Тень Башни

Иногда приходится разговаривать с чиновниками городской администрации. В том числе – про будущую башню «Газпрома». У некоторых из среднего звена прорывается личное мнение – не для печати, конечно. Но чем выше кресло, тем хуже. Такая отчаянная искренность в глазах у защитников этой идеи! Многих я считал порядочными людьми. Разговариваешь и думаешь: их пытали, что ли? Или угрожали истребить семью? Ну хоть бы одна демонстративная отставка… Или население города окончательно и бесповоротно развалилось на «мы» и «они», на морлоков и элоев, и в Смольном действительно не понимают, почему такая прорва сограждан категорически против этой затеи, которая лично им вроде бы прямого ущерба не нанесет?

Конечно, я пристрастен. Не я один, впрочем.

Многие противники башни, на мой взгляд, выбрали путь, ведущий в тупик.
Например. эксперты Общества охраны памятников старательно, пункт за пунктом перечисляют: какие положения каких федеральных и городских законов нарушают власть и организаторы проекта. Ну и что? В «Газпроме» этого не знают, что ли?

Противники – про нарушения закона, а им в ответ – про то, что Градкодекс РФ вообще разработан на американские деньги, а действия оппозиции проплачены москвичами и владельцами конкурирующих бизнес-центров! А если смотреть на город, стоя спиной к небоскребу, то его (небоскреб) и вообще не видать. Спорить можно, если противостоящие стороны хотя бы говорят на одном языке. И находятся в одном пространстве-времени. А здесь – категорическое несовпадение.
И еще приходится сделать внутреннее усилие, чтобы понять: как эту тему вообще можно обсуждать? Эстетика абсурда требует нелинейных решений.

Давайте прикинем плюсы?

С возведением башни резко вырастет спрос на загородное жилье. Особенно – на дальние дачи за пределами радиуса в 72 км с центром на Охте (это как раз зона прямой видимости небоскреба). Наш «Пригород» приподнимется на рекламе...

Подешевеют квартиры в городе. Сначала – элитные. Это сейчас снобы и эстеты, по случаю сколотившие первичный капитал, готовы платить по 70 000 «зелени» на квадрат за вид на Неву и Петропавловку. А разбавь «открыточный» вид газпромовским шедевром – и «Набережная Европы» тут же упадет в цене.

Зато Россия сэкономит $4 млн на ежегодных взносах в ЮНЕСКО. Мы оттуда выйдем из гордости, потому что из перечня объектов Всемирного наследия нас выпрут автоматически. Если сэкономленное отдадут нам, то примерно за тысячу лет такой экономии мы накопим 140 млрд рублей, необходимых (по расчетам самого же «Газпрома») для того, чтобы «расшить» транспортный коллапс на Охте (понадобится строительство перспективной ветки метро, две развязки, путепровод и пр.) И все эти долгие годы население, отрезанное от рабочих мест, будет вынуждено искать работать из удаленного доступа, строя кампусы и развивая все те же пригороды. А гордый центр зачахнет в густой тени великой башни.

Иссякнут туристические потоки: они к нам катаются, чтобы поглазеть на единственный в Европе нетронутый исторический кусок такого масштаба. За небоскребами им в Шанхай или Дубаи проще съездить, за густым «винегретом» из викторианской истории и сэра Фостера – в Лондон.
Ну и правильно – понаехали тут.

Гостиницы перепрофилируют в хостелы для неприхотливых гастарбайтеров: им как раз на «небесную линию» наплевать, у них другие заботы.

В массовых акциях протеста неизбежно засветятся сотни и тысячи несогласных всех мастей: тут их очень аккуратно можно взять на карандаш, а потом – за цугундер. Для процветания «ста цветов» в строгих рамках предписанного единомыслия.

Ересь скажу: даже не в башне дело. Гадость, конечно, но не это главное. Главное, что перед глазами постоянно будет маячит напоминалка: ты никто, звать тебя никак, ничего от тебя не зависит. Такой мощный излучатель унижения, как у Стругацких в «Обитаемом острове». С радиусом непрерывного действия в 72 км.

Единственная надежда, которая размывает этот невеселый пейзаж: никогда и ничего в России не происходит так, как задумало начальство.

Никогда и ничего.

Удачи! Она всем нам понадобится.

Архив номеров
Главный редактор
Дмитрий Синочкин