1600
0
Земзаре Инга

Модельеровы пенаты

Елена Бадмаева — модельер с мировым именем. Ее оригинальные коллекции известны любому моднику. Но только близкие друзья знают, что загородный дом Елены — не менее стильный. Теперь к этому кругу избранных автоматически причислены и читатели «Пригорода»: мы первыми навестили семейство модельера в новехоньком доме по соседству с дачей Ильи Репина.

КОГО ЛЮБЛЮ, ТОМУ ДАРЮ

КАК ВОДИТСЯ , о доме за городом супруги задумались, когда родился ребенок. Изучали окрестности, гуляли по берегам водоемов, а в Репино поняли: «Вот где красота!» Соседство с домом великого художника стало решающим фактором. Молодые родители сочли, что это благотворно скажется на воспитании сына Арсения. И теперь вся семья — репинские патриоты:

– Чего стоит одна близость к заливу, который вызывает ассоциации с детством. Здесь чувствуешь запах сосен, скошенной травы! А кроме того, у нас хорошая дорога, инфраструктура, комфорт. Наше дачное направление — самое разгруженное, без пробок. Дом проектировал и строил муж Елены — архитектор Игорь Степанов. Когда видишь результат его трудов, понимаешь, что им не просто повезло друг с другом, а очень повезло.

– Я пришла в готовый дом, — рассказывает Елена. — То же было и с квартирой, и с моей мастерской. Это редкое счастье, и я очень его ценю. Игорь, поставив перед собой задачу построить дом, сказал: «Дай мне пять лет». Но все сделал за полтора года!

Будучи профессионалом, Игорь прекрасно понимает, как обустроить пространство, чтобы оно было соразмерно человеку, чтобы хозяин гармонично вписывался в него. В Репино в его распоряжении оказался небольшой — в 7 соток — участок, на котором он сотворил дом абсолютно «впору» своему семейству. Елена приняла его безоговорочно.

– Потому что он строился для любимой женщины и ребенка, — объясняет Игорь. — Мне хотелось сделать его предельно комфортным и простым с точки зрения архитектуры. Индивидуальный подход архитектор использует и в работе с заказчиками. В первую очередь он стремится понять устои семьи, образ жизни, круг интересов и привычки. Даже то, сколько времени проводят хозяева дома, влияет на создание интерьера. Потому что главное в интерьере — человек.

КОГДА ВСЕ ВМЕСТЕ

Эти принципы он воплотил и в своем жилье. В доме два этажа. На втором — гардеробная, ванная, четыре спальни для семьи и гостей. Туда ведет буковая лестница. Ее открытое пространство с небольшим балконом обеспечивает не только дополнительные смотровые ракурсы, но и хорошую вентиляцию помещений.

Как правило, наверху много времени никто не проводит, а потому главным становится первый этаж. Он полностью предназначен для общей жизни: здесь и кухня, и столовая, и диванная, и каминная (общая площадь помещения — 64 кв.м). Никаких перегородок — один смотрит тут телевизор, другой работает за ноутбуком, третий готовит. И без того немалое пространство увеличивается благодаря огромному окну с выходом на террасу. При этом в доме тепло — за счет пола с водяным подогревом.
– Теплый пол за городом в нашем климате, — убежден Игорь, — момент принципиальный.

Любопытно, что вместо плитки пол покрыт колотым сланцем. Такая обработка — весьма интересный нюанс. Помогают его поддерживать светильники, которые обеспечивают освещение шести зон помещения. В зависимости от того, кто чем занят, главная зона перемещается.

– Если затевается кулинарная история, — включается в разговор колдующая у плиты Елена, — на первый план выходит кухня. Когда сидим за столом, главной становится столовая зона. Если торжественный вечер — на кухне включается легкая подсветка и визуально кухня отходит на второй план. Можно зажечь норвежский камин, он расположен прямо по оси дома. Кстати, это не декоративная, а рабочая, серьезная вещь.

Если мы привыкли делить пространство стенами, дверьми с засовами, то Игорь применил другие методы. Цвет, свет, фактура материала — все это организует интерьер. Сознательно использована даже степень мягкости материала: здесь кашемировый ковер, уютные диваны, а там — вставка из кленовой доски. На этом фоне современная, в холодных тонах кухня — совершенно отдельная зона. Все строго функционально, но тот, кто режет овощи в салат, одиноким себя не чувствует.

– В кухне, — поясняет хозяин, — удачно играют элементы кантри и конструктивизма 1920-х годов. С одной стороны, каминообразная вытяжка, похожая на очаг, дубовые фасады с филенками, а с другой — ручки под оцинковку, прямоугольные ящички, кубы, поделенные на квадратики.

ХОЧЕШЬ КАРАМЕЛЬКУ ?

Игра с потолком — отдельный куплет в этой песне. Потолок из сосны не деревянно-желтый и не белый. Он — с едва уловимой розовинкой, но это не краска. Эффект создается благодаря тому, что полупрозрачный колер сохраняет естественное свечение дерева. Такая вот находка!

– Не хотелось, чтобы дерева было слишком много. Пол из лиственницы, канадского клена дает безупречный оттенок. Но если желтого очень много, помещение похоже на сауну. Поэтому «деревянный» эффект мы приглушили.

Потолочные балки словно аккомпанируют пространству. Сразу понятно, что ты за городом, однако во избежание ассоциаций с «баварско-пивной темой» балки легкие. А еще радует благородство цветового решения, и гамма золотисто-бежевых, охристых, жемчужных, янтарных полутонов, оттенков шампанского, белых тонов просто завораживает.

– Правда, похоже на карамельное царство? — Это Арсений заглянул с террасы, где собирал «метеоритную» дождевую воду.

И то верно — это разнообразие оттенков вызывает в памяти вкусные конфетки детства: от легких ненавязчивых прозрачно-золотистых леденцов до задумчиво-тянучих молочных и кофейных ирисок.
С художниками не поспоришь! У них все продумано, в том числе и характер дерева. Оказывается, бук обладает не просто плотной древесиной, удобной для обработки, но и жизнерадостным нравом. Не говоря уже о выбеленном дубе, вишне или канадском клене.

СОТРИ СЛУЧАЙНЫЕ ЧЕРТЫ

Что касается мебели, то ее подбирали тоже со смыслом. Все максимально удобно, самодостаточно, ничего случайного. Основательность, стабильность, традиции олицетворяет антикварный резной дубовый шкаф.

– Мы очень долго искали шкаф-комод. Выбрали этот — дуба на него, наверное, ушел целый лес. Резьба поразительная, такие прожилочки, удивительно, как из дуба можно вырезать такие вещи.
Еще Елена и Игорь — спецы по «блошиным» рынкам. Старинный кальян раскопали в Египте, ходили по таким местам, куда обычные туристы не заглядывают. К нему подобрался целый набор табаков. В самом углу рынка в Тунисе среди гвоздей и железяк нашли уникальное буддийское панно (продавец говорил на неизвестном языке и не торговался вообще). На «турецком берегу» как-то забрались в горы, где обнаружили семью с безумным количеством детей, которая занималась изготовлением аутентичных подушек. Парочку взяли. А вот отечественный медный таз, там — кашемировый ковер из Туниса. Из Лондона прибыли настенные тарелки и классические часы (под них ироничные хозяева заказали эклектичную плетеную консоль). Ну а обширную коллекцию наперстков Елены с радостью пополняют коллеги и друзья.

На стенах гравюры Луиса Ортеги, среди них портрет мамы Елены. Такой же, кстати, приобрел сам Папа Римский, так что эту семью знают теперь и в Ватикане. И если Бенедикт соберется в Петербург, он сможет остановиться в Репино, у знакомых.

Инга ЗЕМЗАРЕ

comments powered by HyperComments