1173
0
Дмитрий Синочкин

Руководитель группы компаний "СТИНКОМ" Сергей Феденко: "Кризис не в экономике, а в мозгах!".

К новым веяниям в домостроении человек относится настороженно. Это очень непростая задача: улучшить кирпич. Или создать новый вариант бревна. Или хотя бы придумать неизведанную конфигурацию соединения для сруба: дополнить традиционный перечень («в лапу», «в охряп», «в чашу», «в ласточкин хвост» и др.) собственным термином.

Каркасные дома пришли к нам из Европы и Канады, клееный брус – из Финляндии, блоки Durisol – из Австрии.

И только «деревянный кирпич» изобрели у нас, в Петербурге. Об этом мы и беседуем с руководителем ГК «Стинком» Сергеем Феденко… 

- Вас не было в городе…

- Да, я ездил в Ганновер на выставку Ligna. Крупнейшая в мире экспозиция оборудования для лесной промышленности и деревообработки. Больше нашего «Ленэкспо» раз в десять! 1800 участников, более 130 000 кв.м  Например, немецкий Waineng (производит станочное оборудование) развернул экспозицию – как отдельный павильон, 70-80 сотрудников.

- Ездили посмотреть или показать?

- Нам пока показывать нечего. Да и денег на участие надо немало. Посмотреть, конечно. Подбираем оборудование для модернизации. Но не только смотрели – приходилось объяснять, для чего нам это надо. Показывали наш деревянный кирпич: документы, чертежи, фотографии. Немцы, итальянцы, датчане, шведы и китайцы заинтересовались… Представители одной из фирм собираются приехать, посмотреть на наше производство, на готовые дома в поселке, поучаствовать в проектировании новой линии.

Нам пока в Европу выходить рано. Чтобы продвинуть новый товар в Европе, нужно очень постараться и вложить серьезные средства. У них там тоже уйма новых технологий. Правда, это связано, главным образом, не с натуральными материалами, а с композитными, с продуктами переработки – клейка, прессовка. Огромные территории были отведены под демонстрацию того, как можно использовать то, что у нас просто сжигают: обрезки, горбыль, опилки, куски фанеры и так далее – все идет в переработку.

- Как и для чего придумали деревянный кирпич?

- В конце 1990-х наши крупные комбинаты производили пиломатериалы на экспорт. И было очень много отходов. Короткие элементы валялись целыми отвалами, гнили, на дрова шли. Сращивать (клеить) позднее научились. Я не имел отношения к деревообработке, но мне было интересно, и несколько лет я вкладывал в эту идею время и деньги.

- Патент есть?

- Конечно. Российский.

- За рубежом будете патентовать?

- Сорок тысяч евро надо отдать, только чтобы зарегистрировать приоритет в одной стране. Ведь патент или сертификат не выдают на всю Европу. Немецкие бизнесмены уже приезжали к нам, смотрели, трогали. Говорили: «Давай, построим такой дом в Ганновере». Я соглашался. Но только вместе. А они: «Нет, у нас кризис, давай за твой счет…» На том и расстались пока.

- Для запуска большие инвестиции потребовались?

- С 2006-го по сегодня вложено порядка 2 млн долларов.

- Затраты отбились?

- Наверное, только сейчас этот бизнес начинает приносить прибыль. Сначала поставили производство только под деревянный кирпич, потом понадобилась линия под сопутствующую продукцию. Мы должны контролировать качество и отвечать перед заказчиком за конечный продукт, то есть за построенный дом.

В нашей стране любое производство – это огромный геморрой. Страна продавцов: у нас все чего-то продают, оказывают друг другу услуги, а производство в загоне… Очень жалко. Когда мы в Выборге регистрировали компанию, на меня налоговики смотрели как на чудака: у нас, говорят, производителей практически нет, а те, кто были, закрываются.

- Сколько деревянного кирпича получается из кубометра деловой древесины?

- Это зависит от входных параметров. Если калиброванный материал – то 25-30%. Плюс боковая доска – еще 20-25%. При распиловке обычно до 50% идет в отход, это разумное соотношение. Но эффективность повысить можно, будем работать. У клееного бруса выход побольше – процентов 40. Но и оборудование для его производства будет раза в два дороже.

- В Ганновере нашли партнеров?

- Есть предварительные договоренности. Конечно, хотелось бы установить немецкую линию. Их оборудование самое качественное. Но и самое дорогое. Китайцы хорошо копируют то, что делали немцы 20 лет назад. Ждем комплексных предложений. Нам ведь нужен не один станок – надо линию поставить. Кроме того, в любом случае один станок придется делать под заказ: то, что нам нужно, никто серийно не производит. Штучное производство требует серьезных конструкторов и качества. Здесь, наверное, немцам нет альтернативы.

- Сколько планируете потратить?

- Комплексная модернизация обойдется нам, наверное, примерно в миллион евро.

- На какой рынок рассчитываете?

- На местный, российский. У нас достаточно стабильный спрос на нашу продукцию. Производство справляется, есть даже некоторый резерв: вторая смена и так далее. Я рассчитываю, что мы найдем своего покупателя: у людей есть реальный интерес к загородной жизни, и он растет.

На модернизацию может уйти до полугода. Мы движемся step by step. Сегодня у нас есть определенные ограничения по ресурсу: к концу года, по нашим расчетам, уже можем перестать справляться с объемом заявок.

Информация расходится: все больше обращений, и не только из Петербурга и Ленобласти. На лесных форумах специалисты активно обсуждают деревянный кирпич, анализируют.

Из Сибири есть запросы, из Москвы, Краснодарского края. Приходится много разъяснять. Но мы не будем выходить на Центральное телевидение. Работает «сарафанное радио», в первую очередь – наши клиенты. Люди приезжают, смотрят. Мало кто остается равнодушным.

- Участники рынка ждут стагнации, и это в лучшем случае. У вас другой прогноз?

- Мы по цене конкурируем не с брендовыми компаниями, а с качественными российскими производителями бруса. И у нас основная позиция – дом ручной работы.

Если выдержано качество исходного материала, то дальше цена уже будет зависеть от амбиций компании, от ее издержек на продвижение, от затрат в стремлении захватить определенный сегмент рынка. Это субъективное отношение покупателя.

Мы действительно оцениваем рынок как растущий. У нас нет ни застоя, ни спада.

Конечно, мы видим, что происходит вокруг: условия для бизнеса не улучшаются, притока инвестиций в страну нет; возможно, граждане чуть больше стали зарабатывать.

Люди постоянного чего-то боятся, ожидают негатива, и это идет волнами.

Во Франции магазины закрываются в 19 часов, и туристы ходят с деньгами, не знают, куда их потратить, – кризис не в экономике, а в мозгах! Работать надо больше, вот и все.

Люди, которые подошли к решению купить участок и построить дом, как правило, экономически устойчивы и умеют ставить серьезные цели. И таких людей становится больше.

Есть такой показатель: сегодня почти все купленные участки в поселке «Гармония» застраиваются. 90-95% покупателей начинают строить практически сразу!

Наш сегмент – не элита, это бизнес.

- В розницу будете выходить?

- Пока нет. На будущее такие планы рассматриваются, но для этого надо продвинуть материал, надо накопить известность.

- Как развиваются ваши проекты за пределами региона?

- В Мурманской области комбинат «Апатит» уже вторую турбазу начинает строить из нашего деревянного кирпича. Это большие здания и гостевые домики. Туда ездят отдыхать серьезные люди.

- Монтировали сами?

- Нет, конечно. Там нет дорог – материалы доставляют летом на вездеходах или вертолетом. Очень тяжелые условия для строительства, а требования к качеству высокие. Так что они сами справляются. Мы им дали всю необходимую информацию, провели инструктаж.

Для правильного продвижения нужны очень большие деньги. Так что пока – Интернет, СМИ, «сарафанное радио». И пока заказов достаточно. Понемногу прикидываем расширение, мощности нового производства. Идет подготовка к модернизации.

У нас за последние два года (после кризиса) спрос увеличился в 2-2,5 раза. С докризисным временем сравнивать сложно: мы же производство стали запускать только в 2006-м. Надо было построить, поставить станки, учесть неизбежные ошибки, исправить недостатки в производстве и конечном продукте. Как раз к началу кризиса мы добились стабильного выпуска того продукта, который идет сейчас.

- Вы остаетесь в уже освоенном дачном формате? Приближаться к Петербургу, влезать в сегмент для постоянного проживания - пока нет таких планов?

- Не вижу целесообразности. В ближнем пригороде все так тесно и так сумбурно! В Выборгском районе, в Рябово у нас все понятно и все под рукой, включая производственную базу. Есть долгосрочные планы сотрудничества с администрацией Приморского СП. Когда мы в 2005-м начинали наш первый проект, это было глухое, богом забытое место. Сегодня там новые магазины, такси ездят, местные цены на жилье выросли в три раза, там все развивается. И какой смысл идти туда, где много таких, как я?

- Все-таки второй дом, дача – не предмет первой необходимости. И спрос на такой товар более чувствителен к экономическим и политическим потрясениям.

- Да, без дачи можно прожить. Но человек построил дом – и начинает скучать. Я в выходные оставаться в городе не хочу. У меня же тоже дом в Заозерье. Я ведь всю технологию отрабатывал на себе. Высокая цель зачастую заставляет человека находить способы ее достижения.

Я вообще по натуре оптимист. В любом событии всегда можно найти положительные стороны.

- Сколько домов построено с вашим участием или по вашей технологии?

- Давайте считать. «Зайчихино» – 28 домовладений, «Заозеорье» – 24, «Мендсары» – 28. И вот сейчас «Гармония» – из 296 продано две трети, застраивается и построено порядка 100 домов.

Мы совершенно спокойно выпускаем один домокомплект в месяц плюс сопутствующая продукция, плюс традиционные материалы для сторонних заказчиков (для «каркасников», например), не только деревянный кирпич. Мы загружены полностью.

Есть определенные объективно узкие места, ограничения по производительности. Сушильная камера быстрее работать не будет: технология не позволяет без ущерба качеству.

- Жизнь на два дома – российский феномен?

- В Германии и во Франции люди тоже выезжают на дачу. Но это другое – там чаще «курятники», даже не шесть соток. Впечатление, как в советских садоводствах. Когда к нам приезжали немцы, они говорили: «Какие вы богатые». Для них второй дом – это роскошь!

- То есть вы и бизнесом, и продуктом весьма заинтересованы, чтобы в стране было как можно больше богатых людей.

- Абсолютно верно. Я искренне уважаю людей, которые своим трудом смогли заработать деньги. Не люблю коррупцию, противно само понятие, что я должен кому-то дать.

В «Гармонии» мы строим подводящий газопровод, 9 км. Сами все делаем. И два года нам Министерство обороны не давало двигаться вперед. В лице известной Екатерины Васильевой, которая сейчас живет под арестом в 13 комнатах. У меня есть бумага: министерству запрещено распоряжаться федеральной собственностью.

- А в это время в Сертолово…

- Да, и когда я сейчас читаю, как они землю раздавали – зло берет.

- О следующих проектах подумываете?

- Пока не завершим «Гармонию», пока не закончим газификацию – новые не будем запускать. Затраты - десятки миллионов. Финансово нам никто не помогает. Слава богу, властные структуры не мешают. Подключаемся к магистрали «Леноблгаза». Наша труба нужна всем! Это ведь даст возможность газифицировать район. Собственники крупных участков уже приходили, обращались. По соглашению с администрацией все социально важные объекты подключаем по гостарифам. Коммерческие структуры смогут подключаться, если хотя бы отчасти компенсируют наши затраты.

- Дорожным строительством не собираетесь заниматься? Тоже ведь проблема…

- В садоводствах все дороги прокладываем, куплена дорожная техника. Но всего не осилить. Мои задачи – поселок «Гармония» и развитие производства.

- Сколько человек работает в фирме?

- Примерно 150. Я бы с радостью нанял еще, да негде взять. Нет специалистов! Профессионалов нет. Настолько дефицит – просто не знаем, что делать.

- И все-таки ваш оптимизм заразителен.

- Это свойство натуры. И это очень зависит от общения с людьми. Я каждый день разговариваю с клиентами, чувствую их настроение, их возможности. В рамках страны меня не видно, я маленькое зернышко. Но если каждый в своем деле будет специалистом, будет вести свой бизнес – бред, который несется из телевизора, будет не так уж важен…

 

 

если понравилась статья - поделитесь:

comments powered by HyperComments

июнь 2013