253
0
беседовал Синочкин Дмитрий Юрьевич

Алексей Потапов: «Самостоятельное строительство дороже»

Проект коттеджного поселка «Ламбери» был запущен пять лет назад. И на его завершение понадобится, наверное, еще столько же. В этом уголке петербургского пригорода живут по Гринвичу. Спешить не принято. Равно как и сетовать на проблемы и объективные трудности.  
О том, как развивается поселок, что уже сделано и что предстоит, мы беседуем с руководителем проекта «Ламбери» Алексеем Потаповым.

– Ваш проект с самого старта был сделан в английском стиле. Начиная с названия…
– Название как раз финно-угорское, но звучит по-английски, вызывает определенные ассоциации.
 
– И названия проектов в составе поселка…
– Ascot, Cornwall, Chester, Surrey и так далее. По названиям английских городов и графств.
 
– А у нас как раз не лучший период в отношениях с Англией… Вы не ощущаете какой-то предубежденности, негатива из-за вашего подчеркнутого «англичанства»?
– Мы все живем в потоке фейковых новостей… Но покупка недвижимости — слишком серьезное дело, чтобы при принятии решения ориентироваться на фейковый информационный фон.
 
– То есть вы не будете переделывать проект в псевдорусском стиле, с луковками и башенками?
– Нет, конечно. Эта волна взаимной неприязни создана искусственно и, как все искусственное, не приживется. Уверен, что до сжигания книжек Конан Дойля и Агаты Кристи дело не дойдет. Люди, которые планируют приобретать дома в поселке «Ламбери», скорее склонны принимать взвешенные решения.
 
– А те, кому по разным причинам сейчас приходится из Англии уезжать, могут пополнить число ваших клиентов?

– Мы этого не исключаем. Иногда так происходит. Но мы специально не отслеживаем, конечно. У нас нет рекламы, ориентированной на экс-дипломатов. Мы стараемся не нарушать приватности наших клиентов.
 
– Вернемся к старту. Почему еще на стадии подготовки проекта вы выбрали именно английский стиль?
– Нам показалось, что дома в викторианском стиле удачно вписываются в ткань пригорода, создают удобный и цельный квартал. Это не дача, но и не городское жилье. Это собственный дом в пригороде. В этом и была цель — построить не отдельно стоящие дома, а поселок в едином архитектурном стиле.
 
– Но у вас помимо приметного стиля есть еще одна важная особенность: рядом с поселком на отдельном участке построена школа. И уже в сентябре в нее пойдут ученики. Зачем вам понадобились эти сумасшедшие затраты — около миллиарда, не меньше?
– Когда вы говорите про миллиард, то имеете в виду организацию школы «под ключ». Мы же только строим здание, предназначенное для общеобразовательного учреждения, это обходится значительно дешевле. Наполнением школы занимается ЧОУ «Деловая волна», и сейчас им действительно нелегко: приходится изыскивать средства на закупку мебели и учебных пособий. Мы как частные лица в этом активно участвуем: обеспечиваем классы естественных наук современным оборудованием, строим спортивную площадку. Первого сентября школа откроется.
 
– С бассейном?
– В школе его нет, но рядом будет спортивный центр с бассейном. Хочу подчеркнуть: затраты на школу не входят в стоимость квадратного метра домо-владений в «Ламбери», это наша «фишка».
 
– А зачем тогда? Вы надеетесь, что этот проект окупится?
– В «золотом треугольнике» (Токсово — Энколово — Порошкино) в ближайшие годы будут построены около 5000 домовладений. Это и отдельные коттеджи, и квартиры в комфортной малоэтажке. Mistola Life Hills , комплекс таунхаусов «Небо», коттеджи в «Охта-парке», ЖК «Горки Парк». Это все подтягивает спрос на инфраструктуру, в том числе — на высококачественные услуги в образовательной сфере. Да, мы полагаем, что за 12–15 лет наши затраты на школу окупятся.

– В Петербурге в частных школах учатся 5400 детей. Это не много. В области — и того меньше: одна школа в Гатчине, еще одна — в Сосновом Бору…
– «Школа в Ламбери» рассчитана всего на 180 учеников. Это не сделает погоды, но обозначит новый уровень жизни, возможный для ближнего пригорода.
 
– Дорого ли родителям обойдется обучение?
– Об этом лучше говорить с директором школы, примерная цифра — 30 000–40 000 рублей в месяц. Это немало, но проблема в том, что современное «бесплатное» российское образование находится на очень низком уровне. А если подсчитать затраты на репетиторов, секции, кружки и логистику, то примерно столько и получится.

– На загородном рынке спад, в том числе и в элитном сегменте. У вас ведь элита?
– От 30 млн за домовладение. В дорогом сегменте одна-две сделки в квартал — это уже неплохой результат. Хотя много зависит не только от конъюнктуры или внешнеполитических обстоятельств, но и от стадии готовности проекта. Чем она выше, тем выше спрос. Мы планируем завершать «Ламбери» через два года. На сегодня из 50 домов построено 25, еще семь — на стадии фундамента. Сделаны дороги, вымощены тротуары, коммуникации заведены в дома, в парке высажены взрослые деревья, обустроен пруд. На других условиях «элитка» просто не продается.
 
– Будете строить готовые дома на продажу? Это ведь тоже риск — не попасть в предпочтения клиента…
– Да, это риск. Угодить российским покупателям непросто, поэтому несколько участков оставим под индивидуальную застройку, с участием наших архитекторов и под нашим надзором.
 
– Какие изменения вносят клиенты в ваши проекты?
– Казалось бы, все продумано, но люди все равно находят свое прочтение дома.
В одном коттедже попросили спланировать большую постирочную. В другом мы делали дамский будуар с элементами швейной мастерской. В третьем расширили гостевой туалет на первом этаже, чтобы собаку после прогулки можно было помыть.
 
– Собаку Баскервилей от фосфора отмывать?

– Не обязательно. Если у вас спаниель или русский терьер — это тоже актуально.
Индивидуальный дом — тонкая настройка некоего базового проекта под конкретные потребности семьи, ее вкусы, предпочтения. Мы в базовом проекте перегородки даже не строим — их все равно, скорее всего, будут двигать. Базовые планировки предлагают для того, чтобы человек мог представить распределение пространства.
 
– Но у вас ведь уже есть постоянное население поселка, люди участвуют в управлении… Что за народ?
– Пятнадцать домовладений проданы, владельцы занимаются ремонтом, ландшафтным дизайном, регулярно приезжают, следят за ходом работ. Разные люди. Есть и предприниматели, и чиновники,
и служащие из сферы образования.
 
– Как решаются общие вопросы — где проложить дорожки, какие деревья посадить?
– Есть общий план поселка, мы работаем над его воплощением. У жителей возникают вопросы по развитию участков: строительство гаражей, банных комплексов, хозяйственных пристроек. Это требует согласования с архитектором. Основная задача — найти верное архитектурное решение, чтобы поднять ценность каждого участка, это выгодно всем.
 
– А кому принадлежат общие территории, дороги, проезды? Кто устанавливает тарифы на обслуживание?

– Это все входит в состав общего имущества ДНП. Тарифы устанавливает управляющая компания, смету утверждает правление ДНП. Здесь все прозрачно.
 
– Не сталкивались с желанием кого-либо из домовладельцев жить в составе ДНП, но отдельным хозяйством? Новое законодательство это допускает…

– Да, я читал у вас в журнале о такой возможности. Но пока у нас даже разговоров на эту тему не слышал. Наоборот, много энтузиазма вокруг общих праздников, много желания общаться, живого интереса к соседям. Комфортность жизни в таком поселке очень зависит от отношений с соседями.
 
– А как же заборы? «Чем выше забор — тем лучше сосед».
– Это немецкая поговорка. А у нас заборы в английском стиле — зеленая изгородь. При этом, конечно, есть задний двор и зона приватности. Я заметил: в многоэтажках люди замыкаются в своих квартирах,
а в частных домах все происходит в точности наоборот.
 
– Еще несколько лет в поселке будет продолжаться строительство, это ведь неудобно — жить на стройке. Как решается эта проблема?
– «Ламбери» строится и сдается очередями. Это позволяет обеспечить законченный вид сдаваемых домов и территорий, а также спланировать строительство и логистику следующих очередей, чтобы строительная техника не мешала жителям.
 
– А участки под свободную застройку продаете? Сейчас такой подход даже
в дорогих проектах популярен. Как антикризисная мера.

 — Один такой случай у нас был. Появился дом, который, скажем так, не совсем вписывался в общую концепцию поселка. Но мы этот опыт учли, доработали договорные документы. Чаще случается другое. Приходят люди, говорят: «Мы купим у вас участок, но построим сами». В основном это происходит из желания сэкономить. Начинаем считать. Оказывается, что самостоятельное строительство обойдется дороже. У нас есть возможность оптовых закупок, есть обустроенный городок для строительной бригады, есть сертифицированный специалист по строительному надзору. Кроме того, при строительстве частного дома главные затраты — не стены, кровля или окна, а инфраструктура и инженерные сети. И конечно, надо учитывать время, которое будущий домовладелец потратит на контроль за работой. В общем, скорее всего, сэкономить не получится. А люди с высоким достатком считать умеют. Но мы всегда готовы обсуждать любые варианты.
 
– В какие суммы обходится ежемесячное содержание такого дома?
– Если брать средний дом, допустим, 250  кв.м, сейчас это 11 000–12 000 рублей.
 
– Вам лично какой из проектов, предлагаемых в «Ламбери», нравится больше других, и почему?
– Мне нравится проект Chester — это 580 кв.м, сюда входят гараж, зимний сад, зона активного отдыха, здесь все предусмотрено и вписано в единое решение. Это большой дом для большой семьи. Когда в семье четверо детей, в стандартную квартиру никак не влезешь. А в наших поселках, как правило, живут семьи с двумя — четырьмя детьми, а то и более.
 
– Новый закон о садоводах, который вступает в силу с 2019 года, что-то изменит в схеме управления поселком, в правах собственников, полномочиях правления?
– Я пока бегло посмотрел текст закона, никаких радикальных новшеств не увидел. Если все станет выполняться, как написано, пожалуй, порядка будет немного больше. Я за то, чтобы права
и обязанности людей, живущих рядом, были максимально формализованы. Это помогает избежать конфликтов.
 
– Для ваших клиентов важно, какой статус имеет поселок и дом: СНТ, ДНП, дача это или садоводство?
– Я один из первых аборигенов «Ламбери» и могу по себе судить. Для меня это не важно. Важно, что есть управляющая компания, что договор выполняется: мусор вывозят, снег чистят, траву стригут, дорожки подсвечены, рыбы в пруду плавают. А как все это называется — даже не второй вопрос. Насколько мне известно, большинство наших думают так же. Возможно, это будет актуально с точки зрения налогов. Но пока трудно судить.
 
– Как станет развиваться рынок дорогого жилья в ближайшие год-два?
– Неблагодарное дело — прогнозы. Развитие рынка элитного загородного жилья — это даже не совсем экономический аспект. Видите ли, есть существенное различие в менталитете российского человека и европейца. Наши люди не привыкли жить долгосрочной перспективой, строить планы на много лет вперед. Как я буду жить через несколько лет, где станут учиться мои дети, что начнет строиться вокруг…Как говорил один из героев Михаила Задорнова, «где я, а где завтра». Для формирования устойчивого спроса на хорошие дома должно что-то поменяться в сознании людей. А это, к сожалению, не просто и не быстро...

comments powered by HyperComments