Промежуток

Конец июля; жизнь возможна только в режиме коротких перебежек — от кондиционера до вентилятора и обратно.

Асфальт плавится — полбеды, вот когда мозги стекают, как часы у Сальвадора Дали… Все время кажется, что упускаешь важное. Не сфокусироваться, как на мерцающем пятнышке в поле зрения («слепом пятне»): где-то сбоку, но попытаешься увидеть — ускользает.

Я уже пытался в предыдущих колонках сформулировать это смутное чувство: что-то копится понемногу, грозя вот-вот перейти в новое качество. А что копится и куда переходит — не поймать.

Коллега Дмитрий Губин процитировал меня в своей «огоньковской» статье («Соседская страна»). Из довольно длинного нашего разговора он выудил мысль о том, что в садоводствах и дачных поселках складывается новый тип отношений: соседские договоренности с минимальной зависимостью от внешней власти. По электричеству, газу, дорогам, режиму охраны и прочему.

Ну, наверное.

Само ощущение довольно непривычное: мне, оказывается, куда комфортнее ощущать себя автором, а не персонажем. Наблюдателем, а не действующим лицом.

Вокруг вообще происходит смена ролей.

В деревне Сагра локальный конфликт с мордобоем перерос в принцип территориальной самообороны. Десяток сельчан с двумя стволами не пустили в деревню машины с бандитами. То есть граждане выполнили функции МВД и присвоили себе государственную «монополию на насилие». И за неделю слово «Сагра» из имени собственного стало нарицательным.

В Токсово экологи и активисты движения «В защиту озер» выиграли несколько дел, но так и не дождались, чтобы судебные решения были выполнены. И, вооружившись кусачками и прочим металлорежущим инструментом, упразднили незаконные заборы явочным порядком. (См. материал в этом номере «Пригорода».)

Не сказать, чтобы вот такая «демократия прямого действия» была мне так уж симпатична. Потому что в предельном своем развитии она предусматривает и «комитеты бдительности», и «суды линча», а чаще всего — просто право сильного. Как описано в многочисленных вестернах, в период покорения Запада собственность была обусловлена не законом и не бумагами с печатью, а способностью человека удержать и защитить имущество, которое он считает своим. (В нашем случае — спустить собак на съемочную группу и на экологов, а потом еще «решить вопросы» в суде.)

Но если государевы люди в первую голову озабочены не выполнением предписанных функций, а сохранностью доходного места — значит, эти функции возьмет на себя кто-то другой. Что уже давно и происходит: в образовании, в медицине, в сфере борьбы с наркоторговлей…

Конечно, получается, что мы платим дважды. Сначала налоги — а потом, при нужде, врачу, репетитору и пр. Поэтому аккуратная уплата налогов рассматривается согражданами (включая и большинство правоохранителей) не как признак гражданской добродетели, а как симптом умственной неполноценности.

Копятся отдельные черточки, подробности и эпизоды. Пока они еще не кристаллизуются, не складываются в целое. Помните, может быть — классе в третьем были в ходу картинки-загадки: «Найди охотника» и тому подобное. А позднее — «обманки»: то ли белая ваза, то ли два черных профиля. Барышня у зеркала превращается в череп… Самый мучительный миг: ты вроде бы знаешь, что второе (основное!) изображение где-то здесь, но чтобы его увидеть, сознательного усилия недостаточно.

Если я реален, то «Народный фронт» — иллюзия. И наоборот.

Не застрять бы только в этом промежутке, в затянувшейся смене ролей и форматов.

Удачи вам!

Архив номеров
Главный редактор
Дмитрий Синочкин

август 2011