Три поросенка и танцы с граблями

В известной сказке описаны три распространенных подхода к домостроению. Ниф-Ниф, если кто позабыл, ставил на первое место низкие издержки и быстроту постройки. Нуф-Нуф использовал каркасно-прутиковые технологии. Наф-Наф отдавал предпочтение традиционному, хотя и затратному варианту. Автор наших гимнов, переводя с английского, упустил важную деталь. Волк служил в лесу судебным приставом. А на кровные заработанные накопления построить каменный дом можно, если ты уж совсем свинья. Если нет — только в кредит. В Англии, по крайней мере. Так что на самом деле все кончилось печальнее, чем у Михалкова (старшего).

Кстати: в Англии за последний год число сделок на рынке жилья сократилось на 65%, цены упали на 10%, число невозвратов по ипотеке достигло рекордных отметок с 1997-го. Home, sweet home! Сотни домов выставлены на продажу. Крупнейший ипотечный кредитор, Halifax Bank of Scotland, спешит продаться Lloyds TSB, чтобы избежать банкротства. Банк Англии закачивает в финансовую систему 40 миллиардов фунтов... Российские граждане, быстро вспомнив прежние привычки, закупают пшено и доллары.

А началось все примерно полтора года назад, в США. Американская экономика была на подъеме, потребление росло, банки зарабатывали на выдаче все новых кредитов. Конкуренция обострилась; акционеры, избалованные высокими дивидендами, требовали стабильных прибылей. Ипотечные кредиты стали выдавать недавним иммигрантам, тем, кто не мог подтвердить легальный доход; в конце концов — даже тем, кто зарабатывал на перепродаже краденых магнитол или наркотиков в мелкую розницу. Какая разница: стоимость залога (жилья) растет; под кредиты выпущены ценные бумаги, перестрахованы и упрятаны к швейцарским «гномам».

Под конец вечеринки безработный нелегал мог получить в кредит 120% стоимости дома, который он еще только собирался купить.

Насколько мне известно, никто из серьезных западных аналитиков не просчитывал «глубину спроса». Какую часть дохода домохозяйства готовы отчислять за жилье? Соответствует ли объем нового строительства — платежеспособности граждан? Сколько новых покупателей появляется на рынке? Какие у них заработки и предпочтения? Если такие расчеты и велись — банкиры их не принимали во внимание. Потому что акционеры, бонус по итогам года и личный «золотой парашют», если вдруг что не так.

Этот «праздник жизни» просто не мог не накрыться медным тазом.
К сентябрю 2008-го объем нового строительства жилья в США снизился на 6,2%, цены упали на 15%. Просрочки по ипотечным кредитам допустили 4 миллиона заемщиков, под угрозой дефолтного отъема оказались 9% домохозяйств — рекорд за последние 30 лет.

Госдеп и казначейство, выделяя 200 миллиардов долларов, национализируют ипотечные агентства Freddie Mac и Fannie May. Крупнейший инвестбанк Lehman Brothers заявляет о банкротстве. Другой инвестиционный лидер, Merrill Lynch, чтобы не допустить краха, продается Bank of America. Министр финансов США Генри Полсон заявляет, что казна больше не намерена поддерживать Уолл-Стрит...

Буквально на следующий день после заявления г-на Полсона казначейство США изыскивает еще $85 млрд, чтобы спасти крупнейшего в мире страховщика — компанию AIG. (Только в Штатах акционеров AIG насчитывается около 74 миллионов. Не портить же им настроение перед выборами…)
Дальше — строго по Гайдару (старшему): «Как у вас кликнут, так у нас откликаются, что у вас скажут, над тем у нас задумаются…»

На следующий день после краха Lehman Brothers российский фондовый рынок, долго не задумываясь, рухнул ниже плинтуса.

«Вот тебе, бабушка, и глобализация!» — ахнули хором 30 000 мелких акционеров Сбербанка, 115 000 совладельцев «Роснефти» и 130 000 держателей акций ВТБ, враз потеряв три четверти вложений.
Дальше — как обычно: двуглавый антикризисный штаб заседает в ночи, 1,5 триллиона рублей закачиваются в три «уполномоченных» банка, нормы резервирования снижаются. Ситуация из катастрофической становится просто плохой.

Граждане скупают крупу и подорожавшие доллары и утешают себя тем, что главные-то денежки — не в акциях.

Они надежно вложены в квартирку, в домик на озере, да мало ли…

Но сколько я ни спрашивал — ни разу не слышал, чтобы кто-нибудь из наших маркетологов, социологов или крупных чиновников всерьез занимался изучением «глубины спроса». Сколько домохозяйства готовы тратить и пр. — см. выше.

Так что сказочное свинство в финале — не исключается.

Удачи вам!

Архив номеров
Главный редактор
Дмитрий Синочкин