1248
0
Елисеев Никита

Тюрисевя

Милое такое название. Словно младенец пролепетал: тюрисевя. Теперь это Ушково. В честь ефрейтора 98 стрелкового полка 10 стрелковой дивизии 23 армии Ленинградского фронта Дмитрия Константиновича Ушкова (1922–1944), 13 июня 1944 года, подобно Матросову, закрывшему своим телом пулеметный дот. Таких подвигов в советской армии было немало. Эпиграфом над ними — слова маршала Фоша: «Мне не нужны герои. Герои нужны бездарным генералам. Мне нужны профессионалы». Гранаты, брошенные в дот, или не взрывались, или не причиняли особого вреда. Другого выхода у героев не оставалось, кроме как... на пулемет. Не о том, впрочем, речь. Речь о поселке финско-русского пограничья: Ушково, б. Тюрисевя.

Древность и почти современность

 

Поселение существует с XVI века. Известны имена первых жителей будущего Ушкова:  Клаус Отсакорва, Юхо Уссуйнен и Суни Лийконен. Хуторяне. В XVII веке земли достаются местному епископу и освобождаются от податей. Феодализм, знаете ли. Два сословия, дворянское и духовное, не платят налоги, потому что служат. Дворяне — государю, священники — Богу. Епископ отдал часть земли в аренду крестьянину Матти Тюрисевя. Вот по его имени-фамилии село и называлось до 1948 года.

Долгие годы финское селение Тюрисевя существовало как бы вне истории. Многие не без оснований полагают, что это-то — самые счастливые годы. Люди просто живут. Ловят рыбу, охотятся, выращивают фрукты-овощи, собирают ягоды. Пасут скот. Читать про такую жизнь чаще всего скучно, а жить такой жизнью, может, и скучно (не уверен), но спокойно... Однако в начале ХХ века все изменилось. Железную дорогу построили. И в окрестности Териок (ныне Зеленогорска) потянулся столичный дачник. Продукты — дешевые. Лес кругом, даже плоскогорье имеется, ныне парк «Каменная гора». Чем не жизнь, чем не летний отдых?

Одним из самых знаменитых тюрисевских дачников был граф Алексей Дмитриевич Шереметев. Меценат, пожарный, музыкант. Основал первую в России частную добровольческую пожарную дружину. Разумеется, сам был ее начальником. Создал первый в России отраслевой журнал «Пожарный». Разумеется, сам был главным редактором. Собрал частный оркестр, играл на корнет-а-пистоне, порой дирижировал. Основал частную оперу. Благодаря ему русская публика впервые услышала произведения Яна Сибелиуса и Рихарда Штрауса. Что там Сибелиус и Штраус! Благодаря Алексею Шереметеву в России была впервые поставлена опера Рихарда Вагнера «Парсифаль».  Партию Кундри исполняла знаменитая оперная парижская дива Фелия Литвин (сценическое имя, так-то ее звали Франсуаза Жанна Васильевна Литвинова), специально приглашенная Шереметевым в Санкт-Петербург.

Оркестр Шереметева на концертах исполнял увертюру к «Парсифалю». Дирижировал оркестром сам граф. Лучше бы он этого не делал. Рецензенты в один голос писали, что худшего дирижера и быть не может. Честное слово, так жалко стало графа. Он-то думал: все ахнут. А все охнули ... или ойкнули. «Ой, только не это... Рихард Вагнер в своей безымянной могиле в Байрете ворочается...» После революции Шереметев до 1928 года жил на территории тогдашней Финляндии, в Тюрисевя. После 1928-го уехал в Париж, где и умер в 1931-м. Дача графа досталась профсоюзу финских железнодорожников. У них там был дом отдыха «Харьюла». Увы, и от дачи, и от «Харьюлы» ничего не осталось. Две поляны. История прокатилась по Тюрисевя. Железным, все приминающим катком.

 

Хозяин

 

Но настоящим хозяином... да что там хозяином, строителем и создателем Тюрисевя (ныне Ушкова) стал крупный чиновник Министерства путей сообщения, инженер и архитектор, сын судейского чина в Тифлисе (Тбилиси, то есть), действительный статский советник Владимир Константинович Орловский. Любопытно, что брат его пошел по судейской части, остался в Грузии и, среди множества других, вел дело Иосифа Джугашвили. Владимир Константинович избрал другую стезю. И преуспел. Последний его пост в МПС, с которого он в 1916 году ушел в отставку, — начальник Санкт-Петербургского округа путей сообщения.

Собственно, по его инициативе совсем недалеко от Териок была выстроена железнодорожная станция Тюрисевя. Кажется, это называется «использование служебного положения». Орловский купил огромный участок земли у надворной советницы Лерхе. Сначала построил дачу себе и назвал ее «Каунисранта», что по-фински означает «Место прекрасных надежд», а затем на своей земле стал строить по собственным проектам дачи и сдавать их внаем. Ну и зачем дачникам из Питера доезжать до Териок, а потом тащиться назад в Тюрисевя? Вот, пожалуйста, и железнодорожная станция под боком.

Все старые, красивые дачи в Ушково выстроены по проектам и под руководством Орловского. Человек он был, несомненно, талантливый. Одним из первых стал строить из бетона и термолита. Даже брошюру об экономичном строительстве из новых стройматериалов написал и издал: «Термолитовые экономические (имеется в виду, экономичные — Н. Е.) постройки. По системе инженера В. К. Орловского». Разбил парк рядом с дачами. Построил электростанцию и провел во все дачи электричество. Обеспечил почти все дачи телефонами и наладил связь с териокскими ресторанами. Если дачевладельцу захотелось побаловать себя ресторанной едой — звонок, и едут с заказом. Сейчас это называется кейтеринг.

Дачный массив Тюрисевя процветал. Здесь жили архитекторы Крюгер, Перимонд, врач царевича Алексея Сергей Алексеевич Острогорский, промышленник Герберц. Была одна история, связанная с этим дачным массивом, которая меня волнует. Накануне Первой мировой спешно укреплялся берег Финского залива. Форты строились. Собирались построить форт и в районе Тюрисевя. Только начальник Санкт-Петербургского округа путей сообщения и (по совместительству) владелец дачного массива сказал: «Нет. У меня тут великолепный курорт отстроен, а вы собираетесь доты, дзоты, форты возводить. Нет. Это — моя частная собственность. Моя земля». — «Владимир Константинович, но мы же выкупим! Назначайте цену». — «Это-то понятно, что выкупите, но весь вопрос в том, что я не собираюсь ее продавать. Ни за какую цену...»

Более того, когда мимо Тюрисевя к выстроенному форту Ино собрались тянуть военную железную дорогу (фураж, снаряды, продовольствие), начальник столичного округа путей сообщения и (по совместительству) владелец дачного массива снова сказал: «Нет. У меня отдыхающие! Курортники, а вы тут собираетесь товарняки пускать с шумом, грохотом и военной яростью. Не, ребята, в объезд...» Представители Военного министерства подали в суд. И проиграли.

Более всего в этой истории мне нравятся комментарии моих современников. Мол, какая же замечательная, в высшей степени правовая держава была Российская Империя! Как в ней уважали основу основ здоровой рыночной цивилизации — частную собственность! Хочется спросить: друзья мои, вы что же, полагаете: если бы на месте начальника столичного округа путей сообщения и дачевладельца, в одной из дач которого проживает личный врач наследника престола, был бы какой-нибудь купец первой гильдии или даже граф Шереметев (пожарный и музыкант), на его «Нет!» обратили бы внимание?

Нарисуйте себе картину маслом: «Владимир Константинович Орловский пьет чай на веранде у Сергея Алексеевича Острогорского». «Хорошо здесь, Владимир Константинович, тихо...» — «Да, Сергей Алексеевич, но увы... Тишина эта может оборваться грохотом военных поездов». — «Не понимаю, Сергей Алексеевич?» — «Ветку собираются тянуть к форту Ино». — «Чтооо?» — «Вот, Сергей Алексеевич, то-то и оно...» — «Владимир Константинович, не волнуйтесь. Я поговорю».

После революции Орловский покинул Тюрисевя. И многие его дачники покинули свои дачи. Появились новые насельники. Финны и русские эмигранты. А из прежних остался один граф Алексей Шереметев. Меценат, музыкант, пожарный.

 

 

Дом отдыха железнодорожных рабочих. Фото сайта pastvu.com

Дача Острогорского. Фото сайта https://terijoki.spb.ru

В. К. Орловский. Фото сайта https://terijoki.spb.ru       

    

   

если понравилась статья - поделитесь:

comments powered by HyperComments