Про котов и людей

Ну, вот. Проголосовали за Конституцию. И как-то захотелось обратно в самоизоляцию — там уютнее…

Философы и политологи ломают головы — отчего это русский народ такой пассивный?

Лермонтов ещё когда припечатал: «Страна рабов, страна господ!» Да и в современности — масса загадок. Во Франции правительство чуть-чуть попыталось приподнять цены на дизтопливо — и нате вам: «жёлтые жилеты», погромы в пригородах, забастовки. У нас: хоть пенсионный возраст двигай, хоть «Платон» вводи, хоть цены на газ делай выше, чем в Европе, — ноль эмоций. Сидят по домам, шипят по кухням.

В США, например, полицейский нечаянно убил негра — и пол-страны на ушах. В Екатеринбурге спецназ палит через дверь в гражданина, подозреваемого в краже рулона обоев, — никакой реакции.

Должно же быть какое-то внятное объяснение такой заметной разницы в общественном темпераменте?

И оно есть! Отгадка проста: коты и дачи мешают переменам!

Надо смотреть не на мелочи, вроде поправок в Конституцию, а на фундаментальные особенности российской жизни.

Во-первых. Россия занимает первое место в мире по доле семей, в которых есть котики, — 54%. Причём этот показатель особенно заметно вырос за последние 15 лет — плюс 14%. («Собачников», кстати, вдвое меньше, чем котовладельцев.) А котики, как вам расскажет любой специалист по интернет-технологиям, создают милоту и снижают уровень агрессии. Кроме того, котик в семье неизменно занимает доминирующую позицию и приучает своих людей к подчинению. Если не верите — так попробуйте сказать своей кошке: «А ну, иди сюда, быстро!» Она вам одним презрительным взглядом объяснит, кто в семье главный. А также — кто и куда должен идти.

Между прочим, период катастроф и потрясений крайне негативно влияет на благополучие этих животных: «Уж мы котов душили-душили!»

И про фольклор не будем забывать. У нас там присутствует Кот Баюн. Он и впрямь рассказывает усыпляющие сказки — Пушкин ничего не придумал. И гуляет на золотой цепи. Правда, тех, кто поддался и уснул, Кот Баюн имеет обыкновение съедать. 

 

Во-вторых. Россия с большим отрывом лидирует по количеству дач на душу населения. По данным ВЦИОМ, дачами владеют 42% российских семей. Это вдвое больше, чем в Финляндии! Финны — на втором месте, уступают нам почти вдвое. И тоже, если начистоту, не самая пассионарная нация.

Кстати, в мировой науке нередко используется именно этот термин — dacha. Калька с русского. Потому что в остальном цивилизованном мире «второй дом» (не просто загородный, а именно второй) — большая редкость, символ верхней страты среднего класса. Дорого, хлопотно — в общем, совершенно не массовое явление. Чтобы почти половина населения числилась в дачевладельцах — это только у нас. И в России этот феномен возник и распространился вовсе не с Петра, а в результате уникального совпадения факторов: в конце 1950-х с харчами было плоховато, к тому же надо было предусмотреть зоны для рассредоточенной эвакуации населения на случай атомной войны. Решили совместить. (Все «старые» садоводства — от заводов.)

А ведь еще идеолог и гуру массовой малоэтажной застройки Уильям Левитт высказал пророческую мысль: «Если у человека есть свой дом и участок земли, он никогда не станет коммунистом. Ему и без того есть чем заняться». И это он имел в виду просто домик с участком, а не как дополнение к городской квартире! Если в нашем варианте — так и на капитализм времени не остается, к сожалению.

Так что, полагаю, главными скрепами, обеспечивающими незыблемость режима, являются не Крым и православие, а котики и дачи.

Нобелевскую премию, полагающуюся мне за это открытие, прошу перечислить в Фонд поддержки садоводов.

Впрочем, нет, это я погорячился. Еще беседка на даче не доделана…

Архив номеров
Главный редактор
Дмитрий Синочкин