860
0
Земзаре Инга

Петербургские соколы

Влад Лыженков отправляется то в пески Арабских Эмиратов, где посещает соколиный госпиталь в Абу-Даби, то в австрийский замок, то на Русский Север. На охоту, на слеты и соревнования сокольников он ездит по всему миру. Когда дома — ложится после полуночи, а встает в четыре утра. И сразу — кормить свою живность. А покормить есть кого: только хищных птиц около 40 голов. А еще собаки, кролики.

Столько живности, сколько у Влада, сегодня в редком доме встретишь. Разведением  хищных птиц он увлекся в 1983 году, а сейчас у него питомник. За домом, птицами и другой живностью ухаживают Влад и его мама.

Владимир Лыженков — орнитолог. Работает в Пулково, в службе орнитологической безопасности, которая призвана защищать самолеты от птиц, а птиц — от самолетов. В ней служат соколы. А непрошенных гостей хватает. Например, только чаек за день может пролететь несколько тысяч: неподалеку находится мусорный полигон, где они кормятся. Когда Влад выходит с соколом — этого порой уже бывает  достаточно, чтобы птицы, например те же наглые вороны, разлетелись. Сокол, само собой, сидит на кожаной перчатке, иногда в клобуке (специальной шапочке). Перчатку, кстати, Влад носит на европейский манер, как это принято в Петербурге и вообще на Северо-Западе, — на левой руке. А в Москве большинство сокольников носят перчатку на правой.

После работы он всегда спешит домой, на восточную окраину Питера. На пороге хозяина прыжками и лаем встречают любимцы — Дара и Акита, пойнтер и веймар. Даже меланхоличные кролики начинают шебуршиться в своих загончиках (периодически в доме бывает и дру-гая живность, но сейчас из зверюшек только кролики). Хлопают крыльями птицы. Их порядка четырех десятков: соколы, ястребы, орел, филин. У филина, латинское название которого Bubo bubo, — огромный размах крыльев (1,5 м), рост 70 см, вес около 3 кг. В этом году Влад завел подсадных уток, и когда они призывно крякают, прямо на участок слетаются дикие селезни.

– Сокол сапсан считается самым быстрым представителем фауны в мире, он может развивать скорость свыше 300 км/ч, — рассказывает хозяин.

Влад любит жизнь за городом.

– Не городской я человек, не люблю жить в квартире. Душно там.

Этот дом еще дедовский, и Влад привык к его укладу с детства. Сейчас условия жизни в поселке улучшились: не так давно провели воду. Газа еще нет, и готовят на баллонном.

В доме три комнаты, кухня. Второй этаж отведен под технические нужды и инкубатор. Инкубатор заставлен лампами, лотками для яиц и птенцов и другими ясельными принадлежностями. У разных птиц разные требования. Сейчас у Влада один птенец — сокол балобан.

– Когда появляется птенец, вся жизнь нацелена на то, чтобы его вырастить.

Когда птенчики еще совсем крошечные, это только кажется, что им достаточно маковой росинки. Да, сначала птахе хватает кусочка мяса размером с горошинку, потом он съедает чайную ложку, а потом — только подавай.

Если птенца выводят в вольере или подсаживают туда к взрослым птицам, даже Влад не всегда заходит в вольер — так рьяно они охраняют потомство. Тогда кормит птиц через специальное окошко.

Слегка подросших птенцов из инкубатора подсаживают к взрослым птицам, яйца которых на время инкубации могут заменять обычными красными куриными. Взрослые принимают птенцов и начинают выкармливать. Хорошо себя зарекомендовал и метод приемных родителей. Например, кречеты выращивали птенцов балобанов.

Птицы иногда обитают вместе с Владом. Это нужно, чтобы они привыкли к хозяину. Сейчас в доме живут мексиканские ястребы (харрисы). Остальные птицы — в вольерах: кто группами, кто семьями, а кто по одной. Вольеры разных размеров, максимальные — три на семь метров.

–  Как же вы кормите такую разношерстную ораву?

– Сейчас, в принципе, с кормами проще. Да и в магазине можно закупаться раз в неделю и даже в месяц. Так что это несложно.

– Но ведь еще чистить нужно!

– Ну, не каждые же полчаса…

С питомником очень помогает мама. Ко-гда он в отъезде, вся работа на ней.

– Иногда друзья помогают, но я не люблю людей напрягать. Это сложно не столько физически, сколько по времени.

– А бывает, что мама сердится на вас и ваших питомцев?

– Бывает. Но это теперь часть ее жизни. Матушка знает, что птицы не воспринимают человеческий голос, но постоянно с ними разговаривает. 

Жилое пространство дома походит на музейную экспозицию: коллекция кожаных печаток, птицы в виде фарфоровых статуэток и сувениров. И множество икон со святым Трифоном. Трифон считается покровителем сокольников. Есть старое предание о том, как он помог сокольничему, который во время охоты упустил любимого сокола московского государя. Сокольничий молился своему заступнику, и во сне ему явился Трифон с соколом на руке и указал место, где он отыщет птицу. Когда сокольничий проснулся, сокол сидел поблизости.

– Много народу обращается к вам за консультацией?

– С избытком. Но я в последнее время не даю советов по обучению. Сглаз не снимаю, из запоя не вывожу, рекомендаций по соколиной охоте по Интернету не даю.

– Одолели?

– Каждую неделю влетает какой-нибудь новичок, а потом через месяц исчезает. Времени жалко, отрываю от птиц. Когда не было Интернета, я ходил за учителями, книги искал, бегал, просил, сидел по библиотекам. А сейчас в Сети все можно почитать. И библиотеки все так же работают. Если человеку надо, он найдет, изучит вопрос.

В конце лета Влад поедет под Мурманск на встречу сокольников. Собираются большой компанией из разных мест, откуда можно доехать на машине. На такие встречи обычно берут двух-трех птиц, Влад возьмет еще Дару с Акитой.

– Вы все время с птицами и самолетами. А самому не хочется полететь?

– В последнее время потянуло на малую авиацию, хочу маленький самолет.

Инга Земзаре

comments powered by HyperComments

июнь 2012