Пейзаж в стиле «Аллегро»

Пишу колонку в не совсем привычной локации — в аэропорту Хельсинки. Приехали к финнам на «Аллегро». Поезд как поезд — мягко, быстро, ничего особенного. Но вот пейзажи…

Обидно до соплей.

Как у них лес переходит в поле! Сразу, без опушки.

У нас ведь как: сначала лес. Потом подлесок с какими-нибудь кустами и кочками. Потом кусок болота, за ним бурьян с борщевиком, из которых торчит трактор, позабытый еще в эпоху борьбы с перегибами. У них не так. Сначала лес. Причем густой ровный сосняк вдруг разрывают три десятка крупных берез, и снова сосны. Как будто нарочно так высадили (а ведь, может быть, и нарочно…). Вдруг лес внезапно, как по нитке обрезанный, кончается, и начинается поле — неправдоподобно ровное, выглаженное, вылизанное. Будто древние боги викингов бросили вековую кровавую свару и перешли на гольф. Почти посреди, но немного в сторонке — пара елок. Чтобы глазу было на чем отдохнуть в монотонности. У японцев — сад камней, у финнов — елки. Или вдруг лужайка и коровы в нирване, аж лоснятся. Из поезда на скорости двести видно, что доятся прямо сливками, не иначе!

И что особенно досадно, климатические условия те же, что и у нас.

Не иначе, промахнулись мы где-то на извилистых путях к национальной идее и мировой справедливости.

Утешает лишь то, что и собратья-европейцы тоже развиваются не по навигатору. Взять  хоть нынешний долговой кризис в ЕС — ну, чистой воды колхоз имени Рабиндраната Тагора с чисто колхозными же разборками. Любой бригадир с советским стажем без всякого Лиссабонского протокола в пять минут разъяснит идеологам Евросоюза, что из грека японца не сделаешь, как ни пыхти. И даже немца. (См. также опыты Лысенко по перевоспитанию ржи в пшеницу.) И что в бригаде завсегда на пару трудяг — два забулдыги, и если трудодни поровну, то разгильдяй в плюсе, потому что он права качать натренирован. А попытка применить идеологию к конкретному хозяйству почему-то всегда на выходе дает незапланированную мерзость.

Это у них в ЕС еще Болгария с Албанией не в полном праве, а то бы им не до Греции было! И никто тут не виноват, так природа захотела: чем ближе к экватору, тем меньше шансов привить людям суровую протестантскую этику. Как его убедить, что труды угодны Небу, если он и так взыскан: воткнул — выросло?

И только мы, такие дивные и особые, умудрились «во тьме лесов и топи блат» состряпать нечто уникальное. В зоне рискованного земледелия практиковать средиземноморский пофигизим. Откуда у нас, на диком, практически, Севере, левантийская тяга к халяве и неге (хоть и без умения получать удовольствие просто от жизни) и упорная  уверенность в том, что государственная должность — это и есть моя личная кормушка?

…Попробовал сверху сравнивать, из самолетного иллюминатора. Вообще ничего общего, две разные планеты. У нас такие размытые пятна, переход от зеленого к коричневому и обратно. У них — неправдоподобная полевая геометрия: квадратик к квадратику, прямоугольничек к прямоугольничку. И ни уголка не обихоженного, как ни вглядывайся.

Тут вообще внизу Голландия пошла. Столетия упорнейшего труда — как на ладони. Немудрено, кстати, что у них в перечне интересных для туриста мероприятий — конференция травоводов. Буквально: лучшие специалисты по выращиванию марихуаны съехались обменяться опытом. Надо ж как-то расслабляться. Кстати, они в квартале красных фонарей собираются электронных шлюх завести. Собственно, тот же силикон, только с датчиками и моторчиком. Зато производительность выше и профсоюз не достает. Это уже крайности, мне кажется?

Так вот, возвращаясь к нашим северным соседям.

Контраст саднит занозой, но обида должна быть конструктивной.

И вот я колеблюсь, как буриданов осел меж кормушек. То ли продолжить Северную войну и еще кусок у них оттяпать, уже благоустроенный. То ли отдать им ухваченное в сороковые с извинениями — мол, у вас лучше получается, ребята, мы уж в гости как-нибудь. 

Мысль: а может, стоит у них чему-то и поучиться? — приходит последней, но отметается сразу, прямо с имперского порога.

Наверное, в этом-то все и дело.

Удачи вам!

Архив номеров
Главный редактор
Дмитрий Синочкин

июнь 2012