810
0
Земзаре Инга

Кузнечный горн для Вероники

«Какие тихие милые осенние Коломяги…» — писал Александр Блок.
Это старинное дачное местечко всегда было популярно в среде петербургских поэтов, художников, артистов. В облике современных Коломяг с каждым годом все больше городского, но обитатели коттеджного поселка бережно хранят славу художественного предместья.

ШИПЫ И РОЗЫ

Как, например, Вероника и Андрей Баланевы (хозяин дома — руководитель предприятия «Экотехнохим»). Сейчас у них радостное событие — заканчивается строительство забора. Основная идея этого сооружения — не скрывать обитателей дома, а нести красоту людям. Поэтому создает его не бригада бетонщиков, а известный кузнец Тимофей Силич (один из двенадцати стульев в Летнем саду, к примеру, его рук дело).

– Некоторые кузнецы и художники, — говорит он, — сетуют: дескать, нужно перестраивать современные коттеджи, поскольку они невзрачные, возможностей проявить себя мало. А я, напротив, считаю, что сдержанная архитектура — как раз хороший повод для художника высказаться. И воспринимаю ее как подарок. Есть пространство — работай с ним. Ты абсолютно свободен.
Как известно, ограда во все времена выполняла функции защиты. Тимофей поясняет:

– Она словно говорит: «Ты, конечно, любуйся, но не лезь, не трогай». Забор состоит из пик, готовых проткнуть злоумышленников. В нашем случае разящие пики настроены перпендикулярно, а верх скруглен. В соединениях же использованы различные варианты хомутов, закруток, обжимок.
Вероника любит наблюдать за работой Тимофея, стоя у окна застекленной веранды.

– Несколько лет назад, — объясняет она, — я случайно зашла в кафе на Петроградке. И там впервые увидела работы Тимофея. До этого момента к ковке, к железякам была равнодушна. Потом на выставке в «Ленэкспо» снова встретилась с его изделиями, а потом и с ним самим. Тогда передо мной встал выбор — автомобиль или кованый забор. И я сказала Тимофею: «Хочу листочки, цветочки, финтифлюшечки». Он меня выслушал. А потом показывает мне… Шипы. Я чуть не расплакалась.
– Это клювики, — уточняет кузнец. — В заборе должна быть какая-то агрессия! А Вероника мне в ответ: «Какая, мол, агрессия! Я открыта всему миру. Мне бы цветы, лиственный узор…» С трудом уговорил.

В таких муках родилось то, что в итоге понравилось заказчице. Ни одна секция не похожа на другую, а воинственности вполне в меру. Есть в заборчике еще нюанс: если смотреть на него изнутри, с участка, а тем более с крыльца, он кажется ниже и выглядит очень миролюбиво. Такое кузнечное чародейство. Для полной гармонии Тимофей собирается поместить на фасаде композицию вроде монограммы, а Вероника надеется, что со временем появится и оригинальный почтовый ящик. Кованый, разумеется.

ЛЕО И МЕДВЕДИ

В доме тоже нескучно. Когда я вошла, там только что помыли прожорливого котенка Лео. Будущего леопарда с совсем еще голубыми младенческими глазами сушили двойняшки — Валерия и Алина. Лео с девочками расположился на медвежьей шкуре и смотрел мультики. Ему здесь совсем не страшно. Да и всем на этой большой теплой шкуре уютно. Первый этаж — место сбора семьи и гостей. В его едином помещении выделено несколько зон: гостиная, столовая, кухня и веранда. Веранда дает дополнительный свет и объемы. Вероника, правда, замечает:
– Большая площадь остекления зимой, особенно когда минус 20, несмотря на теплый пол дает о себе знать. Но летом красиво и приятно.

Светильники и мебель на веранде — с коваными деталями. Эта тема в интерьере появилась, когда «пошел забор». Хозяева включают люстру, а в ее стеклянных рожках-подсвечниках зажигают свечи: «Здесь так хорошо пить чай!» (Кажется, что взошла луна — лампа в центре, а вокруг нее мерцают звезды.)

Включают в столовой и настольную лампу в виде черепахи, привезенную из Брюсселя. Ее панцирь светится. Играет бликами и грандиозный срез оникса на стене.

– Это панно из Города мастеров. Оно появилось после того, как мы сходили на выставку работ наших российских художников и увидели там камни в разрезе.

Каких только картин на ониксе не разглядишь! Мне казалось, что я перед старой картой мира.
– А можно и медведя увидеть, — показывают девочки. — Вот нос, глаза.

Надо полагать, при создании интерьера сказались не только интуиция, увлечение искусством, но и второе образование Вероники — психологическое. А «интерьерный» опыт вкупе с любовью к путешествиям привели к тому, что она легко отличит восточную стилистику от псевдо-Востока и может запросто рассуждать о венецианском дизайне и мавританских мотивах.

И ВЕСЬ МИРОВОЙ ОКЕАН

Любопытная идея воплощена в бассейне: на полу перед емкостью с водой выложены декоративные квадраты, между которыми насыпана галька. Галькой не только любуются, но и ходят по ней, что, кстати, весьма полезно для здоровья.

Из «водных» мест примечательна и ванная комната второго этажа, которую хозяйка именует индийской.

В ванной два помещения. Одно решено в теплых янтарных тонах, второе, где расположена непосредственно ванна, — прохладно-голубое. На окне в нем бордовая с золотом занавеска — индийское свадебное сари. Сари пришлось к лицу обоим помещениям и объединяет их. Под зеркалом — комод с резной доской работы мастеров с острова Бали. Кто знает, возможно, над этим сложным сюжетом трудилась вся деревня, но факт остается фактом — вырезали его за четыре дня. Здесь же сувениры из других путешествий: деревянная модель самурайского меча, буддийская скульптура.
Второй этаж — семейный: спальни, кабинет с библиотекой, детские. В детских учтены характеры и предпочтения девочек. А мансарда, где останавливаются гости, изумляет ритмичностью пространства (к несущим балкам добавлены декоративные). Невесомые пастельные тона, линии потолка, игра перспектив, почти готическое окно и легкая асимметрия создают особый ритм и настроение. Все выглядит легко и торжественно. А вскоре интерьер здесь заиграет новыми краcками: хозяин дома увлечен дайвингом, и Вероника задумала экспозицию фотографий о подводном мире.

– Хочется, чтобы сюда ворвалась яркая жизнь: колоритные рыбы, моллюски, кораллы. Сейчас как раз думаем, какими должны быть холсты со снимками: прямоугольными или круглыми.

Когда мы спустились вниз, Лео уже подсох, принял от девочек угощение в виде взбитых сливок и отрабатывал прыжки. А с пришедшим Андреем Баланевым мы с головой окунулись в подводный мир Филиппин, Мальдив, Мексики. Благодаря этому экскурсу я научилась отличать кораллы от морских животных.

А теперь сижу и думаю, какая все же форма для снимков океанской живности лучше. Пожалуй, все-таки правы хозяева — круг.

Инга ЗЕМЗАРЕ
 

comments powered by HyperComments

октябрь 2007

Домашний круг