52
0
Елисеев Никита

Императорский месяц

Не зря август назван императором Августом. Пышный, торжественный,
клонящийся к благородному упадку, с зеленой, чуть желтеющей короной
на голове. Придворный (и любимый) живописец Рудольфа II Габсбурга Арчимбольдо знал, что делал, когда на портрете императора-алхимика, астролога составил
его лицо из августовских плодов. Императору понравилось. Под августовским
еще жарким солнцем и под порывами уже холодного ветра займемся-ка мы… стихами.

Другая история

Название заносчивое, шикарное, эффектное:
«Ленинградская хрестоматия (от переименования до переименования): маленькая антология великих ленинградских стихов». Составитель — поэт, критик, драматург Олег Юрьев (1959–2018). Последняя книга, над которой Юрьев работал. Он был заметным человеком в позднем ленинградском андерграунде. Пытался, подобно Виктору Кривулину и Борису Иванову, стать идеологом «второй культуры». Может, и стал, не мне решать. Идеология невозможна без «отделения овнов от козлищ». Да, вы — так (со своими тиражами и званиями), а мы — вот так (с машинописными копиями и пре-
мией Андрея Белого: рубль, ломтик яблока, рюмка водки). У вас — такие литературные предки, а у нас — эдакие. Антология Юрьева (стихотворение, к нему статья Юрьева или его единомышленников Ольги Мартыновой, Елены Шварц, Валерия Шубинского, Полины Барсковой) — другая история другой литературы. Начато Михаилом Кузминым, закончено Сергеем Стратановским. В середине — Хармс и Олейников, Ахматова и Мандельштам, Олег Григорьев и Сергей Вольф, Алик Ривин (1913?—1942? Был, представьте, такой великий поэт в Ленинграде, про которого неизвестно даже когда он точно родился и когда точно умер) и Павел Зальцман. Многих не перечислил. Полемическая, сами видите, книга. Не знаете поэтов, кроме Ахматовой и Мандельштама? Факт вашей биографии, а не факт настоящей литературы.
 

Ленинградская хрестоматия (от переименования до переименования): маленькая антология великих ленинградских стихов.
Сост. Олег Юрьев. — СПб.: Изд-во Ивана Лимбаха, 2019.

Мир без альтернативы

Так много о стихах нельзя. Перейдем к интеллектуальной прозе. «Текучее зло». Книга бесед двух восточноевропейских философов, двух убежденных либералов и столь же убежденных антикоммунистов, поляка Зигмунта Баумана (1925–2017) и литовца Леонидаса Донскиса (1962–2016). Два философа с грустью констатируют катастрофическое развитие современного мира: лавинообразный рост ксенофобии, шовинизма, правого популизма, бесстыдства и непрофессионализма в политике, бесстыдства и (увы) профессионализма в пропаганде. Все это — результат победоносного воплощения лозунга Маргарет Тэтчер: THERE IS
NO ALTERNATIVE! Антикоммунисты сжимают этот лозунг в аббревиатуру, по-русски звучащую зловеще: TINA. Нет альтернативы рыночному обществу, основанному на частной собственности, конкуренции и индивидуализме. Альтернатива этому обществу (социализм) — тупик. Именно на основе рыночного общества и возникает демократия с четким соблюдением прав человека. Оказалось — не так. На основе рыночного общества вполне себе может и не возникнуть демократия. «Постоянное зло», коммунистический Советский Союз (каковой воспринимал западную цивилизацию тоже как «постоянное зло» и перманентную угрозу), не позволял ни себе, ни противостоящему ему западному обществу… оскотиниться. С крахом (не Советского Союза, в геополитическом-то смысле никакого краха, временное тактическое отступление) коммунизма — альтернатива исчезла. Принципиальных (идейных) разногласий у геополитических противников нет. И что делать? И кто виноват? Не возрождать же коммунизм, уже хотя бы потому не возрождать, что экономически эта система абсолютно неэффективна. Философы не знают, а я и подавно.

Текучее зло: жизнь в мире, где нет альтернатив.
Бауман З., Донскис Л. Пер. с англ. А. И. Самариной. — СПб.: Изд-во Ивана Лимбаха, 2019.

Уникальная книга

Ничего подобного не припомню: Всеволод Зельченко, «Стихотворение Владислава Ходасевича “Обезьяна”. Комментарий». Сто сорок шесть страниц. Разбору ОДНОГО стихотворения посвящена монография. Кропотливый историко-филологический труд, золотодобыча,
а не сенокос. Разобрано чуть ли не все, так или иначе связанное
с этим стихотворением. Скажем, глава «Серб с обезьяной»: правильно ли общепринятое мнение, что «Обезьяна» Ходасевича (1918 год, а описано лето 1914-го) — полемический ответ на стихотворение Ивана Бунина «С обезьяной»? У Ходасевича — шарманщик с обезьяной югослав (правда, серб); у Бунина — шарманщик с обезьяной югослав (правда, хорват). У Ходасевича — летняя жара (правда, подмосковная, дачная); у Бунина — летняя жара (правда, городская, одесская). У Ходасевича югослав (серб) просит воды и отдает воду обезьянке; у Бунина югослав (хорват) просит воды и отдает воду обезьянке. Похоже? Зельченко блистательно доказывает, что хоть похоже, да не то же. Причем увлекательно доказывает. Все главы этой книги читаются с интересом, будто детектив. Даже глава, посвященная размеру, которым написано стихотворение. Зельченко — поэт. Профессионал. А профессионал всегда интересно рассказывает о своей профессии, даже если непрофессионалу не все непонятно.

Стихотворение Владислава Ходасевича «Обезьяна». Комментарий.
Зельченко В. В. — М.: Новое издательство, 2019.
 

comments powered by HyperComments