193
0
Дмитрий Синочкин

Не памятник и был?

Чиновники не увидели в токсовском вокзале историко-культурной ценности. И отказались признать его «вновь выявленным объектом». Теперь РЖД может снести здание. Градозащитники не сдаются и будут оспаривать решение.

Проблему рассматривала специально созданная комиссия при областном Комитете по культуре. За отказ в присвоении статуса выступили сотрудники Комитета: Галина Лазарева, Светлана Волкова, Ирина Ефимова. К ним присоединился и представитель РЖД. Представитель администрации, главный архитектор Токсовского ГП Егор Танчук в голосовании не участвовал.
Эксперты Александр Кононов, Елена Резникова и Владимир Лапшин остались в меньшинстве. Специалисты подготовили к заседанию заключение. В нем приводились следующие аргументы:
– Здание, построенное по проекту финского архитектора Урхо Пяллия, является неординарным и очень выразительным образцом северного модерна.
– Заключение экспертов-реставраторов свидетельствует о сохранившихся (с заменами) конструкциях исторического здания, печи и основной планировке вокзала. Здание не относится к аварийным: техническое заключение специалистов подтвердило работоспособность конструкций.
– Здание является композиционным центром Привокзальной площади, выступая визитной карточкой поселка Токсово, единственным дореволюционным строением при въезде в административный центр поселка. Вместе с привокзальной башней вокзал образует выразительный комплекс.
– Вокзал хранит память о выдающихся деятелях отечественной культуры, живших в Токсово и пользовавшихся  здесь кассами. (Здесь проводили дачный отдых А.С. Грин, С.Я. Маршак, Е.А. Мравинский, А.А. Ахматова и др).
– Здание вокзала построено в условиях Первой мировой войны для решения практических задач по обороне Отечества, играло роль важного стратегического объекта железнодорожной инфраструктуры в годы Великой Отечественной войны. «Ценность таких объектов с точки зрения исторической памяти и патриотического воспитания граждан в год 75-летия Победы над фашизмом не требует дополнительных обоснований», — говорится в документе.
Не помогло.
Ранее за снос здания выступил губернатор Александр Дрозденко. Он назвал вокзал «сараем в сайдинге», а активность градозащитников — «хайпом».
Теперь у заказчика проекта — компании РЖД-Строй — нет препятствий для сноса объекта. Правда, решение, скорее всего, будет обжаловано. Но шансы на отмену приговора невысоки.
Кроме того, остаются ограничения, связанные с охранной зоной.
Первый конкурс на снос исторической постройки и возведение нового здания (за 76,5 млн рублей) в мае 2020-го выиграла московская компания «Стройпроект»; контракт с ней не подписали. В июле заказчик, АО «РЖД-Строй», объявил повторный конкурс. Победила компания ПСК «Содружество». С ней заключили договор, затем также решили расторгнуть.
Судьба вокзала активно обсуждалась в СМИ. Депутат петербургского ЗакСа Борис Вишневский направил запросы губернатору области Александру Дрозденко, министру культуры Ольге Любимовой, руководителям РЖД и Октябрьской железной дороги. В ответ придворные областные издания привычно обвинили Вишневского в «желании попиариться», а также — в срыве важного для области инвестиционного проекта. Полемика (особенно в телеграм-каналах) вообще ведется крайне неряшливо. Сторонники «новодела» упоминают о пожаре, якобы уничтожившем основную часть исторических конструкций. (В документах свидетельств этого найти не удалось.) Губернатора зачем-то убедили, что градозащитники и активисты выступают за сохранение нынешнего варианта
«в сайдинге», хотя реставрация — это нечто совсем другое, это возвращение
к исторической правде… Довольно долго твердили, что речь о сносе вообще не идет — хотя в конкурсных документах ясно сказано и про демонтаж, и про новое строительство…
Владимир Цой, председатель Комитета по культуре ЛО, полагает, что оптимальный вариант — снос старого здания и строительство нового в прежних габаритах: «Для нас важно, чтобы ансамбль был гармоничен. Чтобы здесь не появилось кирпичное или подчеркнуто современное здание… Мы не будем требовать, чтобы РЖД сохраняло сруб. Даже если это будет возможно. К вокзалу предъявляется набор функциональных требований. Прежде всего он должен быть удобным для посетителей. Вряд ли стоит ради соблюдения исторической правды требовать, чтобы вокзал отапливался дровяными печами».
Депутат петербургского ЗС Борис Вишневский считает, что включение вокзала в реестр объектов культурного наследия могло бы предотвратить снос: «Но этому препятствует комитет по культуре ЛО
и лично его председатель Владимир Цой».
Борис Вишневский напоминает, что в защиту вокзала выступил известный историк, почетный гражданин Ленинградской области, доктор исторических наук Анатолий Кирпичников. Против сноса выступают ведущие эксперты по деревянному зодчеству и специалисты
в области железнодорожной архитектуры.
«Наши требования остаются прежними, — говорит Вишневский, — признать здание вокзала выявленным объектом культурного наследия, включить его в реестр ОКН, бережно отреставрировать и полностью восстановить его исторический облик».

К сведению

К историческому архитектурному наследию в мире подходят по-разному. Есть Венецианская хартия реставраторов, основанная «на уважении подлинности материала и достоверности документов». Причем реставрация — это крайняя мера, если консервация не помогает. И лучше использовать «традиционные техники»… Есть японский подход, когда безусловно чтимые храмы по мере ветшания разбирают полностью и строят заново, в точности такие же, из тех же материалов. В Москве популярен «лужковский» подход: «Снести и воссоздать в монолите!» В столице даже памятные таблички на новодел умудряются вешать…
Накрыть живой организм охранительным колпаком не получится: ему нужно дышать. Венеция — исключение, и это уже не город, а скорее музей. Спор о памятниках — всегда территория компромисса.
Почему бы не попробовать сохранить сруб, убрать сайдинг, восстановить отделку — и разрешить железнодорожникам переделать планировки под новую инженерную начинку? Но у нас полемика сводится к крайностям, примирение которых невозможно.
Конечно, реставрация — это дольше, дороже и сложнее. Ну, тогда хотя бы не надо было в отредактированную Конституцию включать слова про «память предков». Или сделать специальную оговорку: «Российская Федерация, объединенная тысячелетней историей, сохраняя память предков (в рамках бюджета)…» — и далее по тексту. А то у нас идеология как-то драматично расходится с практикой.

comments powered by HyperComments