Чересполосица

Вот что мы родились и живем именно здесь и в это время — это нам повезло или наоборот?
Так вот сразу и не скажешь.

Это нас время от времени пробивает на философствова-ния, и мы стараемся нащупать какую-то важную тему. Чтобы о вечном и чтобы одновременно — отражала своеобразие текущего момента.

Так и родилась Арбузебра, вынесенная на обложку номера. Потому что ярко выраженная полосатость — имманентное свойство российской действительности. В ней «свинцовые мерзости» так легко перетекают в летящую прелесть Покрова-на-Нерли, что кажется, будто Пастернак без повсеместных лагерей вообще невозможен. И оттого как бы их косвенно оправдывает.

Мы тут раздухарились было: ах, Петербург, окно в Европу, умеренный морской климат! Как же. Минус тридцать — зимой, плюс тридцать пять — летом. Как в северном Казахстане, но мокро. Ничего, втягиваемся... Черчилль восхищался русскими, которые на морозе с азартом едят мороженое. «Этот народ непобедим!» Он еще не видел тех, которые на жаре тянут теплую водку из мыльницы.

Радость и гадость мелькают, не смешиваясь. Конечно, кому-то реально не везет, и он пыхтит вдоль по черной полосе, с трудом пробиваясь к серому краю. А вот таких, чтобы надолго по жизни попали вдоль светлой, я сходу даже и не припомню.

Из крайности в крайность — это, конечно, наше. «Бьет — значит, любит». Совмещаем несовместимое. А недавно видел плакат:  «Open-air Ивана Купала». Это праздник такой в Шуваловке.

Потому для унылого европейца «двойная сплошная» —  запрет, однозначно. А для россиянина — вызов! Или заработок, смотря по какую сторону полосатой палочки он находится.

То же относится и к тесту на беременность.

Модернизм более-менее интернационален, а вот «митьки» могли появиться только у нас. В тельняшках, естественно. И этот международный матросский костюм мы присвоили легко с полным правом, потому что — «дык, елы-палы» — он не только позволяет видеть человека на фоне паруса, но и подчеркивает особый вкус каждого прожитого момента, как глютамат натрия, не к вечеру будь помянут. То есть, к примеру, дама с пышными формами и так привлекает внимание, но если еще и в тельняшке — шея с нарезки сворачивается! В бархатной блузе — художник, в тельнике — «митек». Или десантник, что не легче.

А когда полоски вдоль — это уже каторжная роба или больничная пижама. То есть совсем другая история: дух неволи, строгий вид. В ослабленной форме, но про то же самое — офисный дресс-код в мелкую полосочку.
Во всем мире поперечины пешеходной «зебры» символизируют безопасность, у нас она означает «все равно собьют, конечно, но с водителя, если повезет, можно срубить денег».

Кстати, поперечно-полосатые мышцы управляются головным мозгом, и человек может сокращать и расслаблять их произвольно. А продольно-полосатых мышц в природе вообще не бывает, только кит, но он хотя и большой, зато — ни рыба, ни мясо.

Что в очередной раз подчеркивает правильность выбранного Россией особенного пути: наискосок через чередование крайностей.
Кстати, чересполосица, как сообщает «Википедия», возникала в России при регулярных переделах общинной земли.

И когда поток негатива совсем захлестывает и сумрак сгущается, только это и позволяет держаться на плаву: черная полоса случается, это не навсегда. Вон уже краешек просвечивает…

Удачи вам!

Архив номеров
Главный редактор
Дмитрий Синочкин

август 2010