хватит и 1 га где-нибудь у озера.

если понравилась статья - поделитесь:

ноябрь 2011