158
0
беседовал Дмитрий Синочкин

Экономика: кто кого переждет?

Пауза в экономике затягивается: производители/продавцы ждут, чтобы люди начали покупать, а покупатели ждут снижения цен. К чему приведет «структурная трансформация», рассуждает экономист Дмитрий Прокофьев.

 

 

 

– Центробанк РФ 1 августа опубликовал «Доклад о денежно-кредитной политике». Регулятор откровенно описывает суть проблемы, с которой столкнулась экономика. Правда, если вместо «кризиса» говорят о «структурной трансформации», то «стагнация» теперь называется «адаптационным ожиданием».

Кто и чего ожидает? Ну, это довольно очевидно: производители/продавцы ждут, чтобы люди начали покупать, а покупатели ждут снижения цен. Как вы понимаете, ждать можно долго, а экономика пока продолжает сокращаться.

В начале весны 2022 года на потребительском и на валютном рынке вспыхнула паника: кто побежал закупать товары, а кто сразу доллары, в результате подорожало и то, и другое. ЦБ РФ, назначенный «главным по спасению экономики», действовал решительно: «продажу валюты людям запретить, ключевую ставку поднять». Ставки по депозитам выросли, кредитов не стало, валюту не купить, за границу не выехать. В результате потребление оказалось подавлено, а цены перестали расти. Обе паники, валютная и потребительская, были прекращены.

Дальнейший план «структурной трансформации» по умолчанию предусматривал, что граждане, при резком сокращении импорта, пойдут покупать товары «отечественного производителя», несмотря на выросшие цены. В отсутствие кредитов им придется пустить в дело свои сбережения. А когда деньги кончатся, люди будут готовы наниматься на работу на любых условиях.

Зато производитель конвертирует выручку в валюту по хорошему курсу, запасется оборудованием, комплектующими и т.д. и снова продолжит продавать. Получатся такие «ножницы цен», в которых люди будут продавать свой труд компаниям задешево, а покупать у этих компаний товары задорого.

Но что-то пошло не так. Как пишет ЦБ РФ в своем докладе, «потребители в марте сформировали запасы товаров, часть которых перестала продаваться на рынке. Вновь появившиеся товары могут быть мало знакомы им. По ряду товаров цена, по которой покупатель готов был бы попробовать новый товар, оказывается меньше предлагаемой продавцом».

В свою очередь «производители и продавцы товаров в марте повысили цены, предполагая, что слабый курс рубля сохранится в течение длительного периода… Хотя в дальнейшем курс рубля укрепился, это не привело к сопоставимому снижению издержек, в том числе из-за необходимости использовать более дальние маршруты транспортировки или оплачивать посреднические услуги. В результате производители и продавцы снижают цены не соразмерно укреплению курса, а заметно меньше».

Так что люди ждут снижения цен, а производители роста продаж. «Результатом такого ожидания может оказаться длительное охлаждение потребительской активности, что приведет к замедлению структурной перестройки: бизнесу будет трудно выводить на рынок новые продукты, развивать производство», объясняет ЦБ РФ.

С развитием производства придется подождать. По оценкам Банка России, инвестиционная активность в апреле и мае снизилась. Вполне логично: кто же будет инвестировать в такой ситуации. Здесь важно понимать, что в отдельных отраслях есть и рост продаж, и рост инвестиций, и зарплаты выше рынка. Нам еще только предстоит узнать, кто и как обогатился на происходящем в экономике. Но того роста, какой планировали власти, такого, чтобы люди смирились с работой за меньшее количество товаров и этим обеспечили рост прибыли промышленников, этого роста статистика не видит. О чем ЦБ РФ нас честно и предупредил.

Пока люди не начнут покупать «новый» ассортимент товаров по «новым ценам», оживления экономики не будет, объясняет финансовый регулятор.

Не хотят покупать? Ничего, если будут пытаться сберегать слишком долго, компании начнут «оптимизировать персонал», и тогда никакие «финансовые подушки» людей не спасут ну, на сколько там хватит сбережений, чтобы прожить без работы!

Так что будут и работать, и «покупать отечественное», успокаивает регулятор промышленников.

Содержательно эта история очень похожа на историю со «льготной ипотекой». В чем была суть «льготной ипотеки»? Сделать так, чтобы люди приняли на себя все риски застройщиков. А что жилье стало не более, а менее доступным, это «сопутствующий ущерб».

В чем суть «структурной трансформации»? Сделать так, чтобы люди приняли на себя все риски российских производителей. И ЦБ не сомневается в том, что этот план будет реализован, пусть и не так быстро, как ожидалось.

Посты Дмитрия Прокофьева см. также в телеграм-канале «Деньги и песец».

 

если понравилась статья - поделитесь: