Про «мобилизацию души»

Знакомый архитектор рассказал, как на самом деле возникли все наши садоводства вокруг Питера. Я, честно говоря, думал, что это для прокорма гражданам раздали по шесть соток. Оказывается — нет! Оказывается, когда после войны замаячила ядерная угроза, понадобились эвакуационные мощности. А куда быстро денешь миллионы горожан, если что? И вот мудрый генерал взял циркуль, воткнул в центр и провел радиус. И через несколько лет: если что — есть куда. И без особых затрат. Может, байка, конечно. Но на наше государство похоже.

Если ехать из Питера в Колокольцево по Приозерской трассе, то после 30-го километра слева возникнет монументальное сооружение — двухэтажный дот с надписью «Лемболовская твердыня». А если схитрить и рвануть по Приморскому шоссе и трассе «Скандинавия», чтобы потом подняться по перемычке, то военный мемориал будет наплывать справа.

Через неравные отрезки дороги то с одной, то с другой стороны вздымаются мачты военной релейной связи. По обочинам мелькают веночки — напоминание о том, что очередной водитель был неаккуратен. Мой коллега Дмитрий Губин целую статью в «Огоньке» об этом написал. Сильно его раздражают такие псевдомогилки: мешают кататься на роликах, сбивают с развлекательного настроения и вообще. Меня-то не раздражают, наоборот — штрих, гармонически дополняющий целое. Твердыня — релейка — веночек. Если свернуть к Кирилловскому — упрешься в танковый полигон, если
к Васкелово — в часть ПВО или стрельбище внутренних войск.

Моя цель — добраться к Вуоксе, плюхнуться в лодку и слиться с природой. Аккурат где-то здесь проходила знаменитая «линия Маннергейма»… На самом деле это никакая не линия, а несколько укрепрайонов, разбросанных вдоль финской границы. Бывшей, конечно.

А если по Вуоксе через озерки и протоки, через Барышево и Мельниково пробиваться к Приозерску, то в районе Яркого торчащие из воды булыжники исписаны по-фински. Причем краска свежая.
А над головой перехватчики чертят «квадрат» с таким грохотом, что щука в ужасе забивается
в камыш, и фигушки ее оттуда достанешь…

Я хочу в демилитаризованную зону! Но военное прошлое перетекает в настоящее незаметно
и органично. Для гаишника на трассе я — законная добыча; егерь рассматривает меня как потенциального противника, чуть не через оптику прицела; рыбнадзор выезжает «на места» исключительно в комплекте с ОМОНом… А инспекция по маломерному флоту бдительна, как коллективный Мюллер, и я уже привычно тянусь за упакованной в пластик ксерокопией доверенности на полуживое плавсредство системы «Пелла».

Мы не воюем с природой, потому что давно ее победили. По крайне мере, мы так считаем. Она иногда — то несусветной жарой, то наводнением — лениво напоминает, кто в доме хозяин. Стиснутые в своих швейцариях европейцы это уже прочувствовали, стали усиленно бороться с выбросами. А еще в моде экологически чистые продукты. Только они дорогие, и чтобы их купить, надо сначала произвести и кому-нибудь продать кучу неимоверной гадости.

Как в рекламе — лекарство чудно устраняет симптомы! Не саму болезнь, конечно. Не привычку
к войне всех против всех.

Только между водой и небом об этом ненадолго забываешь.

Удачи вам!

Архив номеров
Главный редактор
Дмитрий Синочкин