678
0
Синочкин Дмитрий Юрьевич

Конверсия имени Верещагина

Три невозмутимых старца в чалмах сидят у беленой стены небольшого домика. Голова Саида торчит из песка — правда, в тени, что гуманно, но противоречит первоисточнику.

НАИЗУСТЬ выученные кадры из «Белого солнца пустыни» всплывают у Приозерского шоссе сразу за Агала­тово, справа — если ехать из города.

Придорожное кафе — дело на трассе совершенно необходимое. Поток автопосетителей обеспечен, даже бабушки с самодельными пирожками вниманием проезжающих не обделены. Так что заведение с мало-мальски приличным ассортиментом и разумными ценами бедствовать не будет. Но и концептуальный ресторан высокой кухни здесь за­водить не резон: вряд ли кто поедет специально. (На Приморском шоссе — немножко другая ситуация, там, впрочем, и автомобили другие ездят.)

Владельцы чайханы «Белое солнце» свое заведение открыли в общем-то случайно. Они собирались арендовать у военных ангар и заниматься оптовой торговлей. Уже и документы были готовы, и согласования получены. Но ангар в одночасье сгорел, и взамен военные власти предложили фирме СТБ «Агалатово» помещение КПП (контрольно-пропускного пункта). Часть из поселка выводили, охранять было уже нечего.

Наверное, по ассоциации появилась идея превратить бывший КПП в домик Верещагина. Но сначала надо было решить более прозаические вопросы: получить лицензию, все не­обхо­димые согласования, проложить инженерные сети… За­траты составили около $30 000. На все про все вместе со строительством ушло, как полагается, 9 месяцев. Над проектом поработали дизайнеры, в том числе — художник с «Ленфильма». Идея была понятная: соединить русскую кухню с восточной и создать смысловые переклички с куль­товым фильмом.

Фотоальбом Верещагина собирали по архивам, старинный сундук нашелся у одного из совладельцев фирмы, самовары и кованые кувшины искали по антикварным лавкам… В интерьер вложено много выдумки и фантазии, причем без перехлеста, ненавязчиво. Собирались завести павлина, но передумали: климат не тот все-таки.

В 2004 году чайхана «Белое солнце» открылась. И сразу же приобрела популярность. Но не ту, которую хотелось бы. Больше года ушло на то, чтобы отвадить местных гопников. (Специфический «контингент» — одна из серьезных проблем придорожного общепита.) Но и с этими трудностями постепенно справились. Сейчас в чайхане справляют семейные празд­ники; ежедневно заходят пообедать ребята из отряда МЧС, расквартированного неподалеку, да и многие из проезжающих останавливаются не в первый и не во второй раз. Чайхана обзавелась постоянными клиентами. Регулярно заезжает Николай Годовиков, исполнитель роли Петрухи…

Удачный маркетинговый ход — решение принимать по телефону предварительные заказы. Здесь свою роль сыграло шумное открытие раскрученного горнолыжного курорта «Игора». Многие за несколько часов катания нагуливают нешуточный аппетит. Но не все готовы ждать 20–25 минут, пока их обслу­жат. Вот тут и возникает вариант: позвонить в чайха­ну, и пока семейство погру­зится в машину и доедет — заказ будет уже на столе.

Суперприбылей чайхана не приносит, но и не бедствует. Из заброшенной развалюхи получился органичный элемент туристической инфраструктуры, на недостаточность которой периодически сетуют областные власти. Жизнь успешного предприятия омрачают неурегулированные юридические проблемы.

Номинальные балансодер­жатели — военные, Осино­рощинская КЭЧ. С ними отношения у СТБ «Агала­тово» нормальные. Но есть еще третья сторона, представитель собственника — Территориальное управление Росимущества по Ленобла­сти. Предприятие шлет пись­ма, чтобы заключить договор аренды земли. Ему раз за разом отказывают. Сначала не было средств на то, чтобы оформить участок и включить его в кадастр. Сегодня, похоже, чиновники соби­раются расторгнуть до­говор аренды на КПП (за­клю­ченный до 2012 года) и передать объект кому-то дру­го­му; видимо, есть заказчик. «Сходу отобрать объект чи­новники не смогут: и юри­дически непросто, и сети, например, принадлежат предприятию. Но в “подве­шенном” положении развивать бизнес тоже как-то рискованно», — сетует Юрий Врацких, один из управляющих партнеров компании. «Восток — дело тонкое», — говорил незабвенный Су­хов. Это он в Ленобласти не бывал.

Дмитрий СИНОЧКИН

comments powered by HyperComments

сентябрь 2007

Домашний круг