1165
0
Дмитрий Синочкин

Как из максималистов становятся минималистами

Детство он провел на даче, выстроенной отцом. Потом строил дом для своих детей. Сейчас он хочет купить участок и возвести еще один дом. Но уже исходя из новой жизненной концепции. Минималистской.

Дом №1. Синявино

Предприниматель Владимир Богданов по образованию — инженер-технолог по металлообработке. Он знает, как строить, проектировать, реставрировать, изготавливать художественные металлоконструкции, снимается в кино.

Сейчас он занят обустройством родитель-ской дачи в Синявино. Строит новую баню; переделал сарай, где отец  (личность увлекающаяся) некогда держал кур, кроликов, перепелов, поросят, под мастерскую с террасой (там любит отдыхать мама Валентина Ивановна), занят дизайном ландшафта, облагораживает старинную мебель.

– Это я отдаю долг отцу, — объясняет Владимир. — Он никогда ничего не заставлял меня делать. Но теперь я понимаю, как нужна была ему моя помощь!

Сначала в Синявино (в 1970–80-е) была времянка, струганная из березок, потом ее обшили картоном, затем оклеили обоями, установили большую буржуйку. Живя в ней, и поставили дом 6х9 метров.

– Я горжусь, что отец сам построил дом. У него нас было двое и еще двое детей от первого брака. Не знаю, предвидел ли он, что у него будет семь внуков, но дом изначально возводил большой: на первом этаже четыре комнаты, в мансарде две спальни, в баньке надстроен второй этаж. В городе мы жили в двухкомнатной квартире, и он хотел, чтобы на даче у каждого был свой угол, чтобы в любой момент сюда могли приехать все дети, внуки, родственники.

Владимир, конечно, помогал, насколько может помочь пионер, а студентом — подрабатывал для семьи, ездил в стройотряды. Когда период стройотрядов закончился и Владимир женился, он достраивал дачу родителей жены, покупал квартиры, работал и возводил дом во Всеволожске.

Дом №2. Всеволожск

Всеволожский дом, начатый в середине 1990-х, дался тяжело и хлопотно.

– Пережил два кризиса, в том числе кризис строительного рынка, когда была эпоха взаимозачетов. Чтобы фирма получила живые деньги, надо было провернуть шесть — десять товаров. И при этом вкладываться в развитие, поддерживать людей, которые у тебя работают, сохранять заказчиков.

Как и его отец, Владимир хотел обеспечить для каждого из своих троих детей личное пространство. В итоге на 24 сотках поставили трехэтажный особняк с большим полуподвалом, гараж на две машины, баню с бассейном.

Площадь каждого этажа — 90 кв.м. На первом — кухня в 25 метров, гостиная около 40 «квадратов», санузел и комната для гостей, она же кабинет. На втором — три спальни, два санузла с душем и ванной. В подвале — тренажерный зал, подсобные холодные помещения, кладовка. Хозяин посадил яблони, каштаны, хвойники, развел розарий.

Мансарда долго пустовала, пока дочка, у которой была большая комната, но которая всегда искала укромные уголки, не сказала: «Я на чердак». Потом и сын туда перебрался.

Хозяин рад, что мансарда детям пригодилась. Но освоили из построенного не все.

– Мастер мне как-то говорит: «Давай поднимем стены на метр — и у тебя получится еще жилое пространство». Я посчитал периметр, кирпичи, раствор — все сущая ерунда. И ответил: «Давай! Сделаю себе бильярдную». Бильярдный стол, правда, так и не купил. Но помещение пригодилось: у жены там частный косметический кабинет.

Дом №3. Сарайчик как дом-мечта

– А сейчас я хочу сарайчик, — заявляет хозяин.

– Что это вас так вдруг?

– Я человек рациональный. И людям хорошо бы понимать себя, что называется, изнутри: что мне надо для жизни? И таким образом формировать свое личное пространство. Сарайчик нужен для комфортного уединения на природе. Я романтик.

– И как предполагаете его обустраивать?

– По американскому типу: прихожая, совмещенная с кухней и гостиной, скорее всего, с камином, печечкой. Еще в американском же стиле открытая террасочка.

Минималистский взгляд на дом возник у Владимира из понимания того, где человек проводит большую часть времени. Не в спальне, не в мансарде, не в подвале. А на кухне и в гостиной — с семьей, с друзьями, перед телевизором, в конце концов. Поэтому упор нужно делать на эти помещения.

– Да, люди, когда строят хоромы, думают о будущем, о себе, о старости, о детях. Но не всегда думают о том, что не все дети хотят жить с родителями и наоборот, да и семьи порой распадаются.

Дети вырастают, улетают, а родители остаются в трехэтажных дворцах. И мучаются, чтобы продать их, ведь вкусы у покупателей разные, мода на интерьеры проходит, материалы устаревают. И хорошо, если ты сразу понимаешь, что тебе действительно нужно от жизни, включая количество уголков и комнат. Он — понял, определил приоритеты  и расставил новые акценты.

– Вы только подумайте, сколько сил тратится сначала на сотворение дома, потом на его обеспечение! Меня беспокоит, что люди не чувствуют: сегодня, в эру потребления, нас заставляют покупать то, без чего мы можем обойтись. Но они думают, раз сегодня заработали миллион, завтра тоже его заработают. И приходится зарабатывать. И они не понимают, что тратят здоровье и жизнь на то, чтобы зарабатывать, а потом тратить эти деньги на то, чтобы восстановить здоровье, которое уже не восстановишь. Восточная мудрость гласит: «Богат не тот, у кого больше, а тот, кто нуждается в меньшем».

Вот поэтому свой новый дом Владимир собирается сделать компактным. Из какого материала, еще не решил, это будет зависеть в первую очередь от возможных источников света и тепла, а также от условия покупки материалов.

– Да, сейчас продают красивый лес. Но я не видел современного идеального дома — тут изогнулось, там повело. Вот почему от круглого леса отказываются и делают клееный брус? Чтобы его не поворачивало, ведь из-за этого все проблемы с окнами, полами, дверями. А как строили наши предки? Когда в семье рождался сын, отец заготавливал лес для дома, в который сын приведет молодую жену. Каждый год лес перекладывали, бревна осматривали: как их ведет, как образуются трещины. И к свадьбе сына закладывали дом для следующего поколения из хорошего, выдержанного бревна.

С точки зрения строительства он считает оптимальными для себя параметры 3х6 или 4х6 метров. Рассматривает вариант каркасного дома. Сейчас выбирает место.

– Скалы, камни, входящие в воду, выборгские пейзажи, карельские, ладожские — вот мой регион. Да, это здорово — ездить по заграницам, загорать на море, смотреть архитектуру, но я люблю прохладные места. Меня впечатлили Дания со Швецией и Финляндией, хочу в Норвегию. Я знаю, что люблю: камни, мхи, сосны, глухой участок леса. Недавно мой заказчик в Финляндии купил дом, я помогал инвентаризировать, проектировать, перестраивать. И задумался, а не купить ли в Суоми готовый. Я знаю, что увижу «свой» дом.

если понравилась статья - поделитесь:

июнь 2011

Спорт: адреналин