Одинокий горн в тумане

В последнее время, собираясь на рыбалку, я кидаю в лодку (кроме снастей) дурацкий оранжевый жилет. С подголовником. Потому что меня предупредили: по Вуоксе ходит злобный ГИМС (инспекция по маломерным судам), и у кого что не так — нещадно штрафует.

А что должно быть так?

Для начала: чтобы управлять весельным «маломерным судном» (в частности — моей изрядно поношенной «Пеллой»), нужно иметь права. То есть билет судоводителя. А у меня его нет. Техосмотр, сами понимаете, не пройден. Аптечка отсутствует. Положенные по инструкции «бросательный конец» и «туманный горн» (для оповещения встречных-поперечных) — тоже. А если я в лодке не один, то жилетов положено иметь по числу пассажиров. По полторы тысячи на нос, потому что дешевые (без подголовника) — не считаются… Просто сказка про золотую рыбку! За «нарушение правил эксплуатации» — штраф от 5 до 10 МРОТ, за «управление в состоянии опьянения» — от 10 до 15, а за выпуск лодки в плавание без билета и горна — оштрафуют уже не меня, а коменданта базы. Единственная радость: если я, заслышав инспекторскую моторку, брошу весла и буду себе дрейфовать по ветру, «управление судном» мне уже никак не вчинить.

Правда, ни этим, ни прошлым летом инспектора ГИМС я так и не видел. Но разговоры о наведении неукоснительного порядка на воде — вторая по популярности тема у костерка. После борьбы с коррупцией. Сразу после инаугурации президент Дмитрий Медведев заявил, что борьба с коррупцией — одна из главных его задач.

Причем начать обещал «с верхних и средних эшелонов власти». Интересно, он изучал историю вопроса? Хотя бы нашу новейшую — начиная с разоблачений Гдляна — Иванова и «12-ти чемоданов компромата» вице-президента Руцкого… Помнится, предыдущий Совет по борьбе с коррупцией был создан еще в 2003-м. И возглавлял его премьер Касьянов, известный в деловых кругах как «Миша два процента». Обозреватели надеются на «юридическую упертость» Медведева и на «системный подход». А мне все кажется, что коррупция — там же, где и разруха. То есть в головах.

Вот интересно, есть разница между суммой в 231 миллион долларов, которую, по мнению следствия, упер из бюджета сенатор Андрей Вавилов, — и коробкой конфет для лечащего врача? Моралисты говорят, что по сути разницы нет. Но в любом случае новый Совет по борьбе возглавят люди, прекрасно знакомые с теорией и практикой этого гадкого явления. Кстати, и сам президент с гневом говорил, что государственные должности — вплоть до замминистра! — продаются и покупаются. Только что узнал, наверное.

«Добро приходится делать из зла, потому что больше его не из чего делать», — говорил губернатор Вилли Старк. Возможно. Многие благоговейно цитируют это высказывание, однако затем, видимо, увлекаются процессом, потому что мало кто описал искомый результат.

То есть я борьбу с коррупцией, конечно, поддерживаю. Только если она увенчается успехом — мне никогда не удастся приватизировать квартиру, потому что в ней душевая кабина стоит там, где на плане — кладовка. И ПИБ меня бесплатно не поймет. А если я напрягусь и верну жилье в первобытное состояние, государству придется снова включать меня в очередь нуждающихся, потому что никакой ванны на плане нет вообще.

И кто в плюсе, спрашивается?

В напряженном противостоянии высоких принципов и скользких «обычаев делового оборота» я бы не стал делать ставок. Победителя не будет. Очередная ничья. А в специальном кармашке валяющегося в лодке оранжевого жилета я держу 300 рублей. Так. На всякий случай.

Удачи вам!

Архив номеров
Главный редактор
Дмитрий Синочкин

сентябрь 2008

Домашний круг
Спорт: адреналин