1441
0
Дмитрий Синочкин

Помещики остались только в Подмосковье

До революции на территории нынешней Ленинградской области было около 200 усадеб. Сейчас осталось около полусотни - в разной степени сохранности.

Повезло тем, где открыты музеи. Например, как в «Приютино» во Всеволожском районе (это усадьба директора Публичной библиотеки и президента Академии художеств Оленина), «Извара» в Волосовском районе (усадьба Рериха), «Монрепо» (фамильная усадьба президента Санкт-Петербургской Академии наук Людвига Генриха Николаи) под Выборгом, в Рождествено Гатчинского района (усадьба Рукавишниковых - Набокова), музей-усадьба художника Павла Щербова в Гатчине.

За счет областного бюджета будут реставрировать усадьбу Демидовых в Тайцах (архитектор Иван Старов), там впоследствии также хотят открыть художественный музей.

Относительно благополучно обстоят дела еще в одной демидовской усадьбе – «Сиворицы» в поселке Никольское под Гатчиной (тоже Иван Старов). Там располагается Городская психоневрологическая больница им. Кащенко. Комитет по здравоохранению время от времени выделяет средства на реставрацию усадебных построек.

В последнее десятилетие вопрос о сохранении усадеб вылился в затяжные судебные разбирательства. В 2006-м рамках «инвентаризации культурного наследия» чиновники Комитета по культуре и муниципалы решили снять с охраны более трехсот выявленных объектов. Попали туда и уцелевшие фрагменты старых усадеб, в частности, в Домашово и Гомонтово. Жители Гомонтово узнали об этом, когда старый усадебный парк начали вырубать, а наделы выделять под застройку.

Суд назначил историко-культурную экспертизу, которая подтвердила ценность оставшихся фрагментов. Итог: исключение Гомонтово из списка выявленных признано незаконным.  Недавно эту усадьбу признали достопримечательным местом регионального значения.

Большинство же усадеб пребывает в запустении.

Хотя теперь они все чаще получают охранный статус: их массово начали признавать памятниками регионального значения. Но чаще всего это означает лишь юридический запрет на снос, перестройку и новое строительство на территории памятника.  Охранная грамота вовсе не гарантирует, что усадьбы приведут в порядок.

 

Под присмотром Международного банка

 

Выборгский «Парк Монрепо» будут восстанавливать, опираясь на проект архитектурного бюро Рафаэля Даянова «Литейная часть-91». Над проектом более трех лет работали архитекторы, историки, дендрологи, он получил положительное заключение госэкспертизы, пережил все ключевые согласования и общественные слушания.

Поле деятельности - около 35 га с главными воротами, прудами, дамбами, пирсами и причалами, а также источником «Нарцисс». Кроме того, предстоит отреставрировать главный усадебный дом, дом садовника, библиотеку и оранжерею. А чтобы обеспечить работу этого парка-музея, нужно построить котельную и другие инженерно-технические сооружения.

Рядом с флигелем библиотеки разобьют яблоневый сад и огород, где будут выращивать лекарственные растения. А вот почти тысячу старых деревьев не спасти: болеют, причем болезнь сильно запущена.

По предварительным данным, на реконструкцию парка привлечено 720 млн рублей. Квалификационный отбор компаний проводил фонд инвестиционных строительных проектов Санкт-Петербурга (ФИСП), курирующий этот проект.

Подрядчики пока не названы.

Проект входит в кредитную программу МБРР «Сохранение и использование культурного наследия в России», принятую в 2011-м. ФИСП выступает заказчиком по доверенности.

 

Осколки Серебряного века

 

В Гатчине отреставрируют дом-усадьбу, где в начале прошлого века жил художник и этнограф Павел Щербов.

В основном работы будут связаны с гидроизоляцией дома-памятника и усилением фундаментов. Областной бюджет по линии Комитета по культуре выделяет на эти цели более 19 млн рублей. Заказчиком выступает Музейное агентство, в чьем ведении находится мемориальный музей Щербова, открытый в его доме в 1992 году.

Дом интересен и архитектурой северного модерна и, безусловно, хозяином. На рубеже XIX и XX веков Павел Щербов стал известным карикатуристом. Он сотрудничал с многими журналами (с «Шутом», «Будильником», «Осколками», «Миром искусства») под псевдонимом Old Judge (старый судья). Он был первым карикатуристом, работы которого выставлялись на крупных художественных выставках. Его произведения хранятся в Третьяковке и Русском музее.

В 1909-м художник приобрел участок в Гатчине, и через пару лет был готов дом, построенный по проекту известного архитектора Степана Кричинского (он автор мечети на Петроградской стороне, Федоровского городка в Царском Селе и проч.). Он напоминал скандинавские коттеджи с окнами-амбразурами, с выступом в виде башни под красной черепичной кровлей.  До наших дней уцелели сам дом, часть каменной ограды участка, из интерьеров – резная дубовая лестница, камин. В гостях у Щербова бывали Федор Шаляпин и Валентин Серов, Александр Куприн и Саша Черный. После революции хозяин дома, который стараниями Горького остался жить на прежнем месте, работал помощником хранителя Гатчинского дворца. Во время Великой Отечественной в доме стояли немцы. Отступая, они вывезли все ценное. В 1952-м здание разделили на 12 коммунальных квартир. В 1982-м его передали управлению культуры, а после ремонта в 1992-м открыли музей.

 

Памятное Марьино

 

Усадебный парк Марьино в Тосненском районе Ленинградской области признали памятником регионального значения. До этого он значился в перечне выявленных объектов.

Под охрану попали все сохранившиеся постройки: главный дом, владельцами которого когда-то были Строгановы-Голицыны, церковь Святой Троицы, каменный мост и грот. Само собой, и сам парк: его композицию, сеть дорожек, видовые панорамы, пруды и ручьи нужно холить и лелеять. Впрочем, нынешние хозяева Марьина (им владеет петербургская предпринимательница Галина Степанова) шаг за шагом занимаются обустройством исторического комплекса, созданного в первой половине XIX столетия.  Здесь созданы жилые апартаменты хозяев, а также гостиница. В Марьино устраивают концерты и праздники.

Не все здешние преобразования подходят под определение «реставрация». Есть и новоделы. Но на фоне запустения множества областных усадеб-памятников (Витгенштейна, Елисеевых, Демидова и др.) преображение Марьино считают едва ли не чудом. В прошлом году усадебный парк даже удостоили главной национальной премии в области ландшафтной архитектуры среди объектов культурного наследия.

Можно сказать, что это единственная историческая усадьба-памятник, выкупленная и приведенная в порядок инвестором. О деньгах г-жа Степанова говорить категорически отказывается. За кулисами поговаривают, что история выкупа (в 2002-м усадьба была продана за 2 млн рублей) вызывает много вопросов, но суды в конце концов встали на сторону новых владельцев.

 

Соседи графини Фермор

 

Усадьбу Гомонтово в Ленинградской области признали достопримечательным местом регионального значения.

Правда, говорить, что территория усадьбы графини Фермор (баронессы Велио) в деревне Гомонтово Волосовского района полностью спасена от коттеджной застройки, преждевременно. Несколько коттеджей здесь уже возвели.

Конечно, сегодня это место мало похоже на усадьбу: от дома остались лишь фундаменты, сохранились фрагменты стен конюшни и кузницы. Но целы великолепный парк и центральная подъездная липово-пихтовая аллея.

Постройки советского времени и недавно возведенные коттеджи останутся. Но менять границы участков за счет земель общего пользования нельзя, как и возводить новые капитальные сооружения. Парковую зону допустимо использовать лишь для отдыха и сохранения природного ландшафта. На части территории разрешено ограниченное строительство. Условия: сохранение особенностей достопримечательного места, площадь застройки не должна превышать 10% от площади участка, высота построек – не более 8 метров до конька крыши.

 

Нелюдимая усадьба

 

Региональный статус получил и усадебный комплекс в деревне Куммолово (Ломоносовский район). Хотя ему это вряд ли поможет…

От усадебного дома, который в XVIII веке принадлежал управляющему медицинскими делами России Ивану Блюментросту, сохранились лишь стены. На них видны приметы шестиколонных портиков и архитектурных деталей на фасадах. Неподалеку – бывший кухонный и хозяйственные корпуса, рядом остатки великолепного парка с родником и прудом. Теперь вся эта былая роскошь охраняется государством. По крайней мере, на бумаге, которая гарантирует, что наследие хотя бы не разберут на кирпичи, а парк не пустят под застройку. Представить, что найдется добрый дядя, который взвалит на себя заботы об усадьбе, невозможно. Если, конечно, областные власти не решатся сдать ее в аренду или продать на аукционе за «условный рубль». Закон предусматривает такую возможность, и чиновники любят поговорить на эту тему. Но пока в нашем регионе ничего в этом направлении так и не сделано.

Кстати, и в самой деревне Куммолово никто не живет. И это запустение не очень-то обнадеживает.

 

Недавно губернатор Ленинградской области Александр Дрозденко заявил, что регион готовит свой закон о приватизации местных памятников. Основная идея – усадьбы можно будет продавать за символическую плату с непременной гарантией, что сначала покупатель отреставрирует усадьбу-руину, а потом сможет оформить на нее права собственности, а также получить прилегающие парковые угодья в долгосрочную аренду. В принципе, федеральный закон предусматривает такую возможность. Но пока ею воспользовались лишь в Москве и Московской области.

comments powered by HyperComments