1254
0
Елисеев Никита

Под шум дождя

Прохладное, дождливое лето. В самую масть возрасту вашего покорного слуги. Нет жары, радостной для детей и довольно обременительной для таких, как я. А что дождь брызжет или льет как из ведра, так есть же дом, крыша над головой и книжка. Или книжки. Толстые и не очень. Начнем с толстой.

Джеки Браун

Вот кому я завидую. Михаилу Золотоносову. Его невероятной работоспособности. По-моему, этот человек не ест, не пьет, а только пишет. «Потому что жизнь одна и понятно чем кончается, а в работе мы еще посмотрим, кто кого» (Дм. Быков). Михаил Золотоносов выпустил новую книжку. Книжищу.
700 с гаком страниц. «Охота на Баснер». Документальный роман о деле искусствоведа Елены Баснер, обвиненной в умышленном мошенничестве и недавно оправданной. История пересказывается быстро. Коллекционер Васильев купил картину Бориса Григорьева у коллекционера Шумакова, а тот ее приобрел у некоего Аронсона, живущего в Таллине. Выяснилось, что это подделка. Купил эту картину Васильев потому, что известный искусствовед Елена Баснер сказала: «Точно Борис Григорьев». За эти три слова она получила от Васильева (через Шумакова) 20 000 долларов. Васильев подал в суд на Елену Баснер, обвинив ее в умышленном мошенничестве. То есть она знала, что картина поддельная, и впарила ему некачественный товар. Едва лишь начался этот процесс, широко освещаемый в нашей прессе, как я сразу решил, во-первых, что это юридический нонсенс. Ибо как можно доказать, что человек что-то знал? Это дело его совести. Во-вторых — Елена Баснер невиновна. Надо отдать должное Михаилу Золотоносову. Он был единственным журналистом, кто с самого начала защищал Елену Баснер. И вот теперь издал книгу. С интервью участников процесса, с протоколами судебных заседаний, с экскурсами в историю художественного рынка современной России. Все это очень интересно и познавательно, но самое потрясающее, что я вынес из чтения этого документального романа: это басня с не вытекающей из ее содержания моралью. Разумеется, я рад, что женщину не посадили в тюрьму. Но вся та история, которую добросовестно и объективно изложил Золотоносов, чем-то напомнила мне мой любимый фильм «Джеки Браун». Если вы смотрели этот фильм, то понимаете меня. Если нет, посмотрите обязательно.
 

Охота на Баснер.
Золотоносов М. —
СПб.: Издательский дом «Мiр», 2016.

 

Афоризмы политика

У нас при одном только словосочетании «афоризмы политика» губы сами расползаются в глумливую усмешку. Ну как же, «мочить в сортире», «денег нет, но вы держитесь», «такая вот загогулина…», «хотели как лучше, а вышло как всегда». Наши политики говорят смачно. Топором не вырубишь. Но это другие афоризмы другого политика. «Малая карта опыта» Леонидаса Донскиса, литовского философа и политолога, депутата Европейского парламента, друга поэта Томаса Венцловы. Печальные, обстоятельные мысли европейского интеллектуала. «Гений превосходит жанр». «Уровень совести человека и есть его судьба. То же, впрочем, можно сказать и о стране». «Зло — не шум и ярость, а звенящая в ушах тишина. И ожидание защищающего нас голоса, который так и не зазвучит». Мне нравятся такие политики и такие афоризмы.
 

Малая карта опыта.
Донскис Л. —
СПб.: Изд-во Ивана
Лимбаха, 2016.

 

Монолог
щепки


Жила-была женщина. В Донецке. Писала стихи на украинском и русском. Хорошие. Красивые. А потом началась война. Женщина бежала в Ивано-Франковск. Пишет стихи. На русском и украинском. Очень хорошие. Страшные. Про войну. Про беженцев. Про подлую геополитику, которой плевать на то, сколько погибнет людей
в Мариуполе, в Дебальцево, в Иловайске, в Донецке. Ее стихи в этом году изданы в сборнике «Огонь и глина» на русском языке в Вильнюсе. Так что советский миф о дружбе народов и о русском языке как средстве межнационального общения — не такой уж миф. Вот вам, пожалуйста, стихи украинки, изданные в Вильнюсе по-русски. Но меня не только это заинтересовало. Меня заинтересовало то, что поэт — всегда пророк. Будущая беженка в 1989 году, когда ни о какой «Новороссии» и слыхом не слыхивала, когда никто и предположить не мог, что через 20 с лишком лет будет война и будут беженцы, пишет стихотворение «Щепка». «Лес рубят — падают дубы, / Хоть корни цепки, / А мы — велением судьбы — / Летим, мы — щепки! // Хозяин прочен и востер, / Из лучшей стали, / Желает батюшка-топор, / Чтоб мы летали…» Теперь Валентина Ботева пишет несколько по-другому о том же: «Не верь никому, только своим глазам, / Только тому, что под рукою — рядом. / Что там сегодня? Донбасс, чемодан, вокзал, / Темная тетка с остановившимся взглядом. / И говорить не хочет. Зато галдят / Несколько ребятишек — ее, наверно. / Женщина, угомоните своих ребят! / И не моргнет. Просто стальные нервы. // А так, конечно, в городе тишина. / Солнце. Сирень. Какая еще война!»

Огонь и глина.
Ботева В. —
Вильнюс, 2016.

если понравилась статья - поделитесь: