Бег по кругу

Как далеки бывают результаты от намерений. Написал серьезный пост про состояние исторических зданий — огреб три десятка комментов, несколько снисходительных поучений и обвинения в продажности. Плюс еще вынос мозга на пару дней. Опубликовал фотку со щуками, выловленными на днях в Вуоксе, — те же три десятка комментов, сплошные ахи и вздохи сугубо позитивного свойства. И никаких тебе упреков в непрофессионализме! А могли бы. Мол, и окраска у рыбин далека от предписанной, и прикус сбит, и вообще 3–4 кило — не зачетно…

И какой смысл лезть в очередную свару?

А ведь без этого никак.

Потому что ситуация складывается таким дурацким образом, что хороших и правильных решений просто нет.

Простите — придется повторить несколько банальностей. Без них непонятно.

Чтобы город жил и не рассыпался на глазах, нужны деньги. На федеральный бюджет рассчитывать не приходится. Ну, до сих пор как-то не получалось — с чего бы вдруг через год получится? Значит, остаются два возможных источника.

Первый — бизнес. Предприниматели. Но для этого надо им разрешить зарабатывать. А этого никак нельзя — это в корне противоречит имперской эстетике Петербурга и представлениям нынешней власти о должном. Значит, в Конюшенном ведомстве должны быть конюшни — ныне, и присно, и навсегда. В том числе и потому, что опыт вмешательства строителей в историческую ткань чаще бывал печален.

Второй — граждане. Но у них денег, необходимых для поддержания жилых зданий хотя бы в центре, хотя бы в сколько-нибудь приличном виде, и близко нет. А даже если бы и были: представляете себе заседание ТСЖ с такой вот повесткой — скинуться тысяч по 100–200 на реставрацию памятника? Значит, надо ТСЖ разрешить зарабатывать. Ну, допустим бы на сдаче подвалов в аренду. См. выше…

(Я-то считаю, что два-три десятка девелоперов проще ввести в рамки, чем обеспечить сознательность пяти-шести миллионов горожан.)

С природой та же хрень. Мы ее с такой натугой охраняем, что скоро предмет заботы исчезнет как класс. Драконовские штрафы за нарушения — с одной стороны, а с другой — разрешили обносить охотхозяйства заборами и возводить в них капитальные постройки. А еще — на флажке, чуть ли не в последний день заседания Думы, прицепив документ к совершенно другому законопроекту (про отходы в Крыму), разрешили в заповедниках устраивать «биосферные полигоны». Опять-таки — с капитальным строительством и спортивной охотой. Это знаете что? Это докапывается до вас, к примеру, инспектор: а чегой-то вы, любезный, отель в заказнике взгромоздили? А вы ему: я, мол, изучаю антропогенный фактор: как скажется жизнедеятельность двух-трех десятков VIP-туристов на живой природе. Эксперимент рассчитан лет на 30.

А на другом полюсе — экологи-активисты. Они (как и градозащитники) мне, безусловно, более симпатичны, чем чиновники-взяточники. И с заборами воюют от души, не за зарплату. Но у них, если порасспрашивать, в пределе непременно обнаружится отрицание частной собственности. И смутные представления об ухоженном лесе, в котором гуляют экологически сознательные граждане, собирая какашки за собачками в специально прихваченный мешочек.

Есть, конечно, третий путь, позволяющий избежать крайностей. Как раз и предписанный профессией журналиста. Косить под Пимена — просто фиксировать то, что происходит вокруг. И рассказывать об этом читателям. Не вынося оценок, не отделяя правых от виноватых.

Но это так трудно: рассказывать «что», не пытаясь даже понять — «почему». Для этого нужно виртуально ампутировать себе часть мозга. А вдруг какие-то полезные функции пострадают?

Так что я возвращаюсь к щукам. Там солнце пробивает воду до илистого дна, где скользят узкие тени. Их желания просты, а стремления понятны. И еще, это важно: они молчат.

 

Удачи вам!

Дмитрий Синочкин

Архив номеров
Главный редактор
Дмитрий Синочкин