178
0
Елисеев Никита

Грибы и цветы

«Тяжелые, как грибы, цветы. Прекрасные, как цветы, грибы». Это поздним летом и ранней осенью. Весной грибы, как и цветы, легки и хрупки. Прекрасны, но не так, как цветы. Скромное великолепие подснежников и примул совсем иное, чем сюрреалистическая, фантастическая красота похожих на грецкие орехи сморчков и похожих на узорные минареты, стройных строчков. Не поверите: вчера в лесу на сугреве, на полянке набрал сморчков и строчков. Жена выбросила. Поганки, говорит. Однако выползают. Лето идет. Все-таки идет.

 

Кассандра

 

Издательство Ивана Лимбаха держит марку. Выпустило (посмертно) огромный сборник интервью Бориса Дубина с середины 90-х по наше время. Переводчик (приведший в русскую культуру Борхеса), социолог (ученик Бориса Грушина, который пытался в условиях позднего СССР создать фундированную, научную социологию) отвечает на вопросы журналистов. Детство на окраинах Москвы, институт, дружба с андерграундными поэтами (СМОГ, самое молодое общество гениев), покровительство Бориса Слуцкого, собственно, и подтолкнувшего его к переводам («раз ваше не печатают, переводите — сможете»), переводы, занятие социологией. Анализирует состояние общества, прогнозирует. В основном печалится. Как ни странно, о детстве, отрочестве, юности говорит с нежной ностальгией, а вот о современном ему состоянии социума (на глазах лишающего себя ума… и сердца), о перспективах такого социума (без сердца и ума) говорит если не с ужасом (ужас ученому не по чину), то с печалью. Кассандра, что тут скажешь. Хорошее чтение. Дает пищу уму.

 

Дубин Борис. Смысловая вертикаль жизни: книга интервью о российской политике и культуре 1990–2000-х. Сост. Татьяна Вайзер. — СПб., Издательство Ивана Лимбаха, 2021. — 688 с.

 

Разговоры в царстве мертвых

 

Был такой публицистический жанр в раннее Новое время. С XVI по начало XVIII века. На том свете встречаются, допустим, Юлий Цезарь и Иван Грозный и беседуют. Да, да, есть такая немецкая книжка: «Разговор в царстве мертвых Юлия Цезаря и Ивана Грозного (по-немецки Schreckliche — Ужасного)». Любопытно, что этот давно умерший жанр… возрождается. Время, видимо, такое, сходное с началом Нового. Кто-то скажет: «и в конце пребывает начало»; скрепя сердце, соглашусь. Не менее любопытно, что в числе возродителей этого жанра — замечательная русская поэтесса, исследовательница блокады Полина Барскова. Ее последняя прозаическая книга «Отделение связи» — самые настоящие «разговоры в царстве мертвых». Только не наивно-публицистические, как в начале Нового времени, а психологически-изощренные, исторически-точные, эстетически-выверенные. Дальше — затор. Один из приемов умелого, захватывающего повествования Полины Барсковой: читатель должен сам догадаться, кто такие разговаривающие в «отделении связи» царства мертвых — Переписчик и Пейзажистка. Кем они были в прежней живой жизни? Поэтому, если вы будете читать «Отделение связи», пожалуйста, не читайте первую страницу, где аннотация Марка Липовецкого. Спойлер. Перебьет один читательский интерес. Впрочем, иные интересы останутся. Читательские. Даже узнав, кто есть кто, я читал с неослабным интересом. Странное, право же, чтение очень грустной и очень мудрой книги. О жизни и смерти вообще и о той мучительной, мученической жизни, которая выпала Переписчику и Пейзажистке, в частности. В особенности.

 

Полина Барскова. Отделение связи: фантастическая биография. — СПб., Jaromir Hladik press, 2021. — 88 c.

 

Позднесоветское

 

Очень жаль, что книжка Андрея Масевича «Лев Щеглов. In Memoriam» вышла таким мизерным тиражом. Очень жаль, что после смерти основателя российской сексологии про него вышла только эта книжка. Очень хорошо, что я ее прочел. Ее автор — создатель раздела в тогда еще советской Библиотечно-библиографической классификации: сексология. Близкий друг и соученик Льва Щеглова. Книга его не только и не столько про Льва Щеглова, сколько про… позднее советское. Кого только в ней нет: и поэт Генделев, и критик Виктор Топоров, и лингвистка Черниговская, и безвестные (к сожалению) другие яркие, талантливые, своеобычные люди, старавшиеся быть свободными в несвободном обществе. Это, пожалуй, самое главное, самое интересное в этой книге. Странное такое доказательство: жить в обществе и быть свободным от него — возможно. Трудно, но можно; связано с многочисленными проторями и потерями, но… можно. Книжка — смешная. Тень Довлатова витает над ней. Книжка — печальная. Тень ленинградской прозы (печальной и сентиментальной) тоже, знаете ли, витает. Хорошая, словом, книжка.

 

Масевич А. Ц. Лев Щеглов. In Memoriam. — СПб., Издательство Скифия-Принт, 2022. — 161 с. 

 

               

 

 

 

 

 

если понравилась статья - поделитесь: