55
0
Синочкин Дмитрий Юрьевич

Токсичная сельхозка

Минсельхоз подготовил поправки к закону об использовании сельхозземель. Ведомство предлагает упростить процедуру и сократить сроки изъятия неиспользуемых участков.

Документ опубликован на портале Regulation.gov.ru. Минсельхоз предлагает признавать «неиспользование» сельхозучастков задним числом — не отсчитывать три года с момента проверки, а просто приехать и убедиться, что в конкретном месте три года не пахали и не сеяли.
Юридически это звучит не очень корректно. Отнять надел могут, «если в течение трех лет… до момента выявления в рамках государственного земельного надзора участок не используется для ведения сельского хозяйства». Кто и как будет определять «неиспользование», в законопроекте не уточняется. Что, как правило, открывает обширные возможности для коррупции.
Изъятые участки должны продавать на торгах. Если желающих не нашлось — землю со скидкой в 20% могут купить соседи (сельхозпредприятия и фермерские хозяйства).
Сейчас для изъятия Россельхознадзор должен зафиксировать нарушения и три года ждать.
Ранее Минсельхоз предлагал повысить для нарушителей земельный налог
в 33 раза. А еще — создать НКО, которая занималась бы выкупом таких земель
в госсобственность. Ведомство также лоббирует идею создать единый Госреестр плодородия — и опять же изымать землю у тех, кто недостаточно о нем заботится.
Похоже, нерадивый частник — главная мишень министерства. Наряду с дачниками: Минсельхоз много лет ведет борьбу с садоводствами и дачными поселками на сельхозземлях, лоббируя законы, в соответствии с которыми на таких участках можно строить только цеха по переработке чего-нибудь и сараи для инвентаря.
Площадь сельскохозяйственных земель в нашей стране — 385 млн га. Не используется примерно 12%, сообщают «Известия» со ссылкой на Россельхознадзор. За последние три года выявлено более 2,3 млн га заброшенных участков, вернуть в оборот за тот же срок удалось лишь 748 600 га. (Сколько неиспользуемых га числится за государством, ведомство не уточняет.)
Между тем аудиторы Счетной палаты недавно отмечали: «Мониторинг земель сельхозназначения осуществляется Минсельхозом фрагментарно. Единая федеральная информационная система о землях сельхозназначения полноценно не функционирует».
И кстати: жаль, что ведомство не озадачилось главным вопросом: а почему, собственно, такой ценный ресурс, как земля, простаивает? Почему собственники не сдают наделы в аренду «эффективным пользователям»? Отчего фермеры благодатной Кубани регулярно грозятся пойти тракторным маршем на Москву? Почему в Ленобласти, чтобы заманить фермеров на пустующие земли, им надо представить льготы и субсидии — 3 млн рублей «подъемных»?
Есть, конечно, и очень эффективные собственники. Например, бывший руководитель Минсельхоза Александр Ткачев вместе с семьей оказался, по сведениям Forbes, на первой строчке в списке оте-
чественных латифундистов: семейная фирма «Агрокомплекс им. Н.И. Ткачева» распоряжается территорией в 649 000 га стоимостью 68,5 млрд рублей.
Но не все ж так умеют.

comments powered by HyperComments