850
0
Пронин Александр

Домик в большой деревне

Василий Аксенов. Москва-ква-ква. - М.: Эксмо, 2006.

Среди действующих чемпионов отечественной литературы Аксенов - самый плодовитый. Немногие в его годы могут похвастаться столь впечатляющими результатами: роман следует за романом, премия за премией (букеровская за "Вольтерьянцев и вольтерьянок" - самая свежая из них). Поговаривают, что с появлением "Ква-квы" напрочь исчезла интрига в борьбе за звание "Национального бестселлера" 2006 года. Мол, а кто ж еще?

Впрочем, это пока досужие разговоры, хотя почва для подготовлена благодатная. Во-первых, название. Во-вторых, советские мифы, которые нынче в явном фаворе. Ну, а в-третьих, написана книга с видимым удовольствием, хотя и не без некоторых длиннот (загубивших великолепно задуманный "Новый сладостный стиль"). Одним словом, "Москва-ква-ква" была обречена на успех - в том смысле, что читатели активно расставались с двумя сотнями рублей в предвкушении увлекательного чтения.

И они его получили. Действие романа происходит в Москве начала пятидесятых. Все так или иначе связано с фигурой Сталина. Центральное место действия - свежепостроенная "сталинская" высотка на берегу Яузы. Герои - жители этого дома, принадлежащие, само собой, к партийно-советской элите. Дух - брожение мифов, гнойная сладость готового разорваться нарыва, легкий сквознячок поднимающего голову инакомыслия. С одной стороны, это история любви, а с другой - фантасмагория с политическим заговором. Комсомолка, спортсменка, красавица Глика Новотканная живет в девственном (в прямом и переносном смысле) неведении об окружающем ее реальном мире. Словно девушка с веслом, она вся - символ здоровья и верности идеалам сталинизма, платонической любви к вождю. Ее жених, поэт-лауреат Кирилл Смеляков, тоже красавец (как и таинственный генерал-авиатор Мокинаки, разумеется, влюбленный в Глику). Все вокруг - образцово, высоко, идеально.

Но долго ли сможет девушка оставаться идеалом, когда она созрела для любви взрослой, земной? Когда ее тянет к влюбленным в нее мужчинам и даже незрелым сверстникам, увлекающимся запретным джазом? Кто станет первым, и как связана потеря гликиной невинности с заговором Тито против товарища Сталина?

По мере развития сюжета вопросов у читателя становится все больше. Автор отвечает на них, не торопясь. Со смаком погружается он то в волны чувственности, то в бурные потоки политических стремнин, то в воспоминания о собственной юности. Финал "Ква-квы", понятное дело, крепко приправлен гротеском. Застывшая музыка сталинизма вибрирует, дрожит, но стоит насмерть. Предвижу, что многих утомит переизбыток внимания к двум обезумевшим Иосифам - Сталину и Тито, но тут уж ничего не поделаешь: автор желал создать эпохальный трагифарс. Впрочем, читатель имеет полное право проглядеть десяток-другой страниц вполглаза - что сделал и ваш покорный слуга.

если понравилась статья - поделитесь:

comments powered by HyperComments

октябрь 2006