313
0
Елисеев Никита

Запоздавшая весна

Конец апреля, а снег, гололед, по левым сторонам улиц не пройти. Странная особенность cовременного Питера: правые стороны улиц чистят, а левые — нет. Все равно как у рек: правый         берег — крутой, левый — пологий. Скользишь, мерзнешь. Утешаешься бодрыми (но какими-то фальшивыми) строчками гениального поэта и бездарного дипломата: «Весне и горя мало! Умылася в снегу и лишь румяней стала наперекор врагу!» Дома — тепло, дома почитать можно.

Любовь и история

Этот сборник мистических новелл профессора кафедры ивритской литературы Хайфского университета Дениса Соболева «Легенды горы Кармель. 14 историй о любви и времени» — печальный, если не мрачный. Кармель — гора над израильским городом Хайфой. Кстати, католический монашеский   орден — кармелиты — назван по имени этой горы, в пещерах которой жил пророк Илья. У подножия был основан первый монастырь ордена. Обо всем этом можно прочесть в книге Дениса Соболева, влюбленного в город, который стал ему родным. Это неверно говорят, что любовь слепа. Любовь прозорлива. Другое дело, что любящий все равно любит, хотя и видит все недостатки любимого или любимой. «Люблю тебя, значит, хочу, чтобы ты был таким, как есть», — формула первого европейского психолога Блаженного Августина безукоризненна. Вот и Денис Соболев видит всю трагическую историю города у горы Кармель и описывает ее от и до. От времен крестоносцев до времен недавней Второй ливанской войны, когда на Хайфу сыпались ракеты российского производства с территории южного Ливана, занятой «Хезболлой»; от времен Первой мировой до восстания марокканских евреев
в квартале Хайфы Вад Салиб 1959 года.
В историю, кровавую, трагичную, противоречивую, вписаны, встроены любовные истории, тоже трагические, без хеппи-эндов, потому что история огромна, а человек — мал, но… И это важное «но» — как посмотреть, может, все наоборот? Может, история тупа, жестока и слаба, а любовь мудра и сильнее истории, даже если завершается гибелью влюбленных? Может, куда важнее хода истории — история любви?

Легенды горы Кармель.  
Соболев Д. —
СПб.: Геликон Плюс, 2016.

 

Курьезы

Замечательно перевели название книги аргентинского библиотекаря, молодого друга Борхеса, Альберто Мангеля. Когда Борхес ослеп, Мангель читал ему вслух его любимые книги. Между прочим, тем же занимался литсекретарь Веры Пановой Сергей Довлатов. Панова плохо видела, и Довлатов ей читал вслух. Да. Так вот название. Его, собственно, и не перевели, а так и оставили на испанском — Curiositas, что означает «любопытства» — во множественном числе. Во-первых, по-русски множественное число этого слова звучит коряво, а во-вторых, этим названием (непереведенным) переводчица Анастасия Захаревич сходу обозначила две особенности этой книги. Она курьезна, эксцентрична, странна, едва ли не нелепа.
Она — собрание удивительных фактов, хоть в кунсткамеру передавай. Строго говоря, перед читателем — комментарий к самой любимой книге Альберто Мангеля, «Божественной комедии». Но это своеобразный комментарий. К каждой главке небольшое лирическое автобиографическое вступление. Допустим, вот я в Буэнос-Айресе заблудился по дороге домой, и так мне стало интересно. Или вот так я в 12 лет в Тель-Авиве учил немецкий язык. Или вот так я читал в Париже великого русского поэта Иосифа Бродского. Здесь-то, по крайней мере, есть хоть какая-то связь с Данте, цитата из Бродского: «Можно повторить обстоятельства: тюрьма, преследование, изгнание. Но результат — в смысле искусства — неповторим. Не один Данте ведь был изгнан из Флоренции. А написал “Божественную комедию” он один». И сами комментарии так же своеобразны. Допустим, приводятся строчки из поэмы Данте про то, как души Рая приветствуют его, сплетаясь в огненные буквы, и тут же Мангель рассказывает читателю про поэму перса Аттара «Логика птиц», про узелковое письмо империи инков, про сына испанского губернатора покоренных инков и племянницы предпоследнего царя инков Инки Гарсиласа де ла Веги. Все очень интересно, но, позвольте, Данте-то тут причем? Сначала иронически хмыкаешь, а потом понимаешь: так ведь это и есть культура, совершенно бесполезная вещь. Ты что-то читаешь, что-то узнаешь, это узнанное, прочитанное чиркает по душе, и ты вспоминаешь еще что-то и еще… Вырастает сверкающая гора «куриозитас» — «курьезов» и «любопытств». Это очень здорово, хотя и… Бесполезно.

Curiositas.
Мангель А. —
СПб.: Изд-во
И. Лимбаха, 2017.

 

Просто любовь

К моему счастью, места для следующей реплики совсем немного. Не умею хвалить стихи. А стихи эротические, яростно эротические и вовсе не умею. Даже цитировать стесняюсь. А читать люблю. Поэтому просто скажу: врач по профессии и образованию, петербургская писательница, ныне живущая в Нидерландах, Марина Палей издала сборник стихов под — на грани фола —
названием «Контрольный поцелуй в голову». Стихи под стать названию — на грани фола, но грань эту не переходят. Сильные стихи про плотскую любовь.

 

Контрольный поцелуй
в голову.  
Палей М. —
Харьков:
Эксклюзив, 2017.

comments powered by HyperComments

май 2017

Спорт: адреналин