Дошли до ручки

У меня недавно сломался компьютер. Не само железо, а собственно мозги — в общем, машина сдвинулась и трудиться не желала.

По вызову явился компьютерный умелец. Вроде «скорой помощи». И квалификация, как потом выяснилось, на том же примерно уровне, откуда и руки. В итоге текстовые файлы обнулились, и компьютер забастовал окончательно.

Но я не об этом. Когда месяц за месяцем ручкой только расписываешься в графе напротив фамилии, навык утрачивается. Чтобы его восстановить, нужно время.

Какая, оказывается, колоссальная разница между текстом написанным и набранным!

Во-первых, написанное гораздо труднее стереть. Только зачеркивать, или уж — топором, как народ велит. Во-вторых, если текст пишется для того, чтобы кто-то прочел, об этом приходится специально думать, и для этого надо стараться!

Мне рассказывали про эксперта-графолога: она пришла к выводу, что с отменой чистописания дети стали думать иначе. И не сказать, чтобы лучше. (Следующая станция — SMS-ки, «олбанский язык» и Ктулху.)

На рабочем столе я завел коллекцию под названием «опечалки». Какие озарения подбрасывает нам компьютерная скоропись! Вот коллега из «Недвижки» случайно набрела на дивный вариант слова «заемщик» (у меня, кстати, было почти не хуже — только в слове «отсрочка»).

В другом газетном тексте вдруг появился персонаж Газ Гольдер (типа имя и фамилия…). Министр Герман Греф гневно обрушился на «часть квазималого бизнеса»… Компания «Фосборн» для продвижения продукта в торговых центрах «использует могильных агентов». Недавно на глаза попалось нежное словосочетание «кротчайшие сроки».

Если развивать теорию дедушки Фрейда, то опечатки — как и оговорки — суть проявление бессознательного.

«Россия по заказу НАСА изготовит 10 комических кораблей». Кто бы сомневался.

Примерно в конце 90-х начался катастрофический разрыв между словом и тем, что оно означает.
А уж пробовать слово на вкус, на звук — вымирающая профессия.

Государство отпихивается от непосредственного управления оценщиками, аудиторами, строителями. Потому что хлопотно и все равно бестолково. Вместо чиновников с лицензиями следить за соблюдением правил будут саморегулируемые организации — СРО. Вы верите в положительный эффект от СРО? А склонять — пробовали? Ничего, скоро еще примут специальный закон «О СРО»…

Или вот продвинутые риэлторы договорились, что агенты по недвижимости теперь будут не агенты, а предприниматели без юрлица — то есть ПБОЮЛ. Не знаю, не знаю… Доверить сделку со своей единственной квартирой ПБОЮЛу?

С названиями поселков тоже не все гладко. «Поедем в Царское Село» — звучит как песня; допустим, к Вартемягам попривыкли, а вот поселение «Муталахти» как-то… не вдруг. Как называть таксисту адрес? «Поехали в “Мендсары”»?..

Раньше в «терийоках» и «келломяках» был призвук иной, полузапретной жизни. Что теперь?

Если ингерманландское название не сразу на слух ложится — значит, и в голове не все еще улеглось. Да и сам образ жизни «отдельным домом» для большинства из нас еще чужеватый, непривычный.

Впрочем, этот текст я выстукиваю по клавишам, а отнюдь не вывожу ручкой.

Удачи вам!

Архив номеров
Главный редактор
Дмитрий Синочкин