97
0
беседовал Синочкин Дмитрий Юрьевич

Александр Романенко: «Заменить риэлтора не получилось!»

За четверть века нашего знакомства я уже как-то привык, что у президента корпорации «Адвекс» Александра Романенко — целая коллекция титулов (см. справку). На днях в Сочи на Жилищном конгрессе профессионалы, приехавшие из всех регионов, признали его «Человеком года». В сфере недвижимости, разумеется. Чтобы было понятнее: Романенко в недвижимости — это примерно как Владимир Путин в политике, по версии журнала Time. Чем не повод для встречи?

– Коллеги и конкуренты признали тебя «Человеком года». За «личный вклад» в развитие рынка. Это на самом деле что-нибудь значит?
– В какой-то мере это подведение итогов общественной работы за много лет. По совокупности содеянного, так сказать. Я действительно прилагаю много усилий, чтобы риэлторская деятельность в нашей стране была легализована, чтобы был принят закон о ней. Несмотря на все сложности.
Я убежден в том, что это необходимо.

– За «личный вклад»… То есть за то, что рынок такой, как он есть, мы благодарны в том числе и тебе?
– Региональные рынки сильно отличаются друг от друга. А общероссийских правил нет. Если говорить о Петербурге — наверное, да. Главные решения были приняты (в том числе) и при моем участии.

– Что получилось и что не получилось за 20 лет?
– На первом этапе в становлении рынка недвижимости большую роль сыграл первый президент Ассоциации риэлторов и домостроителей Александр Макаров. Хотя он в основном девелопер, риэлторским бизнесом не очень занимался.
Так что мне повезло. Я участвовал в составлении первых профессиональных стандартов, написании кодекса этики, в создании экскроу-компаний, которые играли роль нейтрального звена между продавцом и покупателем. Тогда еще никто не знал слова «эскроу». Все улыбались и спрашивали, что это за зверь такой.
Была разработана первая программа страхования права собственности. Она хорошо развивалась, пока государство не стало вмешиваться в эту сферу. Как обычно, были приняты такие критерии и требования, что все средние страховые компании умерли в один день. Остались только ипотечные отделы в крупнейших банках.
Тем не менее важно, что такая услуга в свое время была предложена клиентам. Специалисты научились понимать и учитывать риски.
Кроме того (это не моя личная заслуга, но тем не менее), с моей подачи была создана мультилистинговая система, ЕМЛС. Она много лет работала для всего риэлторского рынка Петербурга, потом ее купил ЦИАН.

– Если упростить: чем отличается цивилизованный рынок от нецивилизованного?
– В первую очередь — защитой прав потребителя. И продавца, и покупателя. В профессии должна быть ответственность, а все операции должны быть прозрачными. У нас сделка проходит, и никто не знает, что за агент ее проводил. Нигде это не фиксируется. Во всем мире это не так! В документах присутствует агент, и всегда понятно, с кого спросить, если что. И не так важно, есть страхование права собственности, как в Америке или Канаде, или его нет, как в Голландии или Франции.
А страхование профессиональной ответственности сегодня носит чисто формальный характер.
К сожалению.

– По всему миру половина работы риэлторов ушла в Интернет. И там она не регулируется никакими стандартами.
– Не совсем так. Существенная часть рынка действительно ушла в Интернет. Но 90 % сделок все равно происходит с участием профессионалов. Работа риэлтора изменилась, но суть сохраняется, и он все равно отвечает за окончательный результат.

– В Европе или Канаде. А у нас — нет.
– У нас — пока нет. Но мы бьемся за то, чтобы участие риэлтора и его ответственность стали обязательными элементами рынка. Вот только сейчас стало появляться понимание того, что все-таки этот рынок, на котором крутятся миллиарды, надо как-то регулировать.
Руководитель Сбербанка Герман Греф во время встречи с президентом сказал ему: а вот мы сейчас легко заменим риэлторов услугой за 10 000 рублей.
На самом деле мы признательны ему за эту фразу. Потому что заменить риэлтора не получилось, а внимание к проблеме привлечено. Мы проанализировали и поняли: не сможет Сбербанк заменить риэлтора. Он может риэлторов забрать себе, включить в свою структуру, — но зачем?

– На днях Росреестр заявил о создании рыночной платформы, на которой ведомство будет сводить продавца и покупателя…
– Это не станет работать. Точнее, будет — но в очень небольшой доле очень простых сделок. И при таком подходе уже клиент должен быть профессионалом, чтобы решить, что ему покупать. Такой универсальный компьютерный подход неизбежно перекладывает часть риэлторских функций на клиента. Вместе с рисками, кстати.

– Саша, а зачем тебе вообще это понадобилось: вместо того, чтобы сосредоточиться на бизнесе и зарабатывать деньги, заниматься законодательством, стандартами, международной практикой…
– Нормальному бизнесмену это и не нужно. Но я — не нормальный. Ты прав: я уйму времени потратил на такую вот общественную работу. Но это позволило мне расширить кругозор, пересмотреть некоторые вещи. Узнать, как устроен рынок, в какую сторону и как он может развиваться.
Важно понимать, что право собственности — это основа демократии. Если его нет — демократическое общество построить невозможно. И это не лозунг: серьезные ученые пришли к таким выводам в ходе исследований, занимавших десятилетия. И мне в целом понятно, что и как в нашем государстве надо делать. К сожалению, у людей, принимающих решения на высшем уровне, другие предпочтения. Это печально и обидно.
Но я все-таки верю, что что-то изменится. В 1985 году никто не верил, что не будет Коммунистической партии. Никто! Но это произошло.

– О каких нереализованных затеях ты жалеешь?
– Считаю, что нужно было активнее продвигать закон о риэлторской деятельности. Правда, на тот момент большинство лидеров рынка не были в нем заинтересованы. Говорили: нам не нужен закон, нам и так хорошо работать! Вот будет закон — нам будет сложнее, а тем, кто вне рамок, всяким маклерам, — им будет проще.
И я дал слабину. Действительно, подумал, и так все неплохо. Сейчас я вижу: это была ошибка. Нам нужны эти жесткие рамки! Да, будет сложнее сегодня — но станет легче работать завтра.

– «Риэлтор» так ведь и не признан профессией?
– Такой профессии в официальных перечнях нет. Мы надеемся, что в этом году Министерство труда утвердит профессиональные стандарты. Когда их примут, это будет единственное подтверждение того, что такая профессия существует.Обязательности требований это не даст. Нормы будут рекомендательными. Но это хотя бы первый шаг.
В последние годы профессиональное сообщество начало признавать, что нужен закон о риэлторской деятельности. В 2016-м на съезде Российской гильдии риэлторов были приняты основные положения…
В свое время я был жестким сторонником лицензирования. Это был самый простой и быстрый путь к цивилизованному рынку.
Проработав над этой темой год, я понял, что лицензирования у нас не будет. Полгода назад честно сказал: мы пойдем по пути создания СРО. К сожалению, сейчас административных и финансовых ресурсов РГР недостаточно, чтобы это провести. Значит, процесс затянется.

– У тебя не иссяк интерес ко всему этому делу? К общественной работе?
– Естественно, я буду помогать консультациями, продвигать закон. Но я совершенно не собираюсь снова становиться президентом какой-нибудь ассоциации, петербургской или российской.

– Как выглядит идеальная риэлторская компания — в наших условиях?
– Очень серьезные изменения происходят в технологиях. Приходят фирмы, которые строят бизнес совсем по-другому. Я приверженец классической модели. Есть высокопрофессиональный агент, который все умеет и непосредственно работает с клиентом. А компания должна предоставлять сервисные услуги. Чтобы ему было удобно. У него может быть высокий процент… Дело не в этом: агент необходим клиенту, а компания нужна агенту.
Для наших людей все равно важен бренд. Это знак устойчивости, надежности и так далее. Второй момент: наши люди все-таки выросли в атмосфере коллективизма. Им важно сообщество, вплоть до совместных путешествий. В «Адвексе» низкая текучесть кадров.
В профессиональном плане я боюсь только одного: чтобы не был принят какой-то волюнтаристский закон, написанный Сбербанком и под Сбербанк.

– Саша, ты высококлассный профессиональный риэлтор. Хотя бы собственные жилищные проблемы удалось решить?
– Хочешь посмеяться? С 1990 года, за 29 лет, я переезжал раз 15.

– Каждый раз к лучшему?
– Ну, не каждый. Надо все-таки учитывать два развода. Но в целом — да, это было движение к лучшему. Сейчас, правда, надо мной коллеги посмеиваются. Потому что «риэлтор номер один» купил квартиру в «Леонтьевском мысе». Дом хороший, но сроки завалены. Я потерял шесть лет! Недооценил риски. Считаю, что девелоперу просто не хватило опыта. Сам-то проект просто отличный.

– У тебя еще есть домик в Вартемягах…
– Там все замечательно. Это такая отдушина. Я прирезал еще участок, теперь 30 соток.

– Большой поселок?
– Он сильно разросся. Мы начинали с 50 домовладений, были небольшие дома, без заборов… Сейчас уже около 150 — и этим очень трудно управлять. Последние участки нарезали по 50 соток, дома по 600–1000 кв.м, ну и заборы строят кто во что горазд. Общие проблемы решаются на понятийном уровне. Есть компания, которая охраняет, есть — которая убирает, но нет юридического лица. Прямые договоры у каждого домовладельца. В свое время застройщик не объединил эту территорию. А потом это стало юридически невозможно. Так что поселок стал частью деревни Вартемяги. А муниципалитет увидел какие-то свободные куски и просто начал продавать на торгах.

– Как делится время между городской квартирой и домом?
– Мы пробовали жить в Вартемягах постоянно. Новая дорога до «Меги» еще только строилась, и мы замучались вечерами возвращаться домой по неосвещенной трассе. Сейчас уже нормально, если правильно спланировать график. Мне намного больше нравится жить за городом. Я не могу переключиться в городской квартире — это все равно продолжение работы. А вот приехал за город, вышел на природу — я другой человек. Стараемся хотя бы выходные проводить там.

– У тебя остались нереализованные цели? Где искать мотивацию?
– С этим непросто… Но вот, например, со 2 по 17 мая идем паломническим путем, вдоль моря, из Порту в Сантьяго-де-Компостела, с рюкзаками, пешком. Этому маршруту две тысячи лет. 30–35 километров в день. Думаю, это поможет прочистить голову…
 

К сведению

Александр Романенко родился в 1956 году в Ленин­граде. Окончил Институт физической культуры им. П. Ф. Лесгафта, Институт менеджмента Калифорнийского университета.
Основатель и президент корпорации «Адвекс. Недвижимость». Избирался президентом Ассоциации риэлторов Санкт-Петербурга, президентом Российской гильдии риэлторов, президентом CEREAN (Объединение ассоциаций риэлторов Центральной и Восточной Европы) и FIABCI (Всемирная федерация профессионалов рынка недвижимости).
Увлечения: живопись, триатлон.

comments powered by HyperComments