965
0
Дмитрий Синочкин

Бумага и Сеть

Наш литературный критик и дежурный рецензент
Никита Елисеев попросился в отпуск. Месяц за месяцем
все читать и читать, а потом еще писать и писать —
это утомляет. Что ж, отпуск — дело благое. Тем более
что я давно хотел поделиться с читателями «Пригорода»
собственными литературными впечатлениями этого года.

Испытание

Расхожая истина: практически любой грамотный человек способен написать одну неплохую книжку. Знаний и впечатлений хватит. А вот вторая, собственно,
и показывает, был первый успех случайным или в литературу пришел действительно серьезный мастер.
Роман петербургского филолога Евгения Водолазкина «Лавр» наделал много шуму и даже был удостоен серьезной премии «Большая книга». (Интервью с автором можно прочитать в майском номере «Пригорода».) Вот после встречи автора c читателями в магазине «Буквоед»
я и купил второй его роман — «Авиатор». (Строго говоря, у Водолазкина были
и другие книжки: сборник эссе «Дом
и остров», роман «Соловьев и Ларионов» —
но они прошли незамеченными широкой публикой.)
Рецензент «Медузы» предупреждал: поклонники «Лавра» будут разочарованы, второй роман — совсем другой.
И впрямь. Сюжет «Авиатора» выглядит несколько искусственным. Зато запахи
и звуки, детали эпохи — абсолютно подлинные. Герой романа Иннокентий Платонов приходит в себя в больнице. Кто он и откуда — помнит слабо, вернее, вспоминает постепенно. Ровесник ХХ ве-
ка, после обычных для человека его поколения передряг в 1930-е он оказался
в Соловецком лагере. А там — в порядке медицинского эксперимента — некоторых заключенных подвергали глубокой заморозке. Вот, одного удалось разморозить…
Какой выглядит наша действительность, если посмотреть на нее глазами «осколка Серебряного века»? История Платонова попадает в СМИ; фирма, выпускающая замороженные продукты, немедленно предлагает ему сниматься в рекламном ролике.
Роман грустный. В нем есть несколько важных вопросов, но нет даже и намека на ответы или хотя бы на то, что они существуют.
Как справедливо отмечают критики, «Авиатор» — не шаг назад от «Лавра». Это шаг в сторону. На какую-то неширокую, но важную и неистоптанную тропинку.
Кстати, я искал и «Ларионова», и «Авиатора» в электронных версиях — не нашел. Только бумага. Может, случайность.
А может, позиция.

Авиатор.  
Водолазкин Е. —
АСТ, 2016.



Успех по рецепту

В конце августа
в зеленогорском «Президент-отеле» актер Михаил Морозов показал моно-спектакль по рассказам Александра Цыпкина. А потом сам Цыпкин читал свои рассказы и общался
с публикой. А парой недель ранее похожий литературный вечер прошел в ЖК Mistola Hills, только компанию автору тогда составлял Константин Хабенский. Похожие вечера проходили
и в Европе, и даже в Сингапуре. Называется это действо «БеспринцЫпные чтения».
Книжка Александра Цыпкина «Женщины непреклонного возраста» за несколько месяцев стала бестселлером, несколько раз попадала в рейтинги лидеров продаж. Это легкое и приятное чтение — полтора десятка увлекательно рассказанных небольших историй. С нужной долей любви и секса, иронии и самоиронии, без претензий на сокровенное знание. Сетевая литература в очень качественном петербургском варианте. Складывается впечатление, что успех книги строится по жестким законам маркетинга.
Может, и не случайно. Александр Цыпкин, вообще-то, закончил МГИМО, а занимается стратегическим PR-продвижением крупных компаний или солидных проектов. (Несколько лет возглавлял соответствующую службу «Мегафона».)
Иногда кажется, что Александр Цыпкин просто заключил с кем-то пари: «А спорим, я за пару-тройку лет стану самым популярным и продаваемым автором?» Может, и с самим собой, кстати.

Женщины
непреклонного
возраста.
Цыпкин А. —
АСТ, 2015.


Погружение
без акваланга

Если вам не приходилось утром выжимать в стакан спиртовые аптечные салфетки на опохмел — дальше можете не читать. Этот текст не для вас.
Михаил Веллер написал роман «Бомж». Очень, как говорил классик, своевременная книга. Потому что в 1990-е вышли феерические «Приключения майора Звягина» и «Самовар», «Легенды Невского проспекта» и «Легенды Арбата». А потом писателя резко понесло в философию и публицистику. Как обозначено в заглавии его трактата —
«Всеобщая теория всего».
Не то чтобы хороший прозаик обществу нужнее, чем еще один философ… Просто, по словам самого же Веллера, каждый человек уникальной комбинацией генов предназначен для какой-то определенной работы, для конкретной функции — «кто на что учился», в общем. И счастлив тот, кто угадал. Так что я искренне рад возвращению Веллера в прозу.
А роман тяжелый. Хотя читается легко. Там нет избыточного натурализма (хотя конкретики хватает). Там дно. Без пафоса, в подробностях. Цветная иллюстрация к старой поговорке про тюрьму и суму.
Главный герой — бывший строитель финансовых пирамид. Есть в галерее персонажей и отставной военный, и бывший учитель, и опустившийся диссидент, каждый со своей новеллой, и кого только нет в этом куске реальной жизни, который мы старательно обходим на улице
и пытаемся не замечать в метро.
Как всегда у Веллера — полно ярких фраз и точных наблюдений, книжку можно разбирать на цитаты. «Помойка —
колыбель человечества и могила его собственности. Как любая могила, она дает пищу новой жизни». «“Человек — винтик государственной машины”. Ага, гнали моей маме такую пургу, рассказывала. Из нашего человека винтик, как из дерьма пуля. Не верите — полюбуйтесь на машину».
В общем, не самое духоподъемное чтение. Но честное. По нынешним временам — очень даже немало.

Бомж.
Веллер М. —
АСТ, 2016.

comments powered by HyperComments