Осколки зеркала

И в Вене, и в Луанде есть четырехзвездочные отели. Но одни и те же звезды означают разное: во втором случае они могут соответствовать калибру таракана. Чем меньше – тем больше.

А ведь какой обаятельный был миф - глобализация, правда? Это когда все хорошее и успешное растекается по всему миру поверх границ, а все гадости остаются на местах. И под каждым кустом Wi-Fi, за каждым углом – Макдоналдс и все говорят по-английски. Плюс права человека.

Как раз с Биг-маками почти получилось.

А вот кого считать человеком – тут мнения расходятся. А еще глобализация предполагала свободное перетекание труда и капитала. И что? Та же Греция: если насчет кредитов по ставкам ЕЦБ – то эфхаристо (спасибо), а вот ехать поднимать, скажем, рухнувшую в кризис экономику Латвии – дудки. У них в Элладе до кризиса госсектор вырос вроде нашего, такой же полезный и прожорливый, только без нефти и газа.

И со словами все как-то криво. Пишутся похоже, а значат черт-те что. Воспользуюсь случаем и процитирую себя, любимого: «Нам отчего-то кажется, что если построить дом, посадить в него людей, назвать дом «парламентом», а людей – «депутатами», то немедленно наступит демократия». Недавно схожую мысль высказал коллега Владимир Бейдер, в статье про арабские революции: «Здесь, в странах революционной весны и вечного лета, слова «свобода», «демократия», «народное волеизъявление»… значат вовсе не то, что на Западе имеют в виду».

Общая сетка слов и правил накрыла мир, объявив прежние – устаревшими. Теперь у нас независимый суд, как и положено серьезному государству.

Но если наш суд на ровном месте припаял злостному оппозиционеру «пятерочку» - полбеды. Значит, суд – кривой, неправедный – но хотя бы есть. А вот когда он на следующий день осужденного отпускает погулять до апелляции, потому что наверху решили, что так будет удобнее – это уже беда. Потому что это значит: суда у нас нет вовсе никакого, а есть только растерянный дядька в мантии и переменчивые настроения власти. Что, впрочем, давно не секрет.

В отсутствие закона таковым становится право сильного. И нечего так раздражаться по поводу буйных чеченских свадеб в первопрестольной. Они просто к природе ближе, вот и смекнули раньше. У кого АКМ – тот и прав. Раньше пространство державы «держал» язык – теперь и этот луч (по Стивену Кингу) зашатался: ну-ка, какая последняя книга стала событием для страны? «Аффтары выпили йаду».

Про «духовные скрепки» тоже все понятно. И у нас, и не только: папа римский решил отпустить часть грехов своим подписчикам в Твиттере… Ну, не знаю.

Невесело это. Над улицами, как смог, висит размытая опасность. Могут замести ни за что и отметелить. (Если «за что» - так тем более). Могут отобрать бизнес и пришить мошенническую статью за любую сделку. Если подумать, майор Евсюков и гипермаркет имеют общие корни.

На таком фоне проблемы загородной недвижимости, право, не кажутся такими уж важными. Однако.

Шансы попасть под каток власти – примерно такие же, как под машину. И что теперь, на улицу не ходить? Как раз в период глобального наступления Макдоналдсов для виноделов вдруг особенно важны стали оттенки происхождения вина. Терруар – не то же самое, что апелласьон, отнюдь! Великий повар Дюкасс, открывая ресторан в Петербурге, упорно ищет местных цыплят поприличнее.

Чем сильнее иллюзия глобализации – тем быстрее мир разваливается на общины. Кстати: экономика лидеров - Германии и США - держится на мелких и средних фирмах, а вовсе не на ТНК! Снова вдруг стали интересны соседи. Реанимируются старые дружеские связи. Не у каждого, но у многих в книжечке есть заветные телефоны: честного мента, настоящего врача… Потому что бороться надо не с властью (это фантом), а с конкретной ситуацией.

В обеих столицах проходят десятки чудных междусобойчиков, от горлового пения до проблем урбанистики и обратно. И между собой на работе мы уж как-нибудь договоримся. И в семье решим, что к чему, без депутата Мизулиной.

Так вот, насчет загородной недвижимости: у кого есть на примете надежная недорогая бригада?

А над всем эти динамическим безобразием висит гигантское кривое зеркало интернета. Не зло и не благо – инструмент. Кладбище гигабайт никому не нужных фотографий, миллионы роликов в Ю-тьюбе, которые видел только тот, кто выложил. Гадости и страхи всемирная паутина транслирует немедленно и всем. А до хорошего приходится добираться самостоятельно. Вручную. 

Видимо, так и задумал Самый Главный Администратор.

Удачи вам! 

Архив номеров
Главный редактор
Дмитрий Синочкин

август 2013

Домашний круг