Страна невыученных уроков

Был такой советский мультик про двоечника Витю Перестукина. Можно, если угодно, усмотреть здесь затейливый парафраз: не выучишь уроки истории — не обессудь, будешь перестукиваться…
Крепость Корела в Приозерске, куда нас занесло вполне случайно, меньше всего похожа на крепость. Ну, пригорок, на нем — круглая башня. Приземистое здание арсенала из едва отесанных кусков гранита; невысокие стены бастионов. Правда, толщина стен убедительная — 4 метра. (От «Томагавков», что ли?)
О чем эти артефакты должны мне рассказывать? О доблести оружных людей посадника Якова? Об упорстве шведов, под командованием Делагарди год осаждавших Корелу?
У Валерия Брюсова есть замечательный сонет: «Я, вождь земных царей и царь, Ассаргадон…» Преисполненная гордости надпись на чудом сохранившемся глиняном черепке… А уж кто такой Ассаргадон и чем он славен — даже гимназисты едва ли помнят. Тем более нынешние. Да и зачем? О том же — у Вильяма нашего Шекспира: «Пред кем весь мир лежал в пыли, торчит затычкою в щели».
Но все же история бывает до отвращения материальна.
Художница Татьяна Козьмина (интервью с ней — в этом же номере) машет рукой в сторону огорода: «Видите небольшую такую выпуклость? Это остатки церкви. XII век». Ее же любимая поговорка: «Бог не в бревнах, а в ребрах…»
Известный публицист и циник Александр Невзоров и вовсе считает, что история — лженаука, и никаких фактов в ней вовсе нет и никогда не было, а есть лишь нескончаемая цепь интерпретаций, каждый раз приспосабливаемых под потребности очередной власти. Так вот нечаянно глянешь в новостях на штурм фанерного Рейхстага — и трудно не согласиться.
Любимое наше занятие (второе после упоенного обсуждения, как гадко все устроено у соседей) — сводить счеты с прошлым. Правда ли, что Ленина привезли в пломбированном вагоне на деньги германского генштаба? Удалось ли спастись княжне Анастасии? Правда ли, что сограждане написали 4 миллиона доносов? — и понеслось. Как будто апрель станет теплее.
Уровнем выше — пошла философия. Сильно уважаемый мною поэт Дмитрий Быков убежден, что российская история движется по кругу: революция, заморозки, оттепель, застой. Не менее уважаемый историк Александр Янов упорно ищет в этой круговерти разрыв, потерянное «европейское столетие» России.
Сотням тысяч несопоставимо разных людей, от хмыря с замасленной георгиевской ленточкой на антенне до академика, от какого-нибудь, прости господи, Хирурга — до поэта, всем-всем крайне важно найти в прошлом надежную точку опоры. Чтобы опереться и шагнуть.
Куда?
А вот этот вопрос лучше не задавать. Могут и побить.
Футуристические построения, так остро модные еще полсотни лет назад, вдруг потеряли актуальность. Как бы ни исхищрялись ученые и популяризаторы, человеческий ум каждый раз умудряется выдумать что-то неожиданное. А то и наоборот: сограждане вдруг проваливаются в такую дремучую архаику, которую в просвещенном XIX веке трудно было вообразить.
Наша погруженность в более-менее вымышленную условную историю — от крайнего недоверия к настоящему времени. (Отличный термин, дорогой читатель, не так ли?) Есть точка под названием «здесь и сейчас», мы именно в ней и находимся. Надо бы здесь и обживаться поуютнее. Не назад (в сомнительное прошлое), не вперед (в невнятное будущее), а вбок от мейнстрима. В отдельную частную жизнь. Или вверх, собственной башкой и талантом пробивая ноосферу, — что тоже совершенно не исключено.
Я даже допускаю, что это один и тот же вектор.

Удачи вам!
Дмитрий Синочкин

Архив номеров
Главный редактор
Дмитрий Синочкин

май 2017

Спорт: адреналин