1145
0
Синочкин Дмитрий Юрьевич

Проблема статуса: дача или садоводство

Внезапное внимание правительства к дачным проблемам и стремление чиновников не только участки, но и их владельцев разделить на категории побудило нас провести мини-опрос среди ньюсмейкеров и партнеров журнала «Пригород».

У вас есть загородный дом? Если нет — почему: не нужен или так сложилось?
Если есть — в каком статусе: ИЖС, садоводство, дачное товарищество? Вообще этот статус важен? Он на что-нибудь серьезно влияет?

Михаил Москвин,
заместитель председателя правительства ЛО:

– Да, у меня есть дом во Всеволожске. С участком ИЖС, 18 со-
ток. Только он не загородный и не сезонный — я в нем живу постоянно. Поэтому и дача не нужна.

Светлана Невелева,
советник руководителя ГК «СТИНКОМ»:

– Дачи нет, загородного дома нет. Мечта была и есть, отчасти поэтому я и пошла работать в загородный девелопмент. Пока —
как в грузинском анекдоте: «Хочу купить корову, но не имею возможности. Могу купить козу, но не имею желания…» Когда-нибудь совпадут желания, возможности и расчет.
А насчет статуса — на мой взгляд, это вопрос вторичный. Но классификация должна быть, и буква закона должна соблюдаться. И человек, который строит загородный дом, должен четко представлять сценарий будущей загородной жизни.
Старые садоводства, за редким исключением, сейчас выглядят грустно. Поколение людей, которое их осваивало, по естественным причинам уходит. А для новых владельцев эти дачи, как правило, не представляют интереса. И многие садоводства приходят в запустение, как брошенные деревни.

Сергей Кравцов,
генеральный директор компании «Элемент-Бетон»:

– У меня загородный дом в сложившемся старом садоводстве —
СНТ «Дивное» в Новом Токсово. Не то чтобы я сознательно выбирал — так исторически сложилось. Статус, на мой взгляд, не так уж важен: важно место и наличие коммуникаций. Хотя для владельцев ИЖС налоги повыше, а при наличии нескольких объектов в собственности это уже ощутимо.
Чтобы наладить нормальную постоянную жизнь, надо, как и во многих СНТ, разбираться с инженерными вопросами: как-то договариваться о подключении газа, снимать проблемы с недостаточным дебетом скважины. Но это все решаемые задачи, плюсов в загородной жизни больше, чем минусов.

Александр Львович,
генеральный директор Navis Development Group:

– У меня дом во Всеволожске, на Ждановских озерах. Место хорошее, все удобно. Это не единственная наша недвижимость, но как-то мы все больше времени проводим именно в этом доме, это уже основное жилье. Статус — ИЖС. И для меня это почему-то важно, скорее, на психологическом уровне, чем на юридическом. Возникает ощущение надежности. Садоводства у нас оказались в каком-то правовом промежутке…

Игорь Водопьянов,
девелопер, совладелец холдинга «Теорема»:

– У меня собственного загородного дома нет. Есть база отдыха, принадлежащая одному из наших предприятий, куда я могу приехать в любой момент.
А вот очередной закон об уточнении и изменении статуса участков и построек — это важно, потому что затрагивает интересы множества людей. Что, опять, как при Хрущеве, местные власти будут устанавливать предельные размеры? Второй этаж — нельзя, и так далее? А для дачного дома надо будет сдавать в отдел архитектуры планы и разрезы?
У наших законодателей — законодательный зуд. И они производят нормативную чушь в огромных количествах.

Дмитрий Гавра,
профессор СПбГУ, социолог и политолог:

– Дом есть. Круглогодичный. Живем то в нем, то в городе — в зависимости от настроения и работы. Статус — СНТ, садоводческое некоммерческое товарищество. Так сложилось.
Статус, видимо, важен. Но уже не поменять.

Дмитрий Травин,
профессор Европейского университета, публицист:

– Да, у меня есть загородный дом дачного типа (без удобств), на Выборгском направлении, в 110 километрах от Петербурга. Не то чтобы он мне очень нужен, но есть. Так сложилось. Его еще
в советское время мои родители купили у совхоза. Тогда это был практически единственный способ обрести дом не в садоводстве. Большое преимущество такого подхода состояло в том, что дом был ближе к природе и не находился в окружении десятков или даже сотен соседей.
Насчет статуса, честно сказать, затрудняюсь: не обращал внимания. В свидетельстве о собственности на землю написано: «для индивидуальной дачи»…

Игорь Новиков,
генеральный директор компании FreeDom Haus:

– У меня есть дом в нашем коттеджном поселке Patrikki Club. Причем у нас получилось разделение: десять домов (включая мой) отнесены к ИЖС, а еще семь — в статусе садоводства. Потому что первый надел приобретали еще до вступления в силу Земельного кодекса.
Но в пользовании особенной разницы я не вижу. Постоянная регистрация никому из обитателей поселка, похоже, не нужна. Конечно, жить среди собственных клиентов не так-то просто, вопросы у них время от времени возникают. Но мы строили на совесть, так что дополнительных хлопот не много.

comments powered by HyperComments